ИНФОРМАЦИЯ

Статус проекта: камерный форум

Время в игре: сентябрь 2020

Рейтинг игры: NC-17

Режим игры Смешанный (локации+эпизоды)

НОВОСТИ

Для проекта разыскиваются: соадминистратор (техническое обслуживание форума, графика), модератор (пиарщик), модератор (квестоплетчик, текстовик). По всем вопросам - просьба обращаться в гостиную

АКТИВИСТЫ ФОРУМА


ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ
"Сыворотка правды с ???"


Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts: Foreign countries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Хогсмид » Улица


Улица

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Улица проходит вдоль всех магазинчиков и кафе, которые есть в Хогсмиде, и заканчивается около холма, на котором расположена Визжащая хижина. Идя по ней, вы точно не потеряетесь и дойдете до нужного вам места. Ученики очень любят гулять по этой улице весело болтая и обсуждая новые покупки.

0

2

14 ноября, суббота 1998 года

Paolo Nutini – Iron Sky
http://forumuploads.ru/uploads/2016/03/15/17831544.gif

Пьедестал пожирателей пал и всех ожидало позорное преклонение перед одержавшими вверх. Некоторые, по привычке льнувшие к тем, на чьей стороне была власть, силились вымолить прощенье для себя и своих семей. Другие горделиво принимали свое предназначение умереть за Темного Лорда, но не предать свои идеалы.
Авроры, опьяненные теперь долгожданной властью и воцарившейся справедливостью, врывались в чужие дома и наказывали нас за грехи наши. Моего дядю отдали на расправу дементорам, а отец мой висел на волоске над пропастью. Дело его вот уже несколько месяцев пылилось на рассмотрении в Визенгамоте. Убивать не убивал, но причастен был - уже основание для ареста. Благо, наши юристы трудились в поте лица, уничтожая ниточки, что вели к отцу, до которых еще не успели добраться авроры.
Пугающая перспектива грозно нависла над нашей семьей. Пострадавшие требовали возмездия, в Англии царил хаос, а мы, дети своих родителей, казалось, были надежно укрыты за стенами замка, далекого от суеты и распрей реального мира. Но и здесь наши имена были у всех на устах. И они больше не символизировали благородство и возвышенность наших родов, а обличали в нас худших представителей волшебного рода, осквернителей расы. Но Хизер Яксли была не из тех, кто легко сдавался на волю победителей и отказывался от борьбы.
Как постоять за себя, как выжить во враждебной окружающей среде меня учили ещё в детстве. И я не была избавлена от косых взглядов и вездесущего шепотка за спиной, но открыто предъявить свои претензии ко мне решался не каждый.
Пусть столько лестных слов было сказано о возвышенной дружбе гриффиндорцев, об их благородстве и преданности товарищам, но и слизеринцы были способны на солидарность, на сплочение ради выживания в этой самой враждебной среде. А как никогда прежде я была благодарна, что и у меня были близкие люди. Действительно близкие, чья дружба оправдала себя конкретными поступками, а не высокопарным провозглашением всеобщего единства аристократии.
Терпение досталось мне, вероятно, от моего отца, вывести из себя которого было практически невозможно. Так что как не старались особо рьяные ненавистники поборников чистой крови добиться от меня какой-нибудь реакции, я оставалась отрешенно равнодушной ко всем провокациям, единственному оружию в руках моих оппонентов. Настоящую борьбу они развернуть не могли, самосуд бы не одобрила даже Минерва, что в эти нелегкие для школы дни изо всех сил пыталась сохранить мир и порядок, вернуть в школу былой дух волшебства и беспечного детства.
Хуже всего приходилось тем, кто не обладал той же железной выдержкой и вина, чьих семей была доказана в полной мере. Они сталкивались с травлей на каждом углу, и никакие школьные правила и призывы директора не могли их защитить.
В этот ноябрьский день ветер по обыкновению рвал и трепал деревья, нагонял низкие косматые тучи, серость и уныние наводили тоску и дремоту. Мы с Мерритом неспешным шагом шли вдоль улицы, окидывая равнодушным взглядом витрины, что вновь наполнились поступлениями. Немногие отважились покинуть замок ради прогулки по Хогсмиду, замок не унимался в ожидании танцевального конкурса, мысли окружающих были заняты подготовкой к этому событию, что не представляло для меня лично никакого особого интереса.
Редкие, отдаленно знакомые лица время от времени мелькали в переулке. Ветер то и дело набегал и хлестал по лицу, я укрывалась в теплый шерстяной шарф.
-Сейчас бы чаю, - сказала я, кивая в сторону одного из заведений, у дверей которого мы столкнулись с небольшой группой других студентов.
-Эй, МакКалистер, у меня к тебе вопрос. Есть минутка? Поделись, сколько сейчас стоит отмазаться от Азкабана? Может, твой папаша подскажет.

Отредактировано Heather Debnam-Yaxley (2016-06-28 21:09:54)

+1

3

Жизнь шла своим чередом. Позади была война с Пожирателями, куча крови, бессмысленных жертв, страданий и разрушенный мечт. Так я всегда думал. И думаю. Вероятно, потому что мою семью это все затронуло наименьшим образом. Ведь по сути все живы, здоровы. Мы с сестрой по прежнему учимся в Хогвартсе, родители вернулись к своим должностям после непродолжительного пребывания в Уэльсе. Безусловно, кое-что навсегда изменилось в нашей жизни, но я никак не мог докопаться до сути изменений. Взгляд матери стал более озабоченный, отец чаще обычного стал пропадать на работе. Вроде бы все логично, страна пытается оправиться от пережитого, мобилизовав максимум доступных сил... Но все-таки что-то не давало мне покоя. Даже сейчас, типичным осенним днем, когда я прогуливаюсь по улицам Хогсмида и рука об руку со мной идет отличная девушка.
С Хизер за все предыдущие семь лет учебы мы никогда толком не разговаривали, не говоря уже о чем-то большем. Но в этом году несколько раз нам доводилось быть в паре на занятиях по зельям и заклинаниям. Работа в команде неплохо сплачивает людей. Особенно людей со схожим мировоззрением. Не то чтобы она была моей копией в женской мантии - просто нам было довольно весело и хорошо вместе время от времени встречаться. Она слегка кичилась своей чистокровностью, как и большинство воспитанников Салазара, но это не портило общей картины. Нельзя было не заметить, насколько сильной личностью она была: в любом своем деле она была на высоте, даже если не всегда всё заканчивалось успехом, в ней чувствовался жизненный стержень, пробивной характер и вера в собственную исключительность. Иногда было очень забавно за ней наблюдать... Наверное потому что я смотрел со стороны на самого себя.
Сквозь пелену собственных размышлений я расслышал желание Хизер заглянуть в какой-нибудь паб на чашку чая. Это было вполне разумно: ветер становился сильнее и через какое-то время было уже невозможно ему сопротивляться. Я был невысокого мнения о местных заведениях - большинство из них выглядели уныло, грязно и через чур самобытно. Но почему-то мне не хотелось сообщать о своем мнении и я молча направился в сторону Трех Метел. Это может показаться довольно грубо и бестактно - не удостоив внятным ответом просто свернуть с дороги,- но мне совершенно не хотелось нарушать относительную тишину нашего шествия. В тишине было нечто умиротворяющее, особенно если делишь её с небезразличным тебе человеком. Боже, я становлюсь сентиментальным нюней!
Внезапно на входе в паб на нашем пути образовалось препятствие. Пара-тройка студентов громко смеялись, и их смех вторгался в наше с Хизер личное пространство. Если бы не девушка, вероятнее всего я бы вмазал одному из них, отправив жевать землю... И тут случилось это:
-Эй, МакКалистер, у меня к тебе вопрос. Есть минутка? Поделись, сколько сейчас стоит отмазаться от Азкабана? Может, твой папаша подскажет.
На мгновение в замешательстве я потерял дар речи. Во-первых, я подумал, что они меня перепутали с другим МакАлистером, случайно оказавшимся здесь в это время, выглядящем точно как я, даже стоящем на моей месте... но нет. Во-вторых, какое основание для ареста отца должно было иметься у аврората? Но ладно, с этим позже. И в-третьих, погодите, этот ублюдок что-то вякнул о моей семье? Я с силой сжал кулак и взглянул в лицо тому наглому смертнику.
- Прикуси язык и вали отсюда, пока жив, - как можно спокойнее произнес я. - Тебе в детстве не рассказывали, что врать - нехорошо?
Но этот придурок не унимался.
- Да ладно тебе! Расскажи нам! - он обвел рукой свою компанию. - Всем очень интересно!
Один из его компании протянул парню сверток, похожий на очередной выпуск "Пророка", и то шагнул ко мне, протянув его.
- К тому же вряд ли пресса станет лгать, - победная улыбка сияла на его самодовольном лице.
Внутри меня все рухнуло. На секунду я ему поверил, но отпечаток злобы не сходил с моего лица. Сверкнув глазами, вырываю из его рук газету. Свободной рукой незаметно нашарил палочку и пригрозил компании:
- Мы же не хотим, чтобы наша встреча привлекла внимание общественности? А мы все знаем, кому поверит директор, если что-то случится... Значит, расступились все и дали пройти, пародии на магов! Хизер, идем.
Краем глаза замечаю ее фигуру чуть поодаль от себя. Ни одна эмоция не проскользнула по ее лицу. Так молча мы вошли в паб и заняли столик в дальнем темном углу, где и официантка нас не сразу-то смогла заметить. Я швырнул газету на стол, не имея ни малейшего желания читать, что там написано.

+1

4

Подобные нападки были не новы для меня. Уже направляясь в сторону Трех Метел, я ощущала намерения этих парней и готовилась столкнуться с очередным плевком в свой адрес, но основной удар, как ни странно, пришелся на Меррита. Он был частью нашей змеиной семьи и ему тоже приходилось нести бремя всеобщего презрения, обращенного в нашу сторону, но его родные, насколько, было известно мне, не имели ничего общего с армией Лорда, помимо того, что как и мы, те чтили чистоту крови и благородство рода. И потому они в некоторой мере и являлись золотой серединой, отчасти поэтому мне и нравилось общение с ним, что оно не сводилось к полемике о родах и борьбе за чистую кровь, которой были все буквально одержимы последние несколько лет. И пусть я сама и не понимала тех, кто решался прервать длинную традицию истинно волшебных семей, битва, развернувшаяся между "консерваторами" и "либералами" представлялось напрасным литьем магической крови.
МакАлистер никогда не был многословен и не любил говорить о своих привязанностях, учитывая наше не столь продолжительно тесное общение, но будучи с детства сильным эмпатом, я с самого начала догадалась по каким-то отдельным словам и знакам, что семья для этого парня не являлась пустым звуком. Стоило ли в таком случае удивляться подобной бурной реакции. Конечно, будь у Меррита время, он был осознал, что именно этого от него и требовалось - проявить эмоциональную вовлеченность, но слизеринец, не замеченный прежде в темных делах, не был столь терпим к подобного рода выпадам и как ни старался не смог он скрыть уязвленное чувство, волной прокатившееся по его лицу.
Ребята подобные этим могли много говорить о своем предназначении и о высоких моральных принципах, которые ими движили, но я то прекрасно осознавала, что за душой у них не было ничего, кроме желания подпитать собственную убогость. Истинные борцы со всем тем, что наши семьи выстраивали годами, не опускались до подобного преследования и бесцельных разбирательств, и отчасти за это им можно было отдать должное. Что касается этих глупцов, чьи лица не скрывали идиотизма, их я предпочитала не замечать, хотя порой они и у меня вызывали жгучее негодование и отвращение. Благо им хватило ума не развить эту стычку во что-то более масштабное и в конце концов нам удалось скрыться в тепле паба.
Хогсмид никогда не был моим любимым местом времяпрепровождения, но разведенный огонь и странный навязчивый запах какой-то еды сейчас казались спасительными. Разделяя любовь к уединению и покою, мы вскоре устроились в глубине ресторана. Пальцы Меррита по-прежнему сжимали свежей номер Пророка, и, казалось, парень делал усилие, чтобы не кинуть на статью встревоженный взгляд.
-Если хочешь, я сделаю это, - без лишних лирических отступлений воскликнула я, предлагая прочесть злополучную статью. По всему было видно, что эта новость далась Мерриту нелегко, но я была не из тех людей, кто говорит много и бесцельно, даже если того требует такт. Тем более, пусть наше общение завязалось не столь долгое время назад, я могла с уверенностью сказать, что Меррит был моим человеком и потому я могла в его присутствии обходиться без лишних вступительных речей.
-С такими как они требуется определенный уровень абстрагирования, - добавила я, протягивая руку к газете, - Со временем этому можно научиться. А они лишь идиоты, пытающиеся приписать себе чужие заслуги и моральные принципы. И, к сожалению, таких сейчас развелось немало.
Позади меня возник человек, по всей видимости исполняющий роль официанта, и вопросительно посмотрел на нас, редких посетителей в этой негожий день.
-Здравствуйте, нам черный чай с чабрецом и тремя ложками сахара и не ложкой больше, я полагаю? - обратилась к мужчине я, улыбнувшись Мерриту, - И мне с ромашкой, по-простому.

+1

5

Сидя за столиком в пабе меня мучила сотня абсолютно разных мыслей. Мозг хаотично задавался вопросами, ответов на которые я не мог найти. Главным из них был: неужели эти дураки оказались правы, и там, в статье, действительно описано позорное разоблачение моего отца? Невольно я бросил взгляд на этот злосчастный печатный пергамент. Что за ирония! Отец был редактором в «Пророке» многие годы и вот теперь эта газетенка его растоптала в прах. Стоп, почему я действительно думаю, что его в чем-то обвинили, и он был причастен к чему-либо противозаконному? Это уже почти предательство... Хотя если все правда, то не отец ли меня предал, позволив жить в беспечном неведении и дав отличную возможность другим выставить меня дураком?
- Черт, - раздраженно посмотрел в сторону и вздохнул. Хотя если честно, то сейчас меня совершенно не волновало то, как развернулись события с группой дураков на улице, а вот Хизер уделила этому внимание, заметив, что я повел себя не совсем адекватно и должен был сохранять абсолютное хладнокровие. В голове вспыхнула ярким пламенем мысль наорать на неё, ибо она не замечала сейчас самого главного. Это была не просто банда тупоголовых с большой дороги, которые мечтали самоутвердиться за счет других; это была банда, которая преподнесла мне на блюде разоблачение моего собственного отца, о котором я никогда бы не подумал в жизни! Но остатки здравого смысла подсказали, что наорать на Хиз будет неверным ходом, отчасти потому что она была права, отчасти потому что мне нужен был человек, с которым я мог обсудить все, если вдруг новость окажется правдой. Я лишь окинул девушку многозначительным взглядом, который она едва ли уловила, ибо была занята рассматриванием статьи. Она наверняка уже прочитала главные строчки – в этом деле достаточно окинуть глазами кричащий заголовок, - и узнала правду. А вот я боялся взглянуть правде в глаза. Я не был готов.
Мне не хватило бы слов объяснить всю важность и некоторую «святость» представлений, связанных с моими родителями и семьей в целом, поэтому я отчаянно не хотел сталкиваться с тем, что могло бы пролить свет на истинное лицо людей, что дали мне жизнь, воспитали и вывели в свет. Их авторитет, их важность в моей жизни до сей поры были незыблемы. Сейчас же я стоял на пороге неизвестного и не знал, чего ждать и как реагировать. Вероятно, весь мыслительный процесс был отображен на моем лице, ибо во время оформления заказа Хизер попыталась вытащить меня из личного кокона каким-то вопросом, а я его проигнорировал, все еще уставившись в пространство вокруг нас ничего не замечающими глазами.
Когда периферийным зрением я заметил, что официант, что принял заказ, удалился к стойке, я взглянул на свою спутницу.
- Читай вслух, - почти приказным тоном сказал я и тяжело вздохнул, в очередной раз, - что бы та ни было написано, этого уже не исправить.
Сколько не беги от правды, она тебя всегда настигнет. Поэтому вместо позорного отступления я выбрал вызов. В конце концов, если меня не посвящали во все дела на семенных советах, значит, на то были свои причины, как и на то, что отец мог быть замешан в чем-то, что порочило его, до сей поры, честное имя. Где мой чертов чай?!

+1

6

Терпеливо я наблюдала, как трансформировалось выражение лица Меррита. По всему было видно, его одолевали самые разные сомнения и бурные эмоции, которые он силился удержать в узде, что ему в итоге и удалось. Я была уверена, что знала этого человека, понимала его, но некоторые вещи все же были для меня тайною за семи печатями. Мне не дано было по природе своего рождения понять, что сейчас испытывал слизеринец в полной мере. МакАлистер относил себя к семье благочестивых волшебников, строго следивших за своей репутацией, незамеченных за пагубными делами, для меня же та самая темная сторона, которая ему была чужда, являлась естественной средой обитания. С самого раннего детства я осознавала, на чьей стороне находилась моя семья, за какие идеи боролись мои родители, и до поры до времени не имея четкого представления о происходящим, я слепо принимала эти правила игры. Позже, достигнув более сознательного возраста, я начала мучиться сомнениями, но все, что творилось вокруг, тем не менее, не было для меня слишком большим открытием. Возможно, заставило повзрослеть, понять, что если будешь слабым, тебя пустят под раздачу.
Высвободив газету из рук друга, я встряхнула хрустящие листы и поднесла в глазам. Статья украшала первую страницу выпуска - можно было не сомневаться, вся школа вскоре всколыхнется из-за случившегося.
-Крыса в редакции, - со вздохом начала я, озвучив заголовок, -Сегодня Лондон был потрясен очередным разоблачением. Согласно надежным источникам, бывшему журналисту  Ежедневного Пророка, ведущему политическую сводку новостей, было предъявлено обвинение в пособничестве пожирателям. По данным Аврората Хемиш МакАлистер публиковал заказные статьи, симпатизирующие сторонникам Темного Лорда, он также неоднократно призывал читателей вступить в борьбу за идеалы пожирателей смерти и публиковал ложные данные. После падения Темного Лорда журналист продолжал вести скрытую пропаганду в редакции Ежедневного Пророка, используя свое служебное положение, МакАлистер оказывал давление на своих подчиненных, вынуждая тех публиковать материалы сомнительного содержания, которые как выразились в Аврорате, включали в себя скрытую пропаганду дискриминации среди волшебников. Сам обвиняемый утверждает, что он действовал под заклятие Империо. Однако по словам обвинителей данное заявление на нашло подтверждения. В настоящий момент по этому делу ведется расследование. Однако по сообщению Аврората обвиняемый был выпущен под залог до начала судебных слушаний. Этот факт безусловно не может не вызывать, - на одном дыхании озвучала я содержание статьи, стараясь не повышать голоса во избежание лишних ушей. После конкретных данные по делу отца Меррита следовала возмущенная тирада репортера, написавшего статью, и его извинения за бывшего коллегу.
Прочитанное заставило меня на секунду задуматься. Случившееся казалось полным безумием и попахивало лицемерием. Все знали, что Пророк находился под колпаком у пожирателей, что долгое время никто не смел подать голос, все плясали под дудку Темного Лорда, само министерство не сумело сдержать натиск, чего можно было ждать от Пророка, который я и прежде считала обычной желтой газетенкой, чья редакции кишела зубастыми кровопийцами, наживающимися на чужих страданиях. Публикация этой статьи лишь подтверждала обыкновенное стремление руководства найти крайнего и снять с себя часть ответственности.
-Несчастные лицемеры, пытаются найти козла отпущения, - выдохнула я, глядя на лицо Меррита, я чувствовала возрастающие раздражение, но ничем не могла помочь семье друга, оставалось только уповать на юристов, знающих свое дело.

Отредактировано Heather Debnam-Yaxley (2016-07-06 22:01:29)

0


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Хогсмид » Улица


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC