ИНФОРМАЦИЯ

Статус проекта: камерный форум

Время в игре: сентябрь 2020

Рейтинг игры: NC-17

Режим игры Смешанный (локации+эпизоды)

НОВОСТИ

Для проекта разыскиваются: соадминистратор (техническое обслуживание форума, графика), модератор (пиарщик), модератор (квестоплетчик, текстовик). По всем вопросам - просьба обращаться в гостиную

АКТИВИСТЫ ФОРУМА


ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ
"Сыворотка правды с ???"


Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts: Foreign countries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Другие городские объекты » Поместье де Бюр, пригород Лондона


Поместье де Бюр, пригород Лондона

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Маленькое поместье, которое расположено вдали от чужих глаз. Немногие знают, как до него добраться. Внутри здания находится шикарная гостиная, две спальни, две ванных комнаты, кабинет, огромная столовая и небольшая кухня.
Также в доме присутствовал погреб, в котором прежние хозяева хранили коллекцию вин. Теперь же он понадобиться для другого. На данный момент внутри проводится ремонт, связи с переездом новых хозяев. Вокруг здания выделена большая площадь. Есть небольшой сад, за которым ухаживает лишь семейный домовик, и загрязненный временем водоем, который стал похож на почти высохшее болото.
http://www.plantopedia.ru/upload/sadovodstvo/luchshie_sady_mira/2010/09/franklin_farm/2.jpg

0

2

23 октября 1998
После допроса в Аврорате
Окончание рабочего дня

Витани трансгрессировала к воротам своего поместья и решительно вошла внутрь, проходя через огромный сад, мимо забродившего водоема. Ее родовое поместье всегда встречало ее ближе к вечеру, когда темень уже обычно опускается в Лондон, обнимая своим ночным огромным небом. Тем не менее, девушка спешила сегодня домой, как никогда ранее. Ее руки тряслись и челюсти были сильно сжаты, показывая, как она нервничает, и что ей стоит много усилий, сдерживать себя все это время, после того, как она вышла из допросной, где провела с Соурвистом всего несколько минут. Весь тот допрос держал ее в напряжении, и известие о том, что Краучи вернулись совсем выбило ее из колеи, что последние несколько часов у нее валилось все из рук. Отпроситься со стражировки де Бюр не могла, тем более, когда она все ближе и ближе была к заветному месту сотрудника. Но пообещала себе сходить в больницу Св.Мунго в выходной день, чтобы навестить Аллегру, если это действительно будет она. Но если Соурвист наврал... и она выдала то, что скрывала почти год, то...
Поместье возвышалось грозным, неприятным исполином, со своими острыми башенками, хмуро приветствуя свою хозяйку. Но де Бюр даже не стала смотреть по сторонам, а сразу же взлетела по мраморной лестнице, быстро перебирая ножками, сопровождаемая стуком своих каблуков,   взмахнув полами своей черной мантии напоследок. Витани не стала дожидаться, пока Вилька откроет ей дверь, а вошла сама, торопливо закрыв дверь. Домовой эльф тут же прибежала на хлопок двери и во все глаза уставилась на хозяйку, печальная от того, что не успела открыть ей дверь. Но девушке опять же было не до этого. Она быстро сняла с себя дорожную мантию, кинув ее на вешалку, опять же избавляя Вильку от работы, но сняла свои перчатки и кинула их эльфийке.
- Хозяйка... - пропищала Вилька, наблюдая за тем, как суетится девушка, но та лишь покачала головой.
- Где Алекс?
- Мистер МекГур в спальне, - пролепетала домовой эльф, когда де Бюр уже и след простыл. Она скинула туфли у лестницы и словно птица вспорхнула вверх по ступенькам, спеша к тому, с кем делила все радости и горя последние несколько лет. Только с этим человеком она чувствовала себя в относительной безопасности. И пусть он подводил ее в прошлом, то теперь она безоговорочно доверяла ему, ибо он прожил года два с Пожирателями Смерти и не выдал их.
Витани распахнула дверь спальни, в которой они обычно спали, и впилась взглядом в молодого мужчину, что лежал на постели, затем осмотрела помещение, словно ждала, что тут будет кто-то еще. Увидев спокойное лицо Алекса, девушка облегченно выдохнула и вошла внутрь, закрыв за собой дверь. Подойдя достаточно близко, де Бюр не наклонилась, чтобы подарить ему поцелуй, как обычно это делала, а подвинула его ноги на кровати и уселась на освободившееся место, чтобы быть ближе, чем бы она села со своей стороны кровати. Поставив локти на колени, она скрыла в ладонях лицо, собираясь с мыслями, словно собиралась признаться МеркГуру в чем-то ужасном.
- У меня есть новости и они тебе не понравятся, - серьезно начала де Бюр, оторвав лицо от ладоней и взглянув на любимого.

Отредактировано Vitani de Byur (2015-07-26 01:28:01)

+1

3

Ты души моей гавань - ты же знаешь об этом?

Каждый день он просыпался в этой комнате, прикасался ногами к прохладному полу, подходил к гардеробу и надевал привычный костюм. Каждый день он видел лицо Витани, что сладко спала на белоснежной подушке рядом и совсем не хотела просыпаться. Каждый день он пил кофе в гостиной и читал газету, после чего вступал на порог камина и исчезал в зеленом пламени. Каждый раз в часы обеда он шел в ближайшее кафе и снова пил кофе и уплетал булку, а потом когда день рабочий его был кончен, он каждый день возвращался домой, где его ждали.

Такой обычной и, казалось бы, бесцветной была его жизнь в Англии. Жизнь с Витани. В этой рутине больше не было места жаркому солнцу Средиземноморья. Не было места пустынным пляжем, машинам на прокат, жгучими коктейлям и танцам под волнующие итальянские мотивы. Все теперь было обычно и спокойно. Да, он ждал этого спокойствия и был ему рад, его не смущал такой уклад жизни, пусть он был частью общей серой массы, но зато он снова был дома и можно было даже забыть о всех тех кошмарах, что остались позади. Можно, да не получалось. Прибывая в министерство каждый день он знал наперед, каким будет этот день, если не придираться в деталям. И частью этого дня были те странные мгновения какой-то тревоги, каждый раз возникавший у него в сердце, когда он проходил мимо второго уровня или встречал тех, кто там работал. Они не замечали его, он был всего лишь стажером, тенью той серой массы, что каждый день обитала в министерстве, и не знали, какое он сам уделял внимание этим случайным и закономерным столкновениям в туалете, в лифте, в коридоре. Его мучили двойственные ощущения. С одной стороны, совесть его была не чиста. Он бежал, скрывался с Витани, пользовался помощью тех, кого в то время во всю разыскивало правительство, держал в тайне заболевание де Бюр. Но с другой стороны, в глубине души ему хотелось признаться, зайти решительно один раз в стены Аврората и выложить все, что рвалось и шумело у него в голове. Но по понятным причинам он сдерживал эти порывы. Он знал, что это единственный способ сбросить с себя весь этот груз и перестать испытывать дрожь перед ними, но также он и не хотел разрушить эту новую жизнь, эти новые привычки, которыми он успел здесь обзавестись. Ведь все это ему нравилось.

Как ни странно, он быстро привык ко всему, что его ожидало на родине. Неожиданно для себя, вернувшись в Англию он решил, что хочет пойти работать в отдел международного магического сотрудничества. Он не мог до конца объяснить, почему его выбор был именно таков, ведь он никто не думал об этой работе. Возможно, долгая жизнь за границей повлияла на его выбор. Да и перспектив в этом месте Алекс видел для себя множество, а он всегда был достаточно честолюбив. К новому дому он привязался тоже достаточно быстро. Единственное, к чему действительно было сложно привыкнуть - была болезнь Витани. Он замечал, что девушке нравятся то новое, что она теперь открывала в себе, но самого его эта новая де Бюр немного пугала, а во время полнолуния вообще вгоняла его в ужас, но он все таки сохранил в себе какие-то остатки смелости, чтобы оставаться с ней, хотя ему было по-прежнему трудно разобраться в своих чувствах к ней.

В этот день ноября, дождливый и ненастный, столь похожий на его самого, он как всегда прибыл домой после работы и немного перекусив, поднялся в спальню, дожидался Витани, он вполне мог поужинать и без нее,. но привычка и некоторая инертная привязанность давали о себе знать. Расправившись с рабочей одеждой и облачившись в домашний халат, который делал его похожим на старого домоседа и почетного семьянина, приземлился на кровать. Ему нравилось то, что он делал, но все-таки усталость так или иначе всегда свалилась на него в конце рабочего дня, ему предстояло еще многое сделать, чтобы наконец закрыть свой испытательный срок.

Витани пришла немногим позже него. Услышав шум в коридоре, он принялся ее дожидаться. Не прошло и пару мгновений, как девушка влетела в спальню, будучи крайне обеспокоенной и встревоженной, почему Алекс тут же напрягся и приподнялся на кровати, надеясь на то, что она просто была не в духе. Он осторожно положил свои руки ей на талию и принялся изучать ее лицо. Прозвучали слова, тяжело повисшее в воздухе. Они предотвращали беду.
-В чем дело? - быстро среагировал Алекс.

Отредактировано Alex Mercur (2015-07-27 12:03:49)

+1

4

Вот его руки обвивают ее талию, и он становится ближе, с ним становится спокойнее, но не настолько, чтобы Витани позабыла обо всем. Его запах, проникающий в ноздри, а дальше к ее сердцу, заставляет замедлить его бег. Руки больше не тряслись и челюсть расслабилась, но все тело де Бюр. Глубоко вздохнув, она скосила свой взгляд изумрудных глаз на молодого мужчину, который с беспокойством вглядывался в ее лицо.
- Аллегра и Барти вернулись в Британию, - начала с самого главного девушка, а затем, высвободившись из объятий Алекса, взобралась с ногами на постель, сев напротив него по-турецки, совсем не заботясь о том, что была в юбке. - По словам Соурвиста Крауч напал на Аллегру, но его поймали. Он под арестом. А Аллегра в Мунго. У них оказалась моя старая палочка, так что я одна из подозреваемых в помощи Пожирателям. И мне кажется, Соурвист серьезно настроен засадить меня за решетку вместе со всей семьей Краучей.
Тяжело вздохнув, де Бюр продолжила.
- Однако есть вероятность избежания этого. Если я выступлю в суде против Крауча. Я безусловно согласна на это, но сначала хочу направится в больницу, чтобы убедиться в том, что это действительно моя кузина, а не кто-то под оборотным зельем. Думаю, я различу ее истинный запах...
Девушка взглянула в глаза молодого человека, зная, что ему не нравятся новые способности Витани, которые были ей только на руку. Да, раз в месяц приходилось страдать им обоим, но ведь ради остального можно было и потерпеть. Тем более терпела-то в основном Витани, а не Алекс.
- Я хочу, чтобы ты был осторожен. Особенно на работе. Не попадайся аврорам по мере возможности, ладно? - девушка взяла МеркГура за руки и чуть их сжала.  - Ты имеешь право хранить молчание. А если что, проси привести меня, потому что ты ни в чем не виноват. Это моя семья и мне за нее отвечать.
У нее и так все отобрали. Если отберут и Алекса, то неизвестно, что произойдет. Но явно ничего хорошего.

+1

5

И лампа не горит.
И врут календари.
И если ты давно хотела что-то мне сказать, то говори.
Любой обманчив звук.
Страшнее тишина.
Когда в самый разгар веселья падает из рук бокал вина.
И черный кабинет.
И ждет в стволе патрон.
Так тихо, что я слышу, как идет на глубине вагон метро.

Она еще не начала говорить, но он уже знал: жди беды. Подобные слова всегда предвещали что-то плохое и грозили последующими проблемами, которые могли лишь еще больше усложнить их и без того полную тревог жизнь. Красной вспышкой в его мозгу пролетала мысль о том, что кто-то разоблачил ее, узнал о болезни. Но эта идея не успела получить дальнейшего развития, ибо слова, выпорхнувшие  из ее уст сразу после, вогнали его в оцепенении. Ему стоило только услышать эти имена, чтобы понять, дело-труба. Последующая эмоциональная речь девушки, произнесенная сбивчивым и взволнованным голосом, стала для Алекса своего рода бодрящим ледяным душим, заставляющим кровь зашуметь и бешено застучать в мозгу. Что это было? Страшный сон, ставший явью? Всевышний читал его мысли. И словно смеясь, он сделал за него того, на что он боялся решиться все это время. Безопасность и репутация Витани была под угрозой. Чего уж там таить. Он, наверное, ждал этого дня. Всячески пытался отмахнуться от тех негативных мыслей, что постоянно крутились у него в голове и убедить себя в том, что все будет хорошо, все обойдется. Им все простится. Но Бог, как говорится, шельму метит. Он чувствовал, как кровь застывает в жилах, заставляя его задержать дыхание, чтобы до конца выслушать то, что накопилось у Витани на душе. Ему было жутко. По-настоящему ужасающе жутко, как бывает в тех случаях, когда тебе грозит смертельная опасность. За кого он боялся? За себя, за их жизнь, за Витани? Ему было страшно потерять спокойствие, потерять тот комфорт, что они обрели за эти месяцы. Но там было что-то еще, что-то, гнездящееся глубоко в его сердце. Облегчение? Да, скорее всего, это было оно. Нельзя было всю жизнь проживать так - в постоянно ощущения страха и ожидания, постоянно пытаясь убежать от зловещей тени, настигающей тебя каждый раз, стоит только сбавить темп и успокоить сердцебиение. А ведь он и вправду расслабился, впервые за последние время ему верилось, что худшее позади. Так как же оно снова оказалась у него на пути?
-Разве в Мунго не могут распознать оборотное зелье? - почему-то он задает именно этот вопрос, будто это самое главное, что его сейчас беспокоит, но только так он может дать себе передышку, чтобы собрать остатки своего разума, снедаемого миллионом мыслей.
Когда в их спальне вновь поселилась тишина, Алекс побоялся ее нарушить, она была необходима ему сейчас. Витани хотел, чтобы он был осторожным? Но ведь именно это он и делал все это время. Разве нет? Ведь дело было на самом деле лишь в том, что она была рядом. Она была нужна ему и в то же время эта она, ее семья, ее прошлое были виной всему тому, что каждый раз после вот таких "нам надо поговорить" их жизнь снова переворачивалась верх дном и почва начинала уплывать из под ног.
-Знаешь, возможно, это и к лучшему, - вдруг выпалил он, оказавшись у окна и прижавшись лбом к холодному стеклу, изучая невидящем взглядом капли на нем.
-Я имею ввиду, не то, что тебе подозревают, а то что все случилось именно так, - продолжил он, будучи не уверенным, что ему стоит выражать свои мысль столь прямо, - В конце концов, Барти заслуживает наконец оказаться там, где его давно ждут. Так он больше не сможет причинить нам вред, - он решительно избегал упомянуть Аллегру, к ней он питал двойственные чувства, но знал, как она была дорога для Витани, - Ты должна им рассказать все, что знаешь. Постараться вспомнить все, чтобы они оставили тебя в покое. Им же можно верить? - он вообще теперь сомневался, что хотя кому-то можно доверять в этом мире, даже собственные ощущения порой обманывали его.
-Я буду молчать. Буду - закончил он шепотом, потирая лоб.

+1

6

Взгляд девушки резко меняется, когда Алекс задает вполне логичный вопрос, но не тот, который бы хотела услышать Витани после всего того, что она ему сказала. Ей приходится приложить немало усилий, чтобы привести свои нервы в порядок на сколько это вообще возможно и не сорваться. Сегодня был достаточно... неприятный день. Но Алекс точно не был тем, на кого бы де Бюр хотела бы сорваться сегодня. Этого больше заслужил Соурвист, который и был в общем-то причиной нервозности девушки, больной ликантрапией. Вит взглянула на свой шрам на руке, пытаясь сосредоточиться на своем спокойствии, а не раздражении, чтобы Алекс не подумал, что она на него злится.
- Ты же понимаешь, что я должна сама убедиться в этом. Думаешь, слова каких-то целителей для меня что-то значат? - на удивление для себя спокойно произносит девушка, не глядя на юношу перед собой, потому что чувствует некую обиду за то, что именно это его волнует в первую очередь. Выпустив его руки, она дает возможность тишине повиснуть между ними, а МеркГуру хорошенько подумать над тем, что он должен был сказать.
Соскользнув с постели, де Бюр направилась к шкафу и распахнула его дверцы. Нарядов ее матери, темных и мрачных, тут осталось достаточно. У Витани оказался нужный размер, и, к сожалению, с годами девушка проявила свое пристрастие к таким одеждам. Расстегнув молнию на боку, де Бюр выбралась из сегодняшнего платья и повесила его на вешалку в шкафу, после чего закрыла его и направилась своей прикроватной тумбочке откуда достала домашние футболку и шорты. Вечер был достаточно поздним, чтобы они с Алексом поужинали и отправились спать, поэтому надевать что-то такое в чем можно было бы встречать гостей, Витани не стала.
Услышав голос МеркГура вновь, девушка повернулась назад, увидев его уже около окна. Она понимала, что его речь относилась не только к Краучу, но и к Аллегре. Витани поджала губы, закусывая нижнюю, чтобы не выпалить что-то гневное, тем более, что имя ее кузины не было произнесено. Тяжело вздохнув, девушка с усилием подавила в себе гнев и приблизилась к юноше. Обняв его за талию со спины, Витани прижалась щекой к спине Алекса.
- Никому нельзя верить, - тихо проговорила она, понимая, что у нее остался только он, а она у него. И одна осечка - у них не будет никого. Поэтому де Бюр каждый раз пыталась предостеречь их от ссор. Именно поэтому сейчас она приказывала себе быть мягче с Алом. - Я постараюсь сделать все в лучшем виде. Постараюсь, чтобы все было хорошо. Обещаю.

Отредактировано Vitani de Byur (2015-07-30 23:35:44)

+1

7

Алекс промолчал, когда Витани выразила свое недоверие колдомедиком. Сам он едва ли сомневался в том, что это была действительно Аллегра. Ему было немного жалко эту женщину, она всегда была мила с ним. Но все же она знала на что шла, когда бросила своих детей и отправилась на седьмой кольцо ада вместе со своим любовником. Алекс также знал, что у Аллегры были дети, которые воспитывались без матери и отца, и, возможно, оно было и к лучшему. Он видел на примере Витани, во что может превратится жизнь, если связываешь себя с Пожирателями Смерти. Да, де Бюр любила Кэрроу и Аллегра не была монстром как Крауч, но и она была не без греха.
-Соурвист? Или как там его. Он  не сказал, что с будет с Аллегрой? Ее тоже будут судить? - он как-то упустил этот момент.
Пока он ждал от нее ответа, девушка принялась переодеваться в домашнюю одежду. Алекс даже не повернул головы, они уже настолько долго жили вместе и он не раз видела ее без одежды, так что это уже не вызывало в нем прежних эмоций, тем более в момент такого серьезного разговора, который тяготил его. С одной стороны, ему бы следовало быть мягче и сглаживать углы в разговоре, чтобы не задеть Витани этой болезненной темой, но с другой стороны, они слишком хорошо знали друг друга и он не любил притворяться перед ней и выбирать слова.
Почувствовав ее прикосновение, Алекс отозвался на ее действие и нежно провел ладонью по ее рукам. Может, хотя бы так он мог ее успокоить. Он прекрасно понимал, что что бы он сделал сейчас, действительно расслабиться можно будет лишь тогда, когда все будет кончено. Алекс немного переживал и за себя, ведь он тоже поучаствовал во всей этой неприятной истории, но проблемы Витани казались куда более серьезными и сейчас было необходимо сосредоточиться на них.
Никому нельзя доверять. Да, в словах Витани была доля истины. Но разве можно было так жить? Все время ожидая опасности отовсюду. Разве это жизнь? Когда они наконец смогут вдохнуться спокойно и позабыть обо всем, как о страшном сне.
-Ты обратишься за помощью к Моргане? - ответил он на ее обещания о том, что скоро все наладится. Но разве все зависело лишь от нее? Что она могла сделать против огромной государственной машины? Алекс не хотел бы снова просить помощи у знакомой Аллегры, не хватало еще, чтобы кто-нибудь узнал о их с ней знакомстве, но в голову ему не приходило не одна идея о том, к кому еще они могли обратится. У него не было не друзей, не знакомых, которые действительно могли как-то повлиять на ситуацию.

+1

8

Девушка молча наслаждается очередным моментом тишины повисшем между ними. Раньше эти моменты были так часты, что де Бюр научилась находить в них свою прелесть. Она привыкла все обдумывать сама, не обсуждая ни с кем. Правда, когда Алекс проявлял желание поговорить, Витани, конечно же, ему не отказывала. Как сейчас. МеркГур, наконец, подобрал правильный вопрос заставляя девушку улыбнуться мягкой, но грустной улыбкой. Это мгновение было слишком быстрым, потому что ее ответ прозвучал незамедлительно.
- По его словам, она невменяема. То есть не дееспособна и к суду ее пока привлечь не могут. Думаю, когда она придет в себя, то его все же над ней проведут, - голос де Бюр прозвучал на несколько тонов ниже, чем выдала свое недовольство по этому поводу. Хотя она прекрасно понимала, чего они хотят добиться - чтобы все Пожиратели оказались за решеткой. А Аллегра имела Метку, значит она должна оказаться в Азкабане.
Прикосновения любимого к ее рукам немного успокаивают девушку, и она чуть отстраняется, чтобы юноша повернулся лицом, и она могла обнять его нормально, чтобы быть ближе. Ее слух улавливает его сердцебиение - спокойное и ровное, и ее собственное начинает стучать ему в такт. Ее слова о недоверии относились ко всей Британии, которая считала ее участницей преступлений. В этой части были Соурвист и Кейтлин. И все остальные, кто думал о том, что она соучастница. Им нужны были доверенные люди, такие как Мортель, который понимал все, знал все секреты и держал их при себе. Тот, который работал ни на кого, кроме семьи. Поэтому, когда разговор заходит о Моргане Гарлоу, которая помогла им с Алексом быстро получить место в Министерстве, девушка тяжело вздыхает. Моргана была верной приспешницей Темного Лорда, но и хорошей коллегой Аллегры. Она не подвела ни разу. Тем не менее, де Бюр не хочет злоупотреблять, и так чувствуя себя должницей перед этой женщиной.
- Только при большой необходимости. Если не справлюсь сама, - и честно сказать, Витани чувствовала, что она уже не справляется, но показывать это при юноше не стала. Отстранившись, она мягко улыбнулась, чтобы закончить этот разговор на приятной ноте. - Пойдем ужинать.

+1

9

7 декабря 1998
После встречи с Анной и раскрытия ее тайны

Первое время Витани была в оцепенение, напоминающее болезнь, когда человек не может двигаться и в принципе функционировать. Глядя на ребенка Анны, она теперь каждый раз видела в нем черты мужчины, с которым жила достаточно продолжительное время. Глядя на Анну, она видела, как та сожалеет, но не о случившемся, и не о том, что подобное привело к ее беременности. Де Лун была хорошей матерью, а хорошие матери никогда не жалеют о родившихся детях, даже от таких отцов как МеркГур.
Витани не помнит, как добралась до дома без происшествий. Она не помнит, что сказала Анне. Кажется, в принципе ничего. Она... она просто ушла. Ей нужно было вернуться и посмотреть в глаза человека, которого она любила.
Де Бюр вошла в свое родовое поместье, которое пропахло человеком, которого она любила. Его запах тут же встрепенул ее звериное начало, которое крылось в ее тонком изящном теле, скрытое от чужих глаз и мыслей. Внешне Витани де Бюр была примерной наследницей своих родителей, как только ей исполнилось восемнадцать, но внутренне скрывалась сила, кою боялась даже она, если в небе светила полная луна.
Перед девушкой появился эльф-домовик, глядя своими большими доверчивыми глазами. Витани покачала головой на ее руки, которые были готовы принять верхнюю одежду.
- Спрячься и не появляйся, пока я тебя не позову, - приказала де Бюр Вильке. В глазах эльфы появился страх и что-то наподобие беспокойства, но она послушно исчезла. Витани знала насколько была опасна в гневе с тех пор, как внутри нее поселилось голодное нечто, что постоянно напоминало о себе, скребя когтями по ребрам. Вит не хотела навредить своей подопечной, если та вдруг попадется под горячую руку.
Не снимая верхней одежды и обуви, Витани сняла перчатки и положила их на комод в прихожей. Медленно направившись вглубь дома, она шла по одному направлению, потому что прекрасно знала, где сидит Алекс. Она слышала его дыхание, стук его сердца, пульс на шее даже с такого расстояния. Он сидел в гостиной. Когда де Бюр вошла, он даже этого не услышал. Девушка приблизилась к креслу, на котором он сидел и встала перед ним, глядя на него холодным взглядом. Ей хотелось отобрать у него журнал, который он держал в руках, и бросить в огонь камина. Хотелось залепить ему пощечину, чтобы аж звон в ушах стоял. Хотелось побить его, чтобы он встать не смог. Хотелось испробовать на нем какое-нибудь заклинание... но ничего из этого де Бюр не сделала.
- Я была у Анны. - Произнесла она, когда он взглянул на нее.

+1

10

Последние несколько месяцев оказались очень тяжелым для них обоих. Алекс продолжал пребывать в состоянии постоянной нервной дрожи, расследование по делу Аллегры подобно грозовой тучи, готовой вот-вот разверзнуться, нависло над ними. И пусть существовала огромная вероятность того, что девушке и на этот раз удастся выйти сухой из воды, и свободу их не ограничивало ничего кроме налогов и собственных страхов, жизнь казалось застыла на месте. Алекс пребывал в состоянии постоянного ожидания, когда разразиться буря или установится тишь. Благо, что согласно политике конфиденциальности, никто сторонний не был вовлечен в эту историю и слухов в Министерстве удалось избежать. Возможно, в такие времена просто каждый старался держать рот на замке и не обсуждать то, что ему было известно.
И несмотря на всю тяжесть их бремени, спустя какое-то время МеркГур стал осознавать, он почувствовал, что был в силах преодолеть вместе с Витани даже это. Он понятия не имел, что придавало ему сил, но взгляд его устремлялся в будущее. Он ждал момента, когда ожидание прекратится и они снова начнут жить, куда-то двигаться. Он надеялся, что когда беды все будут позади, на него снизойдет озарение и он осознает, куда лежит его путь. А пока все, что ему оставалось - праздно почитывать желтую прессу за чашечкой вечернего чая. Алекс не желал себе признаваться в том, что в сущности жил он неправильно. Ничего не добился сам, не пытался изменить свою жизнь при наличии огромного количества к ней претензий. Жил с девушкой, душу которой он по-прежнему волновал, а сам он даже не представлял, была ли она той самой, с кем он согласился бы просыпаться и пить чай до конца своей жизни. Алекс даже не был уверен, что ему вообще теперь и когда-либо нужен был кто-то, если он так легко чувствовал себя в одиночестве, хоть и повинуясь общечеловеческому страху, что одиночество может поселиться с ним навсегда, а с Витани его связывал комфорт и воспоминаний прежних, более светлых годов.
Услышав ее шаги на лестнице, он ощутил лишь привычное спокойствие, ибо с легкостью мог предсказать окончание этого дня. Алекс ждал, когда волшебница покажется на пороге спальни, может спросит про ужин, и совершенно точно подарит ему будничный и рутинный поцелуй.  Но реальность, вырвавшаяся в их покои вместе с его благоверной, спешила нарушить его ожидания.
-Здорово, - протянул Алекс, отрывая глаза от страницы, улучив лишь секунду заминки, чтобы оценить угрожающую ситуацию, - В чем дело? Вы с ней поругались? - продолжил он слабо, надеясь оказаться верным в своих догадках, ведь они оба помнили первую встречу Витани с Кейт.

Отредактировано Alex Mercur (2016-07-21 23:23:08)

+1

11

Он даже не удивлен. Губы Витани изогнулись в неприятной усмешке. Она выдохнула через нос, словно произвела смешок, но беззвучный. Качнув головой, девушка отошла от Алекса, снимая с себя пальто.
- Тебе бы это было на руку, да? - ее тон не скрывает издевки, делая ее голос похожи на русалочий, когда обитатели морей находятся не в воде и не могут петь также прекрасно, как поют в глубинах океана.
Кинув верхнюю одежду на кресло, девушка подошла к столу и взяла бутылку с вином, которую Вилька достала заранее, зная, что хозяйка наверняка захочет приятно провести вечер со своим мужчиной. Только вот ничего приятного вечер не предвещал. И де Бюр собиралась выпить скорее для того, чтобы притупить свои звериные инстинкты, хотя ей этого вообще не хотелось. Однако девушка прекрасно помнила на что она была способна в своих порывах.
Усевшись в кресло напротив Алекса, Витани рывком скинула обувь, помогая себе ногами, и закинула ноги на подлокотник, но бокал для вина так и не взяла, предпочитая пить из бутылки.
- Мы очень мило побеседовали, - ее тон говорил о том, что ничего милого она не имеет в виду. - Вспомнили былое. Ты помнишь, как мы все вместе учились, да? Конечно, помнишь. - Де Бюр усмехнулась, не глядя на МеркГура, и сделала пару глотков из бутылки. - Рассказала мне, что вы неплохо общались... Весьма неплохо, пока я гуляла с малышом Каспером.
Девушка цыкнула, выражая все свое презрение к тогдашнему своему кавалеру.
В воздухе повисло молчание. Витани стала буравить парня взглядом, но он так ничего и не сказал. В ней медленно начала закипать гнев, который до этого она все время пыталась удержать.
- Так и будешь делать вид, что ничего не помнишь?

+2

12

Их отношения были сложны с самого начала. И в этом едва ли можно было обвинить кого-то из них по отдельности. Для Алекса минувшие обиды казались далекими, о них он предпочитал не вспоминать, в настоящем хватало бед и проблем, превосходящих прошлые ошибки по своему масштабу. Но внезапное язвительное настроение Витани сиюминутно освежило притупившиеся воспоминания. Анна давно исчезла из их жизни и Алекс поверил, что ему удалось избежать кары земной за свои преступления. Конечно, возвращение девушки в Англию заставило его прийти в состояние готовности к любым неожиданностям, хотя он и верил, что де Лун была достаточно умна, чтобы не отравлять их шаткое настоящее далекими и незначительными ошибками их юности. И до сих пор их вновь возобновившееся общение с Витани протекало гладко и без осложнений для него лично.
Ядовитый ответ Витани заставил парня отвлечься от своего чтива и сосредоточить на ней все свое внимание. Он ощутил запах неминуемого пожара, но не смел ответить на вызывающее поведение девушки. Он знал на собственном опыте, что порой Витани становилась крайне раздражительной и даже свирепой, пребывая не в духе, и он надеялся, что это был именно тот случай, когда ему стоило абстрагироваться и не отвечать на ее нападки. Но Витани желала продолжать разговор и в какое-то мгновение он приобрел весьма опасное для него русло. Не оставалось никакого сомнения, что Анна все-таки проболталась об их ночи в Трех Метлах. Долгое время после случившегося Алекс опасался, что правда выйдет на поверхность, но никогда у него не было заготовленного плана действий на такой случай и потому он сидел неуклюже раскинув руки и выжидательно глядя на свою разъерепеневшуюся самку.
-Витани, что она тебе рассказала? - осторожно начал Алекс, в душе проклиная Анну, о которой он был большего мнения.

+2

13

Ах, вон как подобрался сразу. Витани горько усмехнулась, отведя взгляд от Алекса, делая очередной глоток вина из бутылки. оно показалось де Бюр настолько отвратительным, что ей захотелось разбить эту бутылку об голову МеркГура.
- А ты не знаешь? - в голосе Витани появляется что-то, что напоминает слезы, которые комом собираются в горле, если человек удерживает их, чтобы не показать слабости. Она посмотрела в глаза юноши и поняла - он думает о другом. Он думает о том, как трахал де Лун своей постели, а не о том, что у нее есть ребенок от него.
- Да ты не знаешь... - голос девушки стал удивленным и в то же время противно восхищенным. Ай да Анна... Анна-Анна... Скрытная крошка Анна. Милая и прелестная. Кто бы мог подумать, что ты будешь способна на подобное...
Кто бы мог подумать, что Витани станет настолько жестока...
- Ты ведь даже понятия не имеешь, да? - Девушка поднялась со своего места и медленно приблизилась к мужчине, который даже не шевельнулся, чтобы подняться со своего места к ней навстречу. Из горла Витани вырвался истеричный смех. - Боже, какой же ты все-таки никчемный, Алекс...  Почему я влюбилась в тебя? Почему?
Свободной от бутылки рукой, де Бюр прикрыла глаза и засмеялась снова. Когда истерика закончилась, девушка медленно провела ладонью по своему лицу, размазав подводку под глазами.
- У Анны де Лун есть сын. Твой сын, МеркГур. Поздравляю с пополнением, папаша, - ядовито выплюнула она напоследок.

+3

14

Эта беседа, лишенная смысла, напоминала столкновение кролика и ужа, и Алекс был в ней далеко не хищником. Витани, казалось, говорила с ним на чужом языке. Не оставалось никаких сомнений, де Лун потянуло на ностальгию и она, совершенно забыв про последствия, сбросила на Витани эту бомбу. С её стороны это было по меньшей мере мерзко. Анна не давала о себе знать столь долгое время, она понятия не имела, как складывалась их жизнь, но считала своим долгов разрушить её, поведав де Бюро никому ненужные подробности их юношеской связи.
Прежде Алекс испытывал самые лучшие чувства по отношению к Анне. ин помнил её сдержанность и тактичность, что никогда не была свойственны Витани, мягкость, обходительность и умение найти нужные слова в самые худшие времена. Но сейчас он был не в состоянии оценить те добродетели, его разрывало от возрастающей ярости и рассеянной беспомощности. Де Бюр засыпала его повторяющимися вопросами, которые ещё больше сбивали его с толку, что Алексу даже начало казаться, что он заблуждался, или это был лишь нелепый спектакль. Витани напоминала ему маятник, раскачивающийся и кидающийся из одной крайности в другую. Голос её был оглушён и сдавлен слезами, а спустя мгновение лицо девушки сново искажалось гримасой и она заливалась истерическим смехом. Алекс едва ли видел её прежде такой. Де Бюр порой становилась гневной, порывистой и раздражительной, но прежде она никогда не билась в истерике, судорожно разбрасывая жесты.
Она томила его, раздражая и без того возбужденные нервы. Задавала вопросы, которые так и оставались без ответа. Она сожалела, его ненавидела. Возможно, это был конец, мучительный и унизительный.
Оцепенение наступило секундой спустя. Без всякого выражения Алекс взирал на девушку, не в силах отреагировать на скомканную фразу, брошенную ему в лицо подобно стакану наполненному горечью и ядом. Это казалось безумием. МекрГур никогда не думал, не знал и не догадывался. Такое случиться с ним не могло, только не в его мире.
-Что? - выдал он нервный смешок, - Это же полный бред, ты сама понимаешь о чем говоришь? - его голос глухо ударился от стен комнаты и скатился вниз, не найдя никакой реакции. Холодок окутывал его сзади своими обманчиво ласковыми объятиями, дрожь вспыхнула где-то в затылке и покатилась вниз по спине.
-Я....черт, черт, - подчиняясь какому-то импульсу он, сделав шаг к Витани, но передумав на пол пути, отвернулся, вцепившись судорожными пальцами в волосы на затылке, воспроизводя какие-то неловкие движения, словно не зная в какую сторону ему кинуться.
-Анна сказала тебе это? - решительно достиг он Витани, схватив не за плечи, едва сдерживаясь.
- С чего она это взяла? Мерлин, - теперь истерика настигла его, прислонив лоб к прохладной стене, Алекс замер, желая лишь унять давление, сковавшее его череп.
-Черт....- снова и снова повторял он, - Витани, - собрался с духом он, - Я просто не знал, как тебе сказать об этом, я понятия не имел, что все так вышло.

+1

15

Мир постепенно разрушался. С того самого момента, как Витани влюбилась в этого человека. Ее сердце было раздроблено каждым его поступком, и она кое как  каждый раз его склеивала обратно, сшивала нитями, скрепляла своей силой духа, будто бы бросала МеркГуру вызов: "Что ты еще приготовил для меня?" Каждый раз она чувствовала свою победу, когда ей удавалось найти силы, чтобы продолжать искать способ заставить его принять свою любовь. И когда они, наконец-таки, остались вдвоем, один на один, без других преград, она уверилась в том, что ей больше не придется чинить свое сердце и свою душу.
Но Алекс МеркГур просто превзошел все ее плохие мысли о себе.
Девушка молча смотрит на него с ничего выражающим лицом, не реагирует на его прикосновения, смотрит прямо ему в глаза, ловит каждый его ошарашенный взгляд, вслушивается в каждое его слово, и тихо про себя ликует, злорадствует, ненавидит его, радуется его шоку. Внутри нее нечто темное, свирепое хочет вцепиться ему в лицо и разорвать в клочья. Но Витани лишь чуть покачивается, чувствуя, как злость отбирает у нее силы, и если она не выплеснет ее, то точно рухнет на пол от изнеможения. А она этого не хотела.
- Он улыбается также, как ты, - тихо проговорила де Бюр, улыбаясь наиграно теплой улыбкой. - У него твой взгляд. Когда он вырастет, то подобно своему папаше разобьет этим взглядом не одно сердечко бедных девиц. Все сходится по срокам, Алекс. Ты оплошал.
Витани погано. Если она не может избить МеркГура, то нужно либо уйти, либо, чтобы он свалил сам. Но даже сейчас она прекрасно осознавала, что потом захочет его найти. Легче высказать все, потом молчать несколько дней, зная, что он здесь. Зная, что он раскаивается. А потом... Де Бюр вдруг поняла, что сама совершила ошибку. Он может искать встречи со своим ребенком. Он захочет убедиться, что это действительно его сын. И если убедится, что это его кровь и плоть, то возможно захочет вернуться к Анне. Это буквально заставило Витани очнуться.
- Не знал как сказать? Думаю, ты вообще не парился по этому поводу, согласись, - уже более спокойно продолжила Витани, взбалтывая вино в бутылке. - И не вздумай даже направиться к ней. Она прекрасно живет с другим мужчиной. Ты там не нужен. Понял меня?
Девушка взглянула на парня, и от нее повеяло угрозой.

+1

16

Алекс внимательно слушал, пожирая взглядом лицо девушки, прочитывая все происходящие с ним перемены. Он внимал, не верил, голова шла кругом, ее невыносимая жестокость, пронзившая каждое слово, шквалом обрушивалась на его бедную голову. МеркГур испытывал странное ощущение. Он не мог до конца осознать услышанное. Улыбка, взгляд, ребенок, маленький ребенок, его ребенок, - все это казалось нереальным, пришедшим из альтернативного мира, не имеющего ничего общего с его жизнью. Столько лет он и этот ребенок, Анна шли параллельно, не пересекаясь, не оглядываясь назад, а он даже не подозревал не догадывался, но судя по словами де Бюр, это существо было вполне себе осязаемым. Но Алексу лично с трудом удавалось нарисовать в своем воображении даже самые общие черты. Казалось, увидь он его в живую, он бы скорее поспешил ущипнуть себя и удостовериться в реальности происходящего.
Помимо этой новости, которую расплывалась и ему не удавалось вывести из нее итог, существовала еще боль, которую они нанес Витани и подсознательно МеркГур понимал, что все эти слова, свирепые взгляды были результатом этой боли, которую жгла теперь изнутри и его.
Не то, чтобы Алекс не имел представления о том, откуда берутся дети, но он подобного не планировал, МеркГур не задумывался над этим вопросом, они с Витани, как ни странно, ни разу не обсуждали детскую тему, стать отцом не было его мечтой или целью, хотя, если честно признаться, последние годы парень вообще даже смутно не представлял, к чему ему стоит двигаться и идти, он будто застыл посреди всеобщей неразберихи и хаоса, потеряв контроль над собственной жизнью. И теперь этот хаос вырвался наружу окончательно подобно буной реке, смывшей плотину и похоронившей ее в своих бесчисленных водах.
МеркГур еще не успел подумать, составить план действий, как Витани уже спешила предотвратить его возможные действия. О чем она говорила? Алекс не представлял, хочет ли он увидеть этого ребенка.
-Я не понимаю, - Витани сбивала его с толку и это порождало в нем очередные волны раздражения и горечи, - Зачем ты все рассказала мне это, про улыбку, взгляд. К чему все это было, если ты так не хочешь, чтобы я вмешивался в их жизнь, - схватился за голову он в стремлении проломить глухими шагами под собой пол, - К черту, - наконец выплюнул он, выходя прочь.

+1

17

середина января 1999
Звон стекла до сих пор стоял в ушках Витани, а след от красного вина так и не был отмыт на стене, оставленный словно напоминание об ошибке Алекса МеркГура. С того вечера, седьмого декабря, он больше не возвращался в поместье де Бюр, а она прекрасно сосуществовала в своем одиночестве, отдаваясь больше работе. Даже не смотря на то, что она изводила себя по вечерам, к утру она выглядела бодрее, чем самый бодрый и здоровый человек. Однако кожа у нее стала бледнее, да и взгляд заметно потускнел, потеряв интерес к жизни.
А потом все просто поменялось...
В одно утро девушка почувствовала тошноту и почти сразу же непреодолимое желание сожрать все съедобное, что было в доме. Такой голод она не ощущала с тех пор, как в первый раз подходило ее обращение в волка. Но и даже тогда это была не такая извращенная форма желания чего-то съесть. Тогда Витани осознавала, что конкретно ей хочется сырого мяса. А сейчас... Сейчас она хотела слишком невозможных вещей. Девушка захотела провериться в больнице, но был риск, что ей придется рассказать о своей болезни, а этого она не хотела. Поэтому она, переборов свою гордость, обратилась к де Лун. Также ей пришлось раскрыть свой секрет, но Витани была уверена, что де Лун его не раскроет, пусть у девушки и была мысль заключить с ней обет молчания. Вокруг де Лун было слишком много людей, которые ненавидели де Бюр и ее семью, а сама Витани была в последнее время слишком параноична. Но суть не в этом.
Анна заключила, что Витани беременна. С тех самых пор девушка чувствовала себя не в своей тарелке. Осознание того, что она осталась одна с ребенком, который еще не родился, пугало ее. Она не знала что делать.
Самой глупой и одновременно умной мыслью, что пришла в голову девушке это продолжать делать вид, что ничего не произошло. Поэтому ее дни были все также скучными и одинокими. Уйти с работы она не могла - если кто-то из министерских узнает, что она забеременела и не вышла замуж, то засмеют. Кто-то просто займет ее место в Министерстве. И все. Весь смысл существования потеряется. Ее опека была невменяема и лежала в Мунго. Опасный преступник, который был ее воспитателем несколько долгих месяцев, был казнен.
Ей нужна была помощь.
Ей нужна была опора.
А у нее осталась только Вилька и родительский дом с наследством.
Она осталась совсем одна. С ребенком мужчины, который ее предал.

+1

18

http://f3.mylove.ru/ntX8k2d663
Dead star shine
Light up the sky
I'm all out of breath
My walls are closing in
Days go by
Give me a sign
Come back to the end
The shepherd of the damned
I can feel you falling away


Под тяжелым декабрьским небом голова Алекса начала прояснятся, глоток свежего воздуха, в первые секунды бросившего его в дрожь, можно было сравнить со свалившейся на него только что новостью. Он не знал, как это сложилось, что ждало его дальше, но теперь Алекс осознал, что единственный его вариант, чтобы выяснить все, - увидеть этого ребенка своими глазами.
На мгновенье повернувшись назад, он вгляделся в темный силуэт дома, который стал для него привычным и почти родным за последние месяцы, но который никогда не был его собственным. Все, что составляло его ежедневную жизнь, он получил, благодаря Витани, и теперь это сильнее обычного терзало ее измученное сознание. Он хотел получить свободу и теперь был близок к этому. Однако свобода влекла за собой ряд осложнений и разрушила привычный комфорт, в котором он сам не подозревая существовал до сих пор.
Бесцельно блуждая по окрестностям, утопающим в густой тьме, в тот вечер он чувствовал, что не может вернуться назад. Он просто дошел до точки, когда сам запутался в собственных действиях и ошибках, когда недовольство собой и собственной незрелостью безжалостно скрежетало внутри, царапая внутренности. Единственный выход от видел в отказе от всего, что превратило его в это жалкое существо, потерявшее самого себя посреди темных переулков столичного пригорода.
Он блуждал, желая отыскать ответы на мучившие его вопросы и только жестокий континентальный мороз вернул его к реальности и напомнил о необходимости отыскать убежище, чтобы переждать эту ночь. Алекс долго не думал и трансгрессировал в Косой Переулок. Здесь он еще на мгновение задержался в самом конце улицы, где над ним громоздился махина ночного клуба, когда-то принадлежавшего ему. Но зайти внутрь и, возможно, столкнуться там с Элинеей, он не решился. После приезда в Англию он так и не написал старой подруге, давно прервав всякие связи.
На следующее утро после ночи, проведенной в Трех Метлах, нарочно попросив тот самый номер, он направился в Мунго ибо не знал, где еще он мог найти Анну. Встречу их сложно было назвать теплой, но, де Лун хоть и выглядела слегка удивленной и ошарашенной, но, казалось, она ждала, когда он придет. Им предстояли долгое обсуждение прошлых дней, а затем МеркГура ждала встреча с сыном, названным Стефаном, который и вправду оказался вполне реальным.
Де Лун сразу дала понять Алексу, что никакой счастливой семейной жизни им не построить, хотя она и не запретила ему видеться с сыном. Но, честно сказать, МеркГур на это и не рассчитывал, ему необходимо было побыть одному, да и рушить жизнь девушки, о которой она молчала, но которая по всей видимости только начала налаживаться, было нечестно. Его неприязнь к Анне, вызванная недавним происшествием, полностью поглотило ощущение собственной никчемности и опустошенности.
Следующим его шагом было увольнение из отдела. Ему нравилась эта работа, но едва ли потому, что она была делом всей его жизни, а просто потому, что ему предоставили уютное местечко и весьма не пыльную работенку в том время, как простым смертным попасть на службу в Министерство было практически невозможно.
Вещи свои из дома де Бюр Алекс не собрался забрать. Сначала ему было просто невыносимо снова встретиться с девушкой, посмотреть ей в глаза, объясниться, а потом его закрутила встреча с Фарелл и возвращение в клуб. Алекс вовсе не собирался отнимать у нее клуб теперь после всего, что ей пришлось пройти, после того, как она в одиночку подняла его с колен после войны. Он просто рассчитывал на скромную должность ее помощника во всяком случае на какое-то время.
Рождество он провел в одиночестве и лишь спустя две недели решился на встречу с де Бюр. Дело было даже не в оставленных его в доме вещах, Алекс просто понимал, что должен все окончательно прояснить и, вероятно, закрыть этот вопрос.
-Привет, Вилька, - сказал МеркГур, встреченный недоверчивым взглядом домовика, - Витани дома? Скажи ей, пожалуйста, что я пришел забрать свои вещи....и поговорить, - сказал он, очищая пальто от снега, остановившись в прихожей уже чужого дома.

Отредактировано Alex Mercur (2016-07-26 21:27:25)

+1

19

Беда пришла откуда не ждали.
Витани не запрещала Вильке не впускать Алекса, но и не думала, что он вернется в принципе. Его возвращение стало сюрпризом, но девушка не спешила к нему на встречу. Она осталась сидеть в кресле, которое развернула и поставила близко к камину. На коленях были книги про магических существ. Де Бюр решила, что ей нужно повышение, чтобы было постоянное место на работе и ее не пытались выпереть, если вдруг что-то всплывет. Да и с Соурвистом нужно было быть осторожной. Все время начеку. А еще близилось полнолуние и все ощущения девушки обострились. И когда зверь внутри почувствовал приближение своего самца, то навострил уши и жадно втянул воздух с его запахом. Обычно волчицы умирали от одиночества, если их волки уходили, и сейчас Витани приходилось прикладывать слишком много усилий, чтобы не поддаться своей звериной сущности и не стать еще одной брошенной волчицей, которая подохнет от тоски.
А в данный момент ей приходилось бороться с желанием зверя броситься к своей паре, потому что волк слишком соскучился. А вот Витани нет.
Де Бюр слышала все, что сказал Алекс, поэтому не дала Вильке объявить его, а сразу же махнула рукой, позволяя эльфу провести МеркГура в комнату. Витани даже не повернулась, но книгу уже явно не читала. На столе рядом с ее креслом стояла большая кружка с кофе. Она явно перебарщивала с ним, чтобы не спать. Анна утверждала, что рацион питания и режим дня у де Бюр вредит плоду. Но той естественно было плевать на это. Она медленно убивала себя и кого-то внутри себя, раздумывая над тем, что делать.
Девушка не хотела, чтобы парень видел ее лицо. Она не хотела, чтобы он видел, как она кладет руку на живот в ожидании какой-нибудь боли или толчка, хотя об этом даже рано думать. Она не хотела, чтобы он видел, какой ужасной она стала.
Витани чуть повернула голову, чтобы увидеть вошедшего юношу краем глаза, а затем снова вернула взгляд к огню. От него пахло уличными запахами и озоном. Так пахли волшебники после трансгрессии.
- Твои вещи собраны. Они в спальне, - сипло оповестила де Бюр.

+1

20

https://66.media.tumblr.com/ac37a347e28d2ca16fa350d3defb404f/tumblr_ntbfr9uDbZ1uw1422o1_500.gif
Нас бьют - мы летаем от боли всё выше,
Крыло расправляя над собственной крышей.
Нас бьют - мы летаем, смеемся и плачем,
Внизу оставляя свои неудачи.
Неудачи...

Пусть врут, что крепчаем от новых предательств,
Подбитый изменой не ждет доказательств.
Кто крыльев лишился - боится влюбляться,
Но должен над страхом потери подняться.
Подняться...

Алекс и не надеялся на теплый прием, но все же отчужденность Витани была для него подобна отрезвляющему ушату ледяной воды или внезапной пощечине. Прежде ласковая и готовая смириться со многим Витани была для него холодным и недосягаемым айсбергом, и все ее переживания, что раньше были ему доступны и почти понятны, скрывались под маской безразличия и опустошенности как под черной водой океана.
МеркГур за последние годы настолько привык к ее постоянному присутствию, к ее нежности и самоотдачи, что перестал ее замечать, но утратив право на ее любовь, он явственно ощущал потерю, постоянный недостаток в чем-то существенном и необходимом. И это казалось страшным, де Бюр стала такой неприступной, что Алекс не решался в ее присутствии проронить лишнего слова. Возможно, впервые за многие годы он действительно ощущал себя виноватом и осознал реальную перспективу потерять ее навсегда, начать жизнь с нового старта, перечеркнув их совместные годы, будто они прожиты были впустую и привели их в некуда, в точку, где их ожидали одна лишь горечь утраты и взаимного разочарования, а впереди лежала лишь неизвестность будущих передряг, поисков и потерь.
Рассудок мог сколько угодно твердить МеркГуру, что фактической вины за ним не было, он не изменял ей, Анна подвернулась ему в момент, когда он был позабыт и оставлен де Бюр, но тяжкое бремя долгой и молчаливой лжи, за которой скрывалась куда больше горечи, чем он прежде мог представить, мучила его словно свинцовая многотонная гиря на его шеи. Раньше он не был уверен, что у него есть это "метафорическое" сердце, которому принято было болеть в такие минуты, но так как теперь в нем зияла рана, вечно сосущая и требующая больше боли, он невольно пытался отыскать источник своих страданий где-то в груди.
Медленно, с некоторой внешней сосредоточенностью и хладнокровием он укладывал стопки вещей в свой чемодан. Но парню не было никакого дела до этого ненужного хлама, он бы мог прожить без него, забежать в первый попавшейся магазин и купить пару новых брюк, но его не покидало ощущение, что он оставлял в этом домике что-то более важное и невосполнимое, то, с чем значительно труднее расстаться, чем с парой старых будничных брюк.
Профиль девушки мягко растворялся в полутьме, и она казалось такой совершенной и в то же время неживой, и ненастоящей в этой игре бликов и теней, отброшенных пламенем в камине. А тем временем, вещи его были готовы и не было нужды оставаться здесь более, но ему так хотелось поколебать, вдохнуть жизни в эту застывшую фигуру.
-Ну вот и все, - начал он хрипло и неловко, слова его повисли в воздухе без ответа, - Ты в порядке? Все хорошо? - не нашел он ничего более подходящего, чтобы сказать, его разрывало изнутри, но он будто бы не располагал больше правом волновать Витани своими переживаниями, - Скоро полнолуние, ты справишься сама?

Отредактировано Alex Mercur (2016-07-30 00:00:05)

+1


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Другие городские объекты » Поместье де Бюр, пригород Лондона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC