ИНФОРМАЦИЯ

Статус проекта: камерный форум

Время в игре: сентябрь 2020

Рейтинг игры: NC-17

Режим игры Смешанный (локации+эпизоды)

НОВОСТИ

Для проекта разыскиваются: соадминистратор (техническое обслуживание форума, графика), модератор (пиарщик), модератор (квестоплетчик, текстовик). По всем вопросам - просьба обращаться в гостиную

АКТИВИСТЫ ФОРУМА


ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ
"Сыворотка правды с ???"


Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts: Foreign countries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Англия » Литтл-Хэнглтон


Литтл-Хэнглтон

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Литтл-Хэнглтон — деревушка, примостившаяся между двумя холмами, на одном из которых стоит «Дом Реддлов». Сами Реддлы там не живут уже очень давно. Летом 1943 года они все были найдены мёртвыми. Полиция так и не нашла убийцу, честно говоря, не нашли даже причину смерти: все трое, мистер и миссис Реддл и их сын Том, были на момент смерти абсолютно здоровы. Дом с тех пор поменял нескольких владельцев, но никто из них долго там не жил. Последний хозяин «Дома Реддлов» вообще там не появлялся.
На местном кладбище покоятся останки семьи Реддлов.
В Литтл-Хэнглтоне есть ещё одна достопримечательность, но мало кто из жителей о ней знает, а кто знает, не считает её достопримечательностью: она выглядит как старое полуразвалившееся жилище. Именно здесь жила семья Мраксов, последних прямых потомков основателя Хогвартса Салазара Слизерина. Судьба этих людей печальна. Меропа Мракс в 1926 году сбежала с сыном владельцев Реддлов Томом, который потом её бросил беременную. Родив ребёнка, она умерла в магловском приюте. Марволо Мракс пережил дочь всего на несколько лет, а Морфин Мракс закончил свои дни в Азкабане за убийство, которого не совершал.

0

2

На Магическую Британию опустилась ночь, обволокла все до единого графства страны седым туманом. Лишь одинокие фонари на улицах городов и небольших деревень продолжали освещать полуночным путникам дорогу. Но только не в Литтл-Хэнглтоне. Улицы этого селения были больше похожы на заросшие тропинки, так что об их освещении даже примитивными свечами не шло речи. Добротная фигура в темном плаще направлялась к одному из заброшеных зданий деревушки, периодически озираясь по сторонам. Да, вероятность того, что его появление в этих местах будет замечено ничтожна, но на уровне инстинкта предосторожность играла свою роль. Мужчина поправил капюшон, который уже было принялся спадать с его головы, еле подернутой проседью. Подойдя ближе к пункту назначения, он вынул волшебную палочку и еле слышно хрипловатым голосом произнес заклинание:
- Люмос Максима, - при взмахе палочки огонь, что загорелся на ее конце отправился вперед своего создателя, через дверной проем, освещая просторное помещение, сплошь и рядом окутанное паутиной. Твердой поступью волшебник проследовал внутрь и оценил представшее перед ним заброшенное пространство. Едва заметная улыбка тронула уголки его губ, а у темных сощуренных глаз проявились старческие морщины. В самом дальнем и мрачном углу комнаты стояло кресло с высокой спинкой, на удивление, еще не рассыпавшееся от времени. Итальянец направился в его сторону и аккуратно опустился в него. Вскоре должен был прийти еще один маг, которому Америго назначил встречу в этом темном и ужасающем месте. Сова с письмом была отправлена получателю пару дней назад с указанием места и времени аудиенции не кому-нибудь, а именно Реджинальду Саффолку. Но чтобы сохранить интригу, инициалы отправителя не были оставлены. Сальваторе посчитал это разумным, ибо оффициально считался погибшим, а совершать опрометчивые поступки сейчас он не имел права. Старик знал, что мистер Саффолк не сможет проигнорировать его приглашение, ибо для последнего была важна каждая деталь, что могла привести к единомышленникам. И вот она предоставляется Реджи, перевязанная лентой из красного бархата, как раз вовремя...
Оперевшись на оба подлокотника кресла и сложив руки в замок, волшебник на минуту задумался, о чем ему предстоит разговаривать со своим оппонентом, как ему доходчиво объяснить произошедшее и не остаться не понятым, что было крайне вероятно. Он был наслышан о том, что владелец лавки на Косой Аллее отличался крутым нравом, особенно после смерти горячо любимой жены, и он вполне мог принять итальянца за гнусного и жалкого предателя, что решил облегчить себе жизнь и считаться погибшим. Особенно учитывая тот факт, что долгие годы оба они были конкурентами и нередко им приходилось враждовать на почве ведения предпринимательства. В общем, картина удручающая, как не погляди...
А впрочем, можно было найти и точки соприкасновения на дружеской основе, ведь истинных фанатиков и последователей Лорда в Британии можно было сосчитать по пальцам, а значит, им необходимо держаться вместе. К тому же каждый из них прошел свой путь, обремененый горечью потерь. Только если одного смерть ближнего лишила рассудка, то второй все еще сохранял холодность ума и трезвость памяти и никогда не бросался во все тяжкие, что по сути и помогло ему избежать заключения в Азкабане, через который прошли многие Пожиратели.
Пока мужчина предавался размышлениям, со стороны входа послышались шаги. Да, это был он, его враг и друг одновременно. Ну что же, время настало... Не вставая со своего места, итальянец стал ждать, пока другой войдет и заметит его фигуру. Ухмылка на его лице явно отразила, что он в ожидании чего-то грандиозного...

+1

3

Склонившись в своем удобном кожаном кресле, мужчина удерживал пальцы на переносице. Его глаза были прикрыты. Но затем тонкие бледные пальцы скользнули по темной брови, словно приглаживая ее и провожая боль в голове. Если бы человек в кресле перестал бы шевелиться, то можно было подумать, что это статуя, выполненная так искусно мастером, что ему непременно должны были вручить что-то грандиозное за эту работу. Но статуя не желала быть обездвиженной - она потянулась рукой за стаканом с темной жидкостью на столике со стеклянной столешницей перед собой.
Реджинальд посмотрел безжизненным взглядом в свое отражение на гладкой, чуть поддернувшейся рябью поверхности бурбона. Как бы он сейчас не хотел, но в его глазах не было ни единого признака на то, что вскоре загорится поглощающий огонек безумства. Саффолк слегка повернул голову в бок и нахмурился.
- Ютик, - позвал он домового эльфа, который тут же явился на зов хозяина, как верная собачонка. Сжавшись от страха, потому что домовик знал нрав хозяина, он вопросил что же нужно его повелителю. Не глядя на эльфа, а все еще на свое отражение в бурбоне, Пожиратель попросил принести ему зеркало. Вислоухий и остроносый оборванец поспешил, засеменив босиком по холодному каменному полу. Реджинальд тем временем снова застыл в кресле в своем кабинете.
О чем думал старый маг? Его все еще волнует, что его соратников осталось не так много и нужно действовать осторожно, потому что министерские псы повсюду следят за тем, чтобы последние остатки Пожирателей были уничтожены. Даже сейчас, Саффолк знает, что парочка шпионов из Аврората наблюдают за его поместьем. Чертовы ублюдки...
Домовик вернулся с простым небольшим зеркалом в серебряной оправе, ручка которого идеально легла в ладонь мужчины, похолодив и без того его холодную кожу. Реджинальд поднял зеркало на уровне своих глаз, и вновь повернул голову на бок. Его взгляд темных, непроглядных глаз устремился на зеркальную гладь и тут же вспыхнул гневом. На черных, словно смоль, волосах пролегла серебристая седая полоса, словно подчеркивая, что вот та самая линия, после которой не вернуть прежние года.
Мужчина резко кинул зеркало на стол, и то разбилось на несколько осколков. Домовик вздрогнул от страха и попятился, что-то пролепетав себе под нос.
- Что?! - Саффолк резко обратил на него свой звериный взгляд, вскочив с места, - Что ты там плетешь?!
- Вам сова, сэр! - пискнул Ютик.
Казалось, что эльф произнес волшебные слова, потому что с Реджи сошла вся спесь. Он посмотрел вперед, словно сова должна была влететь в кабинет, но когда этого не произошло, просто выпил наконец-таки бурбон и направился в прихожую.
Открыв входную дверь, мужчина огляделся. Нет, он сразу заметил сову, которая сидела и ждала его на ограждении дома, он просто хотел убедится, что слежка за ним продолжается. Однако не подав никакого виду, Пожиратель спокойно спустился по прикрылечным ступеням поместья и подошел к ограждению, где птица подготовленно протянула ему свою лапку. Не дыша, мужчина отвязал у нее письмо, развязал красную бархатную ленту и раскрыл. Давно он не получал писем...
Отправитель не желал называться, но его мотивы были понятны Реджинальду. Не смотря на то, что это могла быть ловушка, Саффолк заинтересовался. Да и место было выбрано интересное. Поэтому, мужчина незамедлительно решил собираться.
Прибыв в Литтл-Хэнглтон, мрачный и неприветливый, Пожиратель направился прямиком к тому дому, что был указан в письме. Он не остановился около дома Реддлов или дома Мраксов, чтобы почтить их памятью. Его Лорд не был погребен здесь, поэтому Реджинальд лишь поправил рукава своей темно-бардовой рубашки, когда вошел внутрь темного и заброшенного здания. Его хищный взгляд сразу прошелся по помещению, пока он не вошел именно в комнату. Его сразу привлекала фигура в кресле, и Саффолк подумал, что этот кто-то считает себя очень важным, раз не поднялся, чтобы встретить гостя. Что ж... он может об этом позже пожалеть. Взгляд мужчины перемещался по помещению, подмечая, что оно заброшено и не потревожено, на верхнем этаже не скрипа, не шорохов, может быть только писк крыс. Значит незнакомец здесь один. Пожиратель медленно прошел внутрь.
Встав перед фигурой в кресле полубоком, мужчина провел длинными пальцами по пыльной поверхности камина. Лицо незнакомца было скрыто под капюшоном, но Пожиратель уловил знакомые нотки парфюма, только не мог вспомнить, кто таким пользовался.
- Когда приглашают на важную аудиенцию, обычно представляются, - сдержанно произнес Саффолк, чувствуя, как его терпение кончается.

+1

4

Со стороны было интересно наблюдать за статным англичанином, что вошел в полное мрака помещение, где его ждал Сальваторе. Отсутствие света, да и влияние времени на зрение итальянца сделали свое дело и мужчина не мог заметить, какое выражение лица принял Саффолк, а это было крайне важно для грамотного построения диалога. Однако, от его проницательности не ускользнул истинный интерес Пожирателя, который явно пребывал в потугах узнать загадочную личность в капюшоне. Признаться, у итальянца возник соблазн поиграть со своим собеседником, дав волю своим способностям в Магии Иллюзий, но увы, не время и не место. Настала пора раскрыться...
На реплику Реджинальда волшебник лишь ухмыльнулся и наконец поднялся со своего места, он сделал пару шагов навстречу соратнику, ровно столько, чтобы пребывать от него на безопасном расстоянии и одновременно чтобы тот смог расслышать его хриплый, осевший от старости голос:
- Скажи мне, амиго, веришь ли ты в воскрешение мертвых? - обеими руками Америго скинул капюшон с головы, демонстрируя подтрёпанное временем измотанное лицо и волосы смольного цвета с проседью. Но не смотря на первый взгляд удручающее зрелище, в его глазах по прежнему горел огонь азарта, а рот был сложен в хитрую полуулыбку. Ничто не могло выбить из него страстный дух итальянца. Сколько бы несчастий и испытаний не свалилось на его голову, Сальваторе никогда не пал их жертвой. Идти вперед его заставляла неумолимая вера в идею Темного Лорда, а потому этот магический свет итальянец покинет только после победного конца. На меньшее старик не был согласен.
Он оглядел повторно Саффолка, который сейчас представлял собой воплощение размеренности и спокойствия с присущим большинству чистокровных волшебников аристократизмом. Азкабан сбил с него спесь, но ничто не выколотит из него чистокровного аристократа. Признаться, Сальваторе был доволен тем, кого он видел перед собой, не смотря даже на их вражду. Все это должно остаться в прошлом во имя великого будущего! А потому маг улыбнулся самой искренней улыбкой, на которую только был способен и хрипло засмеялся.
- В прочем, к черту эти фокусы! У нас есть более важные темы для разговора, - мужчина сощурился. - Я подозреваю, у тебя имеется ко мне ряд вопросов... И, поверь мне, я дам на них самые исчерпывающие ответы.
А у него и не было выбора. Хотя что-то натолкнуло Америго на мысль, что мелкой потасовки им не избежать. Непреодолимая человеческая натура, признающая только силу и власть. Если лишь этот способ решения проблем окажется единственно действенным, я к нему прибегну, мсье.
На момент итальянец нахмурился и произнес:
- Я надеюсь, ты не привел с собой названных гостей? Ну, дружков из аврората или сразу министерских?..
Вопросы были заданы из чистого соблюдения предосторожности, но вечно саркастичная манера речи портила всю картину и Америго заметил, что ему удалось задеть Саффолка за живое. Что сделано, то сделано. Что сказано, то сказано...

+1

5

Реджинальд напрягся, когда фигура в балохоне поднялась. Не такая высокая, как его погибший Лорд. Почему-то где-то внтури себя, Саффолк хотел, чтобы это был его Повелитель. Но чего не быть, тому не быть. Мужчина хорошо помнил, что этому не бывать. Мальчишка Поттер, благодаря своему седому директору, догадался о том, как уничтожить все крестражи, и сколько именно их было. Сам бы он давно был мертв.
Фигура немного приблизилась, на что Пожиратель даже не сдвинулся с места, пристально наблюдая за собеседником, который наконец соизволил показать свое лицо. Но Саффолк кинул быстрый взгляд на пол, прикидывая на каком расстоянии встала фигура. Незнакомец просчитал его настолько, чтобы рука мужчины не смогла дотянуться. Но это не значило, что Реджинальд не сможет сотворить заклинание и не попасть точно в цель. Его рука на камине сжала холодный мрамор, когда капюшон спал с лица пригласившего.
Голос мужчина узнал до того, как увидел лицо. Но все равно на его собственном лице отобразился шок и некая оторопелость. Перед Реджинальдом стоял Америго Сальваторе, который считался официально погибшим. Саффолк узнал о его смерти, когда сидел в Азкабане от двух недалеких авроров, которые делились информацией, проходя мимо камер, чтобы отвести на казнь одного из заключенных. Тогда мужчина не предал этому значения, потому что ему не были важны чьи-то смерти, кроме смерти его жены и Темного Лорда. Но вскоре, он осознал, что его противник в торговой индустрии мертв, и что теперь у Пожирателя нет конкурентов. Неужели слухи были лживыми? Однако, когда Саффолк оказался на свободе, ему передали, что Америго погиб в мае в битве с аврорами, защищая идеалы Пожирателей Смерти.
Шок в глазах брюнета сменился холодной ненавистью. Он смотрел в глаза старика, который изменился с тех пор, как Реджи видел его в последний раз. Оба они представляли жалкое зрелище. Постаревшие, седые, но все еще борющиеся за место под солнцем. Это было в их глазах и в их душах. Если те у них были. 
Саффолк был похож на дикого зверя, и казалось, что от бешенства у него появится пена у рта. Он не шевелился, уже практически не борясь с гневом, который смешался с той самой ненавистью. За эти несколько минут молчания, он буквально взращивал эти чувства, чтобы в следующий момент выплеснуть их на Сальваторе.
Молча выхватив палочку буквально за долю секунды, Пожиратель направил ее на "мертвеца". По телу мужчины прошла знакомая дрожь, палочка подала в руку знакомую вибрацию, словно предвкушала бой также, как и ее хозяин.
- Если и привел, то с радостью сдам тебя им, старая крыса, - прошипел Пожиратель. Предательство итальянца до того было очевидным для Саффолка, потому что всю его жизнь он враждовал с мафиозной сетью Сальваторе, не смотря на то, что они служили одному господину. Но на самом деле, Реджинальд убедился в том, что за ним не было слежки. Он уже давно был специалистом в этой сфере. Просто нужно было напоить своего эльфа оборотным зельем и послать перед, в собственную лавку например. А после этого можно было отправляться самому куда хочется. Никто даже и не догадается, что Реджинальд Саффолк - это его домовой эльф. Никто не был настолько безумен и догадлив, чтобы напоить собственного эльфа оборотным зельем.
- Мертвые не выглядят, как ты, старик. Давай я помогу тебе, - мстительно произнес Реджи, взмахивая палочкой, - Компутреско Каро! - он произнес заклинание гниющей плоти.

+1

6

- Я должен буду исчезнуть после войны, - произнес Америго прохладным вечером апреля этого года. - Поэтому нам придется исцинировать мою гибель в последующей решающей битве...
Он стоял лицом к небольшому окну, за стеклом которого горел одинокий фонарь возле калитки, открывающей проход к дому. Где-то позади него в потрепанном временем кресле устроилась Аллегра, внимательно слушая отца. Девушка воседала вальяжно, закинув нога на ногу. Её волосы, словно смоль, чёрные, были собраны в прическу, и одета она была элегантно и скромно, в длинное черное платье с длинными рукавами и сдержанным вырезом. Густые брови свелись к переносице, как это было в минуты ее раздумий, а глаза смотрели сквозь пространство пола, в них лихорадочно бегали зрачки из стороны в сторону. Сальваторе наблюдал за ней в отражении стекла, и его старческое лицо озарила грустная полуулыбка. Как она похожа на нее...
- Но зачем? - из уст девушки вырвался вполне ожидаемый вопрос. По ее интонации старый маг понял, как она была разочарованна, ведь это сулило ей разлукой с любимым отцом на совершенно неопределенный срок. Волшебник лишь ухмыльнулся и повернулся лицом к ней:
- Буду с тобой откровенен, - этими словами он привлек внимание дочери к своей персоне и она тут же посмотрела на него своими печальными глазами. Тем временем Америго продолжил: - Ты сама видишь, в каком сейчас положении армия Лорда. Как бы страстно я не веровал в его идею, но посмотри правде в глаза: долго ли мы сможем сражаться? И одержим ли мы победу? Ответ очевиден, не так ли?
С досады черноволосая девушка отвела взгляд в сторону. Где-то в глубине души она признавала правоту отца, но для нее свыкнуться с мыслью о поражении было невыносимо. Она не умела проигрывать, и старик знал это. А потому двинулся к младшей Сальваторе, схватил за спинку стул и поставил его перед ней. Приземлившись на него, мужчина сложил руки в замок и продолжил вкрадчивым, хрипловатым голосом:
- Ты понимаешь, что мое исчезновениев первую очередь нужно для блага семьи. Если Волан-де-Морт потерпит поражение, то всех его приспешников, в том числе и нашу семью, постигнет не лучшая судьба, главным образом из-за моей персоны. - сделав паузу и посмотрев в сторону он добавил: - Я думаю, связи Альфонсо в Министерстве помогут исбежать излишних гонений, поэтому ты будешь в безопасности. Просто продолжай работу в магазине и все будет хорошо.
Старик улыбнулся своей простодушной улыбкой, обнажив на удивление белые и ровные зубы. В глазах его мирно горел огонь нежных отцовских чувств, что захватывал его при каждой встрече с Аллегрой. Девушка была самым дорогим его сокровищем. Безусловно, он любил всех своих отпрысков, но она была единственной дочерью, а потому пользовалась особым расположением итальянца.
Казалось, она наконец примиралсь с планом отца и осознала всю его необходимость. Морщинка, что пролегла между сдвинутыми бровями, постепенно разглядилась и обреченно вздохнув, волшебница задала очередной вопрос:
- Хорошо, какова моя роль в инсцинировке? - Аллегра явно была настроена решительно, и это не могло не позабавить Сальваторе. Он понял, что и тут может на нее полностью положиться.
- Детали позже, а сейчас отправляйся в поместье. Если не твой брат, то Мария заметит твое долго отсутствие и не явку к ужину, - старик поднялся со стула вслед за тем, как поднялась дочь, расцеловал её в обе щеки и улыбнулся на прощание. Девушка же не смогла сразу отстраниться от родителя и крепко обняла того. Наконец она отошла от него, прошла к двери, развернувшись, помахала рукой и вышла на усыпанную гравием дорожку, что вела к калитке, щедро освещенной одиноким фонарем, и трансгрессировала в "Salvatore Estate".


Стоя сейчас в заброшенном доме с Реджинальдом, маг вспомнил не только этот разговор с дочерью, но и сам момент инсцинеровки своей смерти. Америго помнил все, до мельчайших подробностей, и именно эти эпизоды сейчас всплывали в его сознании. Уже тогда он все рассчитал, сделав ставку на поражение Повелителя. И не ошибся. Да, это было трудно признавать, что такой великий и могущественный темный маг падет от палочки юнца и любимчика Альбуса Дамблдора, но тем не менее, так все и вышло. Но что было, то прошло, и сейчас двум влиятельным Пожирателям предстояло выяснить отношения, расставить все точки над i и выработать дальнейшую стратегию, ведь ни один из них не отказался от своей веры в идею Темного Лорда. Однако, как заметил Сальваторе, мистер Саффолк не горел желанием сразу приступить к мирным переговорам и все его существо захватила непримиримая ненависть к мнимому "предателю", крысе, бежавшей с тонувшего корабля, в тот момент, как многие последователи Волан-де-Морта заживо гнили в стенах Азкабана или были подвергнуты казням и пыткам. Но в чем была вина Америго? В холодном рассчете и предосторожности? Он, как глава семейства и верный последователь Лорда, стремился лишь обезопасить членов своей семьи, что были вовлечены в эту войну и проложить себе дорогу, может и по трупам коллег, в будущее, где он с выжившими сможет продолжить дело своего Повелителя. И на его счастье в рядах выживших и относительно невредимых оказался такой мощный и внушаюших трепет и страх маг, как Реджинальд. Он вполне способен взять на себя лавры предводителя. В свой 51 год он достаточно мудр, все еще крепок и статен, не смотря на потрепанный вид. Что касалось самого итальянца, тот был на добрый десяток старше и уже не считал себя достаточно стойким и выносливым, чтобы взять на себя такую ответственность. Но он может правой рукой англичанина и его ум и умения наверняка пригодятся Реджинальду. Если в его голове осталась хоть капля разума, то он не может не видеть всех достоинст нашего тандема!
Первую яростную реплику Пожирателя Америго пропустил мимо ушей, ибо реакция первого вполне была ожидаемой. Но она же послужила поводом для настроженности Сальваторе. Мужчина нащупал в складках мантии волшебную палучку и решительно сжал ее на тот случай, если Саффолк начнет его атаковать. Конечно на случай неудачно защиты у итальянца была пара склянок с сильнодействующими зельями, но старику не хотелось их использовать.
- Старина, давай обойдемся без опрометчивых поступков и ты просто выслушаешь меня? - мирно предложил Америго, но его собеседник уже брезжа слюной, словно разъяренный хищник, произнес заклинание гниющей плоти. До поражения оставалась пара секунд, за которые не лишенный быстроты реакции темный маг произнес защитное заклинание и взмахнул палочкой:
- Протего Максима! - в момент ока вокруг мужчины образовался щит, не подпустивший к хозяину насланные чары. Те были моментально отражены и посланы в один из обветшалых углов комнаты. Сальваторе решил не прятать далеко свое оружие, на случай последующих заклинаний оппонента, но все же не применул вторично призвать его к благоразумию:
- Прости, но из меня выйдет довольно не привлекательный труп, - он досадно скорчил старческое лицо и продолжил: - К тому же вряд ли тебя прельщает запах гниющей плоти, который исходил бы от меня во время нашей беседы.
В миг итальянца настиг приступ кашля и он попытался прийти в себя в течении минуты. Все еще хриплым голосом маг вопросил Саффолка:
Так мы поговорим? Или мне придется силой заткнуть тебя, чтобы завладеть правом голоса и твоим абсолютным вниманием?
Не выпуская фигуру англичанина из виду, Сальваторе двинулся к приглянувшемуся ранее креслу.

+1

7

Конечно же старая крыса смогла себя защитить, и Реджинальд знал, что его заклинание не пробьет его щит, но по крайней мере Саффолк отвел душу и немного остыл. Но весь его пыл еще не охладился. Некоторое время Пожиратели стояли друг напротив друга в полной тишине, пока мужчина пытался справится с желанием снова запустить в него какое-нибудь из трех непростительных.
Реджинальд даже не хочет слушать Америго, но бывший слизеринец привык думать наперед. Раз такой прохвост смог одурить всех своей мнимой смертью, то его способности смогут пригодиться им в будущем. Именно поэтому сейчас мужчина опустил свою палочку, но не убрал ее из рук. Крепко стиснув пальцы, чтобы унять дрожь в руках, он проследил, как старик направился в свое кресло, повернувшись к Саффолку спиной. Либо он считает, что слишком силен, либо, что Реджи напугался, либо... доверяет ему. Сейчас мужчина мог показать ему, как он ошибается, насчет Саффолка, но тот не сдвинулся с места и не поднял палочку вновь. Он лишь замер на месте, дожидаясь, пока старик, захлебываясь своим болезненным кашлем опустится обратно в старое кресло.
- Что ты хочешь от меня? - голос Реджинальда прозвучал спокойнее, чем Пожиратель выглядел на самом деле. Его взгляд зацепился за Америго, словно тот был светом для мотылька. Но краем глаза Редж примечал и мелочи вокруг, будь то пробежавшая под его ногами крыса или капли воды с прохудившейся крыши, которые капали в лужу прямо около его ног.
Мужчина отошел от камина и прошелся к старому шкафу, в котором были промокшие от сырости и слякоти книги. Он взял одну в руки и раскрыл на рандомной странице, которая была заляпана то ли грязью, то ли чаем... Саффолку было все равно на состав жидкости, потому что букв было не разобрать, да и не сейчас до этого. Пожиратель кинул книгу на пол и взял следующую привалившись плечом к некрепкому шкафу, глянув на миг на итальянца, который пристально наблюдал за ним.
- Я слушаю, - заверил его Реджинальд, снова взглянув без интереса на строки, - хотя мне ужасно плевать на то, что ты хочешь от меня, старая крыса. Объясни мне только одно, какой толк оставаться тебе в живых, если ты считаешься мертвым? Отдай свою власть твоей семье, уйди на истинный покой, Сальваторе. Твоя эпоха подошла к концу.
Саффолк взглянул на Америго, блеснув темными глазами.
- Хотя кому я это говорю... - как уже думал Пожиратель, в этом старике хватало огня также, как и самому Реджинальду. - Странно, что ты искал встречи со мной... После стольких лет вражды в торговой индустрии. Уж я-то считал, что ты выберешь для встречи кого-то, кто более уважителен к тебе. Учти, что я не побрезгую на тебя непростительные, если мне не понравится то, о чем мы будем говорить.

0

8

Опрометчиво ли было поворачиваться спиной к Саффолку? Несомненно! Но этот жест был необходим. Стоило показать, что намерения у Сальваторе были самые мирные, как бы странно это не звучало. Кто-то из них двоих должен был проявить благоразумие и перекинуть канат через пропасть вражды, с годами только расширяющуюся. Пора было положить этому конец, и если уже два берега нельзя свети вместе, то хотя бы выстроить прочный мост доверия было необходимо. Доверие - необходимый компонент любого прочного сотрудничества, основа партнерских отношений, ключ к успеху их с Реджинальдом предприятия. Именно так размышлял волшебник, изрядно потрёпанный жизнью и убедившийся на практике, что никакие галлеоны или другие материальные блага не в состоянии объединить разумных существ даже ради самой значительной миссии в их жизни. На любом из этапов подобного предприятия может таиться тяжкое предательство. Поэтому доверие и сплоченность, вера в единственно правильный образ жизни, сводившийся к почитанию памяти Лорда и продолжению его дела должны были связать прочными узами сотрудничества двух Пожирателей Смерти.
Присаживаясь в кресло, итальянец уже раздумывал над содержанием своего обращения к "старому другу", при этом стараясь не упускать его внушительную, темную фигуру из вида. Нет, не из страха быть поверженным в любую секунду. Америго ждал подходящего момента для начала своего монолога, чтобы достичь максимальной его продуктивности. Пока все существо его собеседника не было готово к восприятию информации в психическом плане, несмотря на спокойное уверение, что Редж внимательно слушает его. Нет, старина, еще рано. Интуитивно старый дон чувствовал, что Пожиратель имел для него "пару ласковых", а потому терпеливо наблюдал и ждал, когда тот разразится проклятиями, упреками или вопросами. И процесс пошел, когда оппонент медленно переместился к обветшалому стеллажу со старинными книгами настолько жалкого вида, что теперь они напоминали, скорее всего, груду никому не нужного хлама. В силу своей новой черты, появившейся с годами, а именно ворчливостью, что была свойственна большинству людей преклоненного возраста, итальянец подумал: Сжигал бы заживо на костре невеж, что оставляют свои дома, не позаботившись о судьбе стольких томов литературы! Пока Реджинальд с умным видом взял одну из разваливающихся книг и начал перелистывать ее страницы, Америго все еще мысленно сетовал на невозможность смертной казни людей за подобное отношение к "вечному и прекрасному" в современном магическом обществе. Однако, его мыслительный процесс был прерван речью Саффолка, который не вынес напряженного молчания и все-таки предъявил Сальваторе требования на объяснение ряда вопросов. Внимательно выслушав собеседника, старик кашлянул, чтобы прочистить горло, и внушительным, твердым голосом произнес:
- Я осознаю все недостатки своего возраста, Реджинальд. Но тем не менее не могу уйти на покой. Не время.
Сделав выразительную паузу, мужчина попытался найти в кромешной тьме, изредка прорезаемой светом тусклого фонаря с улицы, глаза Саффолка. Установление зрительного контакта диктовалось необходимостью подтверждения искренности последующих слов старого мага. Потерпев фиаско, Америго потер глаза и переносицу:
- Как бы глупо это не звучало, я могу говорить с тобой предельно откровенно?
Последовавшее гробовое молчание вполне удовлетворило его.
- Для начала тебе стоит понять, что моя смерть, хоть и мнимая, - гарант безопасности моей семьи от треклятых проверок и подозрений со стороны Министерства. Останься я в живых или попади в руки авроров и моя семья обречена на крах, гонения и бесконечную травлю, - понимая, что такими речами не достигнуть понимания Реджинальда, Сальваторе добавил, - Ты же знаешь, что значит любить и потерять вместе с гибелью любимого человека... смысл своей жизни? Мой смысл жизни в моей семье и служении Лорду. И поверь, приоритет обоих абсолютно равен для меня. А потому ничем из этого я не мог и не могу жертвовать. Никогда.
Считая, что вопрос причины инсценированной им смерти был прояснен, Америго выдержал паузу и продолжил:
- Какую по твоему разумению власть я могу передать своей семье? Посмотри на нас, Реджинальд. На нас и нам подобных. Лорд потерпел крах, многих прищучил Аврорат, кто-то в постоянных бегах. Нет, не такое наследство я хочу передать своим сыновьям, дочери и всему последующему поколению чистокровных, - тяжело вздохнув, итальянец покачал головой. - Нет, ни в коем случае я не говорю, что они не справятся с задачей, которая стоит перед всеми нами... Но им нужна "наводящая рука". Ты же понимаешь, о чем я пытаюсь сказать?
Понимая, что его монолог подходит к кульминационному моменту, Сальваторе поднялся со своего места и на достаточном расстоянии от Саффолка начал расхаживать из стороны в сторону. Палочка все еще была в его руках и он сжал ее еще сильнее. Да, мужчина пребывал в диком напряжении несмотря на то, что частенько оказывался в подобных ситуация, в ситуациях, когда любое слово могло решить исход всего дела. Напряжение обуславливалось неравнодушием к собственной речи, к уверенности в каждом слове и желанию быть понятым и поддержаным. Ибо от его собеседника зависело многое, в корне всё.
- Я искал встречи именно с тобой, потому что ты - единственный достаточно опытный, прочувствовавший жизнь Пожирателя со всех ее сторон, маг, которого мне довелось знать. Да, мы враждовали все эти годы, но я не привык относиться без должного уважения к собственным врагам. Ибо ослепление яростью грозит иррациональностью суждений о способностях волшебника и соратника в служении Лорду. Я надеюсь, ты это осознаешь так же, как и бедственное положение всех Пожирателей... А потому я прошу тебя наступить на горло своей ненависти и пренебрежению ко мне и обдумать идею создания нашего тандема.
Он двинулся прямо на Саффолка, остановился в метре от него так, что они оказались лицом к лицу.
- Мы способны вновь сплотить всех служителей Лорда и поднять целый класс с колен. Но только действуя сообща...

+1

9

Реджинальд уже более сдержанно стал вести себя - первые признаки гнева и яростная пелена спали с него, давая возможность мыслить здраво. Мужчина терпеливо и тихо закрыл обветшалую книгу, возвращая ее на место. Она встала так, словно это место было отведено лишь для нее, и иная книга ни за что бы не встала между этими двумя. Тяжело вдохнув сырой воздух в доме, Саффолк вернул взгляд на старика, который удобно расположился в старом, изодранном кресле. Время не щадило этот дом, как и все вокруг него. И Реджинальд видел во всем этом какую-то иронию. Время не щадило и их с Америго. То что они вдвоем оказались в этом доме было очень символично. Как бы спокоен не оставался Саффолк, он ненавидел эти паузы, что делал Сальваторе. Причем он делал их специально. Казалось, он действует так, чтобы разозлить своего собеседника еще больше, чем то было. Но Пожиратель оставался теперь невозмутим с некоторого момента...
Он промолчал на вопрос старика, потому что давно уже был готов к диалогу и ждал, когда тот перестанет тянуть кота за хвост, который и так уже орал во все горло в их уши. Саффолк стоял, привалившись к стеллажу и не сделал ни одно движения с тех пор, как поставил книгу на место. Его взгляд был устремлен точно на старика и больше не сходил с него, будто на мужчину наслали заклинание, что парализовало его, превращаю в статую - искусную работу темного мастера, который передал образ настолько, что он казался живым.
На удивление, Пожиратель слушал внимательно своего собеседника, но в следующее мгновение пожалел об этом. Воспоминания о любимой жене, словно черные щупальца обвили и до того темное сердце Реджинальда, причиняя боль заново. У мужчины дрогнула верхняя губа в оскале, но он сдержанно опустил голову, чтобы Америго не видел гнева на его лице. Думаешь, этот прием со мной сработает? Моя Анастасия давно мертва, мое осознание этого давно работает на меня, а не на других.
- Министерство все равно проверяет всех и каждого, - глухо отозвался Реджинальд поднимая голову. - Должно пройти по крайней мере лет десять, чтобы они прекратили нас искать.
После этого Саффолк больше не прерывал старика, лишь размышлял над его словами, пристально наблюдая за его движениями. Он поднялся, заходил, а потом в конечном итоге встал напротив. Саффолк нервно облизнул пересохшие губы и посмотрел в глаза Сальваторе. Старый крысюк был безусловно прав во всем/, о чем он говорил. Сам мужчина нередко думал обо всем, что он говорит, и он до сих пор таил в себе надежду на то, что Пожиратели восстанут, воссоединятся. Сальваторе лишь озвучивал его мысли. Когда старик закончил, Реджинальд не удержался от усмешки.
- Знаешь, мертвец, плевал я на твою лесть, - чуть ли не выплевывает Пожиратель, а затем выскальзывает из личного пространства Америго, словно черный кот в тени. Он прошелся до выхода из дома и встал в проходе, всматриваясь вдаль, словно опасался того, что за ним действительно была слежка. Но то был лишь акт примирения с собственной гордостью. Глубоко вздохнув, Саффолк обернулся, и взглянул в глаза своего некогда соперника.
- Мне до отвращения не хочется этого признавать, но ты прав, крысюк. Мне нужны любые связи и силы, чтобы восстановить дело нашего Лорда. И для этого... - мужчина отвел взгляд в сторону, ощущая, как по спине прошелся холод негодования от собственных слов и действий. - Для этого я готов вступить с тобой в союз, позабыв о старую вражду.
Пожиратель взглянул на волшебника перед собой, чуть приподнял голову в гордом жесте и протянул к старику руку для пожатия.

+1

10

Америго остался доволен тем, что ему удалось завладеть вниманием оппонента. который вполне адекватно реагировал на его слова, без явных выпадов агрессии и проявления прочих негативных чувств. Однако, по ответу Реджинальда, итальянец понял, что тот не посчитал приведенные Сальваторе аргументы весомыми для инсценировки сосбтвенной сметри и всего последующего спектакля. Обдумав слова Пожирателя, Америго посчитал нужным добавить:
- Служебное положение моего старшего сына избавило нашу семью от тщательных проверок, так что ни министерские, ни аврорат не имеют против нашей фамилии ничего, - досадно поморщившись, старик добавил недовольным грубым тоном, - только необдуманные действия Доминика оставили темный след на нашей "добропорядочной" репутации... Но это в прошлом. Сейчас важно лишь то, что на нашей стороне есть грамотные маги и верные последователи Темного Лорда. Стоит только объединить и упорядочить силы. Да и в конце концов пойми ты, у нас нет десяти лет в запасе! 
Последняя фраза была сказана не столь громко, сколь напряженно. И действительно, для них, двух Пожирателей Смерти в достаточно ощутимом и внушительном возрасте время шло неумолимо быстро. С каждым годом это ощущалось все острее и острее. Особенно в том бедственном положении, в котором они были застигнуты врасплох, и которое здорово подстегивало и уязвляло темпераментного итальянца, не смотря на его утомленность летами и самообладанием, приходящим лишь с жизненным опытом. Нужно было действовать. Немедленно. Точно. Рассчетливо. Без права на ошибку.
Глупец. Столько лет на свете прожил, а по прежнему не может отличить конструктивную оценку от дешевой лести - поморщился мужчина, услышав пренебрежительные слова Реджинальда, которые тот буквально выплевывал, пытаясь всем своим существом показать отвращение к фигуре старца. Благо, их обоих окутывала кромешная тьма и выражение лица Америго осталось незамеченым. В тот же момент он не без удовольствия признал, что резкая потребность Саффолка продемонтрировать свои негативные эмоции была обусловлена лишь его согласием с каждой репликой Сальваторе. Потрясающе, амиго, потрясающе. Итальянец действительно посчитал это успехом. Ибо столько лет вражды и неприязни наконец были перечеркнуты необходимостью продолжения наиважнейшей миссии в их судьбах. Перечеркнуты, но пока не забыты, как бы сильно я этого ни желал... Довольная ухмылка заиграла на старческом, морщинистом лице - с одной стороны служа отражением самодовольности, с другой стороны показывая всем своим видом, что на достигнутом прогрессе Америго останавливаться не собирался. Не в его характере было пускать ситуацию и отношения на самотек.
Пожиратель не долго думая отошел от Сальваторе, направившись к выходу. Америго знал, что его собеседник просто так сейчас не покинет это ветхое, послужившее им отличным местом для переговоров, место. Он лишь ждал, когда наконец состоится торжественное примирение Саффолка с собственной гордыней, мысленно подмечая что по значимости это событие, свидетелем которого он является, не уступает бракосочетанию. Какая ирония.
И вот увенчав их с Америго встречу впослне логичном фразой, Реджинальд протянул итальянцу руку для рукопожатия, сохраняя при этом властный, гордый, полный аристократичности вид.
- Я знал, амиго, что твоя спесь уступит благоразумию. И искренне этому рад! - довольным, внушающим спокойствие и уверенность голосом подытожил Сальваторе и ответил на рукопожатие Пожирателя, протянув свою грубую руку, пронизанную сеткой выпуклых синих вен, в ответ и уверенно пожав руку союзнику. - Несомненно, нам предстоит обсудить еще целый ряд важных вопросов, но все это позже.
Теперь и Америго твердой, величественной поступью проследовал к выходу на тускло освещенную улочку деревушки. Вместе с Реджинальдом они вышли из обветшалого "зала переговоров" и итальянец еще раз одарил фигуру Саффолка серьезным взглядом:
- Пока единственной нашей совместной целью является поиск уцелевших соратников. Для выяснения других обстоятельств я свяжусь с тобой дополнительно, - мужчина развернулся и без излишних прощаний применил трансгрессию.

+1


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Англия » Литтл-Хэнглтон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC