ИНФОРМАЦИЯ

Статус проекта: камерный форум

Время в игре: сентябрь 2020

Рейтинг игры: NC-17

Режим игры Смешанный (локации+эпизоды)

НОВОСТИ

Для проекта разыскиваются: соадминистратор (техническое обслуживание форума, графика), модератор (пиарщик), модератор (квестоплетчик, текстовик). По всем вопросам - просьба обращаться в гостиную

АКТИВИСТЫ ФОРУМА


ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ
"Сыворотка правды с ???"


Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts: Foreign countries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Косой переулок » Аптека


Аптека

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

The pharmacy

В аптеке продаются зелья и их компоненты. В аптеке стоит запах тухлых яиц и гнилых кабачков. В ассортимент магазина входят сушеные травы, толченые корни, перья птиц, клыки, когти и многое другое. Также в Аптеке можно приобрести серебряные рога единорога (21 галлеон за штуку), глаза жуков (5 кнатов за ковшик) и печень дракона (17 сиклей за унцию).

0

2

Узкая мощенная улица тонет в сумерках. Очертания предметов становятся плохо различимыми, людей все меньше, лица все туманней. Влага витает в воздухе, напоминая о только что прошедшем по Лондону ливне, чтобы не было редкостью для этого времени года. Кейтлин  неуклюже шагает вдоль аллеи, туфли на высоком каблуки делают ее путь затруднительным, тонкие шпильки проваливаются в прощелины между каменными плитами. Где-то далеко, за пределами переулка догорают городские огни, потоки машин бегут по загруженным центральным улицам столицы, издаются сигналы недовольных и нервных водителей, эхом доносясь и до аллеи, молчаливой и пустынной, спрятанной от внешнего мира. Отдаленные отзвуки большого города поглощаются тишиной и исчезают, едва возникнув. Вдруг неожиданный и холодный поток воздуха принимается лохматит и без того прибывающее в беспорядке волосы девушки. Ледяные капли срываются вместе с ветром с листьев деревьев, посыпая голову Лейн. Стараясь уклониться от них, Кейтлин прибавляет шагу и едва ли не подворачивает себе ногу на очередной ухабе. Кейтлин, с недавних пор ставшая большой фанаткой изящной обуви, признается, что ее новые элегантные кремового цвета туфли не весьма подходят для вечерних прогулок по Косому. Погода раздражает ее и заставляет дрожать от холода. Цепляясь тонкими онемевшими пальцами за края плаща, Кейтлин поспешно укрывается от холода. Резко возникает желание согреться, выкурив сигарету, но в пару шагах уже виднеется нужная ей лака. Лейн входит внутрь, осторожно прикрывая за собой дверь. Поежившись, она рада наконец-то оказаться в тепле, уютное желтое освещение знакомого магазина бьет по привыкшем к сумеркам глазам. Стряхивая последние капли дождя с волос, Лейн оглядывает лавку. Где-то за прилавком она замечает аптекаря, занятого своими делами, в одном из углов магазина Кейт может видеть невысокого роста девушку с темными волосами струящимися по спине. На долю секунды дыхание Лейн обрывается и она пытается различить что-то знакомое в этой хрупкой фигурке. Ей видеться Витани. Лейн замирает на месте и некоторое время наблюдает за посетительницей, но та продолжает стоять к ней задом и через какое-то время Лейн мысленно начинает трясти головой, желая отогнать навязчивые мысли, все еще не отрывая взгляда от знакомого силуэта, она направляется к витрине, убеждая себя в том, что она просто стала слишком нервной в последнее время. Причину своей паранойи она видит во встречи с Анной. Слишком много воспоминаний снова наваливается на нее, девушка печально выдыхает и принимается рассматривать товар, предложенный в витрине. Мысли продолжают возвращаться к прошлому, к недавнему разговору с де Лун, к Витани, к их дружбе, к их общим воспоминаниям. Перед ней разложены разнообразные чашки и склянки с лекарствами, она пытается отыскать в череде своих мыслей название того, что ей нужно. Будучи стажером в отделе правопорядка, Кейтлин необходимо собрать аптечку для ее группы стажеров. Вспомнив все необходимые и недостающие препараты, Кейтлин направляется к кассе, где неожиданно сталкивается с той самой девушкой. Споткнувшись, она поднимает глаза и смотрит в лицо девушки несколько мгновений и лишь спустя какое-то время до нее доходит смысл того, что она видит. Де Бюр.  Губы Лейн округляются, силясь что-то сказать, но она чувствует себя не способной вымолвить и слова.

Отредактировано Kaitlyn Lein (2014-12-13 22:56:02)

+1

3

Вернуться в родное поместье было чем-то, что Витани пришлось перешагнуть. Она стала полноправной наследницей с того самого момента, как ее родители погибли, только там она не жила. И была благодарна за это своей кузине, с которой она коротала время каждый день и каждую ночь. Приходилось жить то в квартире, то в поместье Кэрроу. Теперь же Кэрроу-Эстейт пустует, а поместье де Бюров вновь обрело жителей в лице Алекса и Витани.
У парня были родные в Лондоне, но он был достаточно взрослым, чтобы принять решение и жить вместе с девушкой, которая в последнее время боялась оставаться одна. Пусть даже полнолуние еще и не наступило. Кроме МеркГура у нее никого не осталось. Единственные родственники покинули ее. С друзьями она рассталась еще до войны. Алекс стал единственной ниточкой, которая связывала ее с обществом. Казалось, что они остались друг у друга. Даже после того, что между ними произошло.
Поместье де Бюров встретило гостей с холодом, нежеланием, отторжением. От него так и веяло чем-то нехорошим, неприятным, темным и злобным. Отжитки прошлого. Витани помнила, что здесь осталась эльфийка их семьи. И первое что сделала Вит - позвала его. Так тихо и не уверенно, словно боялась, что она не отзовется. Хотя Вилька не имела на это право. И она правда отозвалась, и была так рада видеть единственного оставшегося живого хозяина, что чуть не кинулась целовать ноги девушке. От этого у де Бюр стало тепло на душе. Теперь, кроме МеркГура у нее была Вилька - преданная и верная. Поговорив с ней, девушка и эльфийка решили, что нужно привести жилище в божеский вид. Чем домовик и занялась.
Вторым шагом для де Бюр было сходить в поместье Аллегры и проверить Бо, и также там навести порядок. Не такой глобальный, как у нее, но все же... Сколько бы Вит не жила в Кэрроу-Эстейт, а оставаться там не хотела. Воспоминания были плохими, а она начинала жить сначала.
Третий шаг - свыкнуться со своей новой формой. Сколько бы Алекс не пытался уверовать Вит в том, что все будет в порядке, она все же боялась навредить кому-нибудь в полнолуние. Поэтому практически каждую неделю ходила в разные аптеки, чтобы закупить как можно больше зелья и узнать его рецепт получше. Она знала человека со своей проблемой, но он давно мертв, а также человек который знал отличный рецепт тоже был мертв. Был третий человек, но он никогда не узнает, что Витани оборотень, так что приходилось выкручиваться самой.
Сегодня был тот самый день, когда де Бюр делала очередную закупку. Проходя мимо стеллажей, она присматривалась к скляночкам, внимательно читая указания, как бы для видимости. Она ненавидела такие дни, особенно, когда ходила по аптекам без МеркГура. Рядом с ним она ощущала себя спокойнее, а когда его нет, ей казалось, что за ней пристально наблюдают. Взяв аконитовое зелье, она захватила еще и пару склянок с целебными настойками для прикрытия глаз от основного.
Встав около кассы, девушка выдыхает и выпрямляет спину, как подобает аристократке. Те повадки, что в нее вложила Кэрроу были уже неискоренимы. Даже в такой неприятный вечер в Лондоне, девушка надела на себя платье изумрудного цвета и шелковые перчатки, если будет необходимость давать кому то руку. К тому же недавно прошел дождь, так что у де Бюр был с собой зонт-трость ее матери.
Витани чувствует толчок и хмурится, поднимая взгляд на побеспокоившую ее личность. Но стоит ей взглянуть в лицо незнакомке, как глаза наполняются ужасом, а губы сжимаются в тонкую линию. Пальцы сжимают склянки до того сильно, что кажется, что они сейчас лопнут. Зверь внутри де Бюр еще не настолько сильно развился - у нее не было первого полнолуния, оно только на подходе, поэтому она даже не могла почувствовать знакомый запах Кейтлин, чтобы предотвратить эту встречу. Но...
- Здравствуй, Кейтлин, - сдержанно здоровается Витани, выдавливая из себя улыбку. Манеры. Чертовы манеры. Но и некая холодность, дает де Бюр возможность держать себя в руках и не поддаваться эмоциям. - Сколько лет... Года три. Три года назад я сбежала.

+1

4

сентябрь 1998

Лица сотрутся,
Как из мягкого воска.
Все, что я видел,
Окажется сном.
На обломках миров
Нету прежнего лоска;
Каждый из нас
Мечтал совсем о другом.

Чудесные, веселые и беззаботные годы в Хогвартсе. Их прогулки по Запретному лесу, вылазки на кухню, болтовня о мальчишках, их незабываемые походы во главе c Йеном, каникулы в ее доме в Ирландии - все эти счастливые моменты сразу же пришли на ум Кейт, пока она стояла и с удивлением изучала слегка повзрослевшее лицо де Бюр. Какое-то странное ощущение радости начало наполнять ее и тут все померкло. Лейн кое-что вспомнилось, на этот раз уже другая вереница событий промелькнула в ее голове. Начало войны, тайны, секреты, недосказанности, странные люди возле Вит, фамилия Кэрроу, способная привести в ужас многих, подозрительные взгляды, движения, провалы в памяти, которые Кейт наблюдала у себя после прибывания в поместье Кэрроу, депрессии, - все те явления, о которых бы Лейн, может быть и хотела забыть, да только не умела. Ее отец жизнь положил на борьбу с Темным Лордом и его соратниками и подобную судьбу для себя уготовила и сама Кейт. Еще в детстве она точно знала, что думает  обо всем происходящем в стране, еще в юном возрасте Лейн не могла терпеть несправедливость, не могла мириться с подлостями и жестокостями, что творили верные псы Лорда. И вот спустя несколько лет, когда судьба распорядилась таким образом, что и для Лейн пришло время вступить в схватку, внести свою лепту в общее дело, она не секунду опешила. Еще когда только искры разгорались, Лейн уже знала, что с Витани связана какая-то темная история, отдающая душком. Ее внезапный побег из страны, убийство одной из Кэрроу, слухи, что гуляли по Лондону не могли не заставить Лейн заподозрить что-то неладное, подозрительные двусмысленные изречения Соурвиста, который явно  знал намного больше, но почему-то молчал, возможно, не желая ранить ее чувства. Все эти совпадения помогли рано или поздно Лейн прийти к выводу уже тогда, что все не будет, как прежде.  Что ее дорогая Витани, ее веселая и лучезарная подруга уже не та, и жизнь ее пошла своей темной извилистой дорогой.  Лейн много страдала, злилась, сожалела и снова впадала в ярость, не могла поверить, пыталась найти всему другое объяснение, но со временем Кейтлин смогла осознать, что нельзя изменить неотвратимое, что нельзя переделать жизнь под идеальную модель и ей пришлось примириться с мыслью о том, кем стала ее подруга. Месяцы тянулись сначала очень долго, единственной ее опорой оставался Йен, но ей все равно было тяжело без подруги. А потом их судьбы попали в неизбежный водоворот войны и политики, думать о прошлом времени уже не было, всем угрожала смертельная опасность, и все, что оставалось Кейт повзрослеть и вступить в неравную в схватку, поражение в которой было весьма вероятно. В годы противостояния Лейн встретила много новых людей, в некоторых из тех, с кем она разделяла общие цели, она смогла найти друзей, но и на этот раз все сложилось так, что война забрала и их. Йен погиб, как настоящий герой, а ее новая подруга Пенелопа Таунсенд также пала за правое дело.

И теперь спустя уже столько времени прошлое снова обступило ее со всех сторон, пока она пыталась свыкнуться с потерей любимых людей, в ее жизнь возвращались те, кого она уже не ожидала увидеть. Встреча с Анной обескуражила до крайности, но даже она не была способна шокировать ее настолько, не несла в себе столько горечи. У де Лун были свои причины, она не бежала от войны, она пыталась скрыться от чего-то другого, о чем Лейн только предстояло выяснить. С де Бюр же дело обстояло иначе, у нее не было такого оправдания, как маленького ребенка на руках, никто иной, как именно она действительно совершила побег с арены боевых действий, желая укрыть свою голову - и вся эта истина, к которой так долго шла Лейн все эти годы и с которой не желала свыкнуться обрушилась на нее сейчас неистово.

Сердце девушки ускорило бег, а все тело бросило в жар. Она не могла понять, что чувствует и какие мотивы ей теперь будут  руководствовать, все мысли мигом выветрились из ее головы и осталась лишь растерянная кромешная пустота.

-Ты...что...вернулась? - только и смогла выпалить Лейн, делая шаг назад, не задумываясь, как звучит ее голос.

Отредактировано Kaitlyn Lein (2014-12-16 21:53:20)

+1

5

Кейтлин, кажется, долго не может поверить в то, что перед ней стоит Витани. Та самая Витани де Бюр, что когда-то была ее очень близкой подругой, с которой они провели вместе все школьные годы, кроме последнего. Девушке из Слизерина не по себе, когда она видит шокированное, немного изменившееся за года лицо Лейн. Та стала такой красивой, совсем не похожая на своего отца - Соурвиста, и Вит почему-то стало теплее от этого на душе. Де Бюр почему-то всегда хотелось увидеть как выглядела мама Кейт.
Кейт... Можно ли ей теперь звать ее вот так просто? Можно ли им зваться подругами? У Витани были огромные сомнения по этому поводу. Сейчас она видела перед собой совсем не ту самую Кейтлин Лейн, которая так любила веселиться, попадать в передряги и втягивать за собой Витани, которая была старостой своего факультета и не могла подвести своего декана, который был очень строг. Все же прекрасно помнят профессора Северуса Снейпа? Тот прекрасно знал семью де Бюр, и прекрасно знал историю девушки, а также ее характер, и он знал, с кем она водится. Он все прекрасно знал, но не ловил их и никак не давал понять, что видел, что они натворили. Вероятно, в нем была капля жалости, и из-за смерти родителей, профессор не приставал к ней, а ценил, что она качественно делала свою работу.
Бывшей слизеринке было немного страшно. Она ждала любой реакции - Кейтлин была способна на что угодна. Де Бюр уже видела, как тлеют угли гнева в ее глазах. Но... она ничего не сделала. Было ли дело в том, что Лейн как-то совладала с собой или в том, что они находились в общественном помещении - аристократка не знала. Она лишь тяжело вздохнула, ощущая, как сердце пропустило удар, когда она услышала дрогнувший голос бывшей рейенкловки.
- Да... - голос предательски дрогнул, но Витани тут же быстро собралась и кивнула, ответив уже твердо, - Да. Вернулась. Надеюсь, насовсем.
Вероятно, это могло тоже рассердить Кейтлин, но де Бюр не собиралась больше врать. По крайней мере своей подруге. Или бывшей подруге... Девушка не хотела думать о том, что они больше никогда не смогут возродить свою дружбу, и сейчас она смотрела на Лейн с сожалением и неким отчаянием.
- Леди, прошу, не задерживайте очередь, - друг от друга их отвлек аптекарь. Аристократка слабо улыбнулась Лейн и указала рукой на прилавок, показывая, что ее очередь оплатить товар. Сама же де Бюр очень крепко сжимала в своих руках аконитовое зелье, чтобы никто не увидел. Особенно Кейтлин. Рано ей о таком знать. Да, Витани пообещала, что не будет врать, но так об этом еще не спросили.
Пока Лин оплачивала свои покупки, Вит слегка скосила взгляд на то, что она покупала и тихо проговорила:
- Мы можем поговорить, если хочешь... - лично де Бюр очень хотела. Она и не ощущала до сих пор, как сильно соскучилась по всем им  Кейтлин, Анне, Йене, Пенелопе... Но рядом с ней всегда был Алекс, что удивительно. На него она бы подумала в самый последний момент...

+1

6

То единственное о чем, могла думать Кейтлин, был предательский озноб, пробежавший по ее спине и безжалостные ледяные руки отчуждения, что с каждым мгновением все сильнее сжимали свои тиски вокруг ее сердца, и она уже сомневалась, что сможет когда-нибудь их сломать. Кто была та девушка, что предстала перед ней теперь? Лейн понимала, что совсем не была с ней знакома, де Бюр стала другой. Почему-то Кейт ожидала увидеть отпетую преступницу, лохмотья, отблеск безумства в глазах, но ничего этого не наблюдалось. Напротив, Витани, казалось, цвела и пахла и выглядела получше многих, не было похоже, что жизнь ее складывалась тяжело или что она была обременена какими-нибудь серьезными проблемами или осложнениями, что по неизвестной для Лейн причине заставляло ее испытывать к ней неприязнь еще больше. Возможно, дело было в том, что Лейн какое-то время пыталась отыскать для нее оправдание, пыталась придумать и привести себе в качестве аргументы те преграды, с которыми могла столкнуться Вит и которые могли бы вынудить ее исчезнуть из ее жизни, а теперь она могла собственными глазами наблюдать доказательства того, что все это было не так и что Витани, скорее всего, просто решила уйти от проблем, оставив своих близких людей сражаться, прикрывая друг другу спины. Йен погиб, многие погибли, Хогвартс, их волшебный дом, еще недавно стоял в руинах, а жизнь де Бюр тем временем текла своим неспешным чередом и сейчас она вернулась. Насовсем. Какая ирония.

Каждый жест де Бюр, каждое ее слово, не имеющее за собой никакого двойного смысла, обжигали Лейн, как огонь и способствовали воспламенению ее собственного адского пожарища ярости и обиды, готового вырваться в любой момент. Задержав дыхание и ухватившись за подол плаща, Кейтлин изо всех сил старалась сохранить самообладание, но у нее было столько причин винить Витани, что она едва ли могла удержаться от того, чтобы не раскричаться на нее на том же самом месте. На какую-то долю секунды, ей даже пришла в голову идея задержать Витани, доставить ее в Министерство, предъявить ей какое-нибудь обвинение, но Лейн колебалась и так и не смогла сделать этого. Ей нужны были ответы, она хотела услышать  собственную версию де Бюр, хотя Кейт уже заранее знала, что не поверит ни одному ее слову, не даст ей и шанса искупить свою вину, знала, что не сможет простить, понять и остудить свой гнев. В голове Лейн крутились гневные восклицания, обращенные к де Бюр, которые она была не способна унять. Лейн не отдавала себе отчета в том, что больше всего причиняло ей боль. Тот факт, что она сбежала, не сказав не слова, что она оказалась одной из тех, к кому Кейт питала лютую ненависть или просто за то, что той не было рядом, когда все случилось, когда они потеряли Вернера.

Когда девушки покинули аптеку и оказались на свежем воздухе, Лейн набрала полную грудь, пытаясь успокоить свое неровное дыхание, будучи слишком поглощенной собственными раскатами грома в голове, Кейт даже не обратила внимания на склянки, что так усердно пыталась скрыть от нее Витани. Когда девушка предложила поговорить, ее слова показались Кейтлин смехотворным и она едва не рассмеялась колючим и злорадным смехом.

-Если честно, не хочу, - лишь холодно отозвалась Лейн, доставая сигарету из кармана, закуривая и гипнотизируя мощенную улицу, и путаясь в собственных стремлениям и мотивах, - Не знаю..., - уже более растерянным и нейтральным голосом добавила Витани, - Впрочем, мне интересно, что я могу услышать от тебя теперь. Может быть, хочешь узнать, как дела у Йена или Анны? - уже не скрывая неприязни и злорадства продолжала аврорка, желая причинить Витани такую же боль, которую она когда-то заставила ее испытать.

0

7

В полном молчании, девушки оплачивают свои покупки, а затем выходят из аптеки. Де Бюр, следуя за Кейтлин, ощущает, как ее сердце ухает в груди, словно кувалда по наковальне, разжигая железо в крови, делая ту лишь горячее. Спрятав аконитовое зелье в сумочку, Витани останавливается вместе с Лейн, но на некотором расстоянии от нее, ощущая, как от бывшей подруги веет враждебностью в сторону слизеринки. Де Бюр прекрасно все понимала и собиралась объясниться, только вряд ли ее будут слушать.
-Если честно, не хочу, - что и требовалось доказать. Кейтлин даже не хочет говорить с ней. Витани лишь внимательно наблюдает за тем, как Лейн достает пачку сигарет, чтобы закурить. Она не смотрит на свою собеседницу, явно показывая, что недовольна тем, что они встретились. Да, все-таки жизнь хорошенько изменила их. Кто бы мог подумать, что де Бюр будет держать себя подобно аристократическим прихвостням, не терпящих грязнокровок, а Кейтлин курить? Хотя, брюнетка прекрасно понимала расклад таких дел. Ее подруга участвовала в войне, а та может пошатнуть твои нервы, а сама же слизеринка сбежала, поэтому ходит такая чистенькая. Витани стало тошнить от самой себя.
Волшебница вздохнула и отвела взгляд от Кейт, остро ощущая табачный дым. Прикусив губу, она понимает, что звериное начало внутри все-таки иногда начинает проявляться. Де Бюр показалось, что на груди и в руке заныло - туда где она получила ранения. Вит никогда не носила что-то с глубоким вырезом, и теперь никогда не будет. Да и длинные перчатки теперь придется носить постоянно, чтобы люди не смотрели на тебя, как на прокаженную. Была только одна отмазка - работа в департаменте по надзору за магическими существами. А там бывает всякое.
- Конечно хочу, - девушка оживилась, услышав знакомые имена. Йена и Анну она не видела также давно, как и Кейтлин. Девушке хотелось узнать, что произошло у каждого из ее знакомых. Йен наверное женился на Йенни, Анна скорее всего все еще воспитывает свою младшую сестру. - У них все в порядке?
То, с какой интонацией все это произнесла Кейтлин, заставило Вит напрячься. Стоя на улице, под хмурым небом Лондона, она ощутила холодок по спине. И это было вовсе не от пронизывающего ветра или от капель дождя. Это было из-за взгляда Лейн.

+1

8

Витани не обманула ожиданий Кейтлин, как Лейн и предполагала, та прибывала в наивном неведении о произошедшем. Она могла спать спокойно, ночью не вскакивая от кошмаров в слезах, не чувствуя, как тысячи кинжалы вонзаются в ее грудь. Она не знала, каково это было стоять на похоронах брата и понимать, что мир вокруг замер, поблек и уже не может быть прежним. Она не подозревала, что все могло измениться, думала, что все то, что они так любили и ценили было нерушимо, что это это не возможно уничтожить, но все было намного более хрупким, чем они все могли предполагать. Люди всегда принимают то, что у них есть за само собой разумеющееся и часто не задумываются о том, насколько все непрочно и недолговечно в этом мире, как легко по щелчку пальца можно потерять все то, что ты имел и чем дорожил, но не понимал этого. Так и Витани в голову не приходило, что все дорогое, старое и привычное могло рассыпаться, как дым. И это была еще одна причина по которой Лейн ненавидела, за спокойствие и безразличие. Она хотела ударить ее больнее, окатить ушатом ледяной воды, пробирающей до костей. Кейт в эту секунду сама себе казалась садисткой, жестоким и злобным существом, но она ничего не могла с собой поделать, ее боль стала ненавистью, желавшей спалить все, что попадается на пути. Лейн не могла больше ценить отношений с де Бюр потому, что между ними уже не было той связи и уже  никогда не могло быть, поступки Витани представлялись Кейт величайшим в ее жизни предательством со стороны дорогого человека, которому она доверяла. Кейтлин понимала, что не имеет не кали жалости к де Бюр. Так легко было оставаться такой дружелюбной, надеяться на то, что все будет как прежде, принимая легкие решения, не умея взять на себя ответственность и рискнуть своим комфортом ради кого-то кроме себя. Лейн не знала, как не разглядела это в Витани раньше, она всегда была уверенна, что де Бюр другая, что ее попадание на Слизерин - ошибка, что ее родственник- фактор, который не зависел от де Бюр и который она не могла изменить. Но теперь Кейт была уверена, что Вит сама приняла свое решение, твердо веря, что у каждого всегда есть выбор.

-Все зависит лишь от того, что понимать под порядком. Только в том случае, если ты веришь, что после смерти мы действительно обретаем покой и счастье, - выпалила Кейт, полным презрением голоса, позабыв, что речь шла еще и об Анне. Да, она так долго не могла говорить о Йене и была удивлена с какой легкостью дались ей эти слова сейчас, она даже испугалась, насколько сильно ненависть к Витани предала ей сил и лишила ее всех других чувств. Но все же слезы предательски накрывали ее взор и все начинало расплываться вокруг, пока она докуривала сигарету, медленно тлеющую и не желающую, как следует разгораться из-за дождя и тумана.

0

9

- Все зависит лишь от того, что понимать под порядком. Только в том случае, если ты веришь, что после смерти мы действительно обретаем покой и счастье, - слова такие спокойные, но сколько страха они породили внутри сильного сердца Витани. Она не была так шокирована, даже когда хоронили ее родителей при присутствии Темного Лорда. Ей не было так страшно, даже когда оборотень был готов сожрать ее на месте, раздирая на куски. Страх, подобно живому существу, пустил свои холодные, рвущие щупальца по всему телу де Бюр, заставляя ощутить дрожь, он порождал боль, которая сжимала сердце Витани, не давая крови циркулировать, а застывать в жилах.
- Кейтлин... - девушка смотрит на подругу, которая смотрит не на саму Вит, но де Бюр чувствует презрение во взгляде, которое все же предназначено ей. Брюнетка поняла, что Лейн презирает ее, и слизеринка делала бы это на ее месте. Витани де Бюр сбежала с войны, когда ее друзья, почти родные люди, остались, чтобы сражаться за родную школу, за родную страну... А что девчонка из недоаристократической семьи? Была такой ярой противницей Пожирателей, а потом приняла за мать одну из них... Кто она после этого в глазах своих друзей? Предатель, конечно же. Но если посмотреть на отца Кейтлин...
Нет, не нужно об этом...
Анна, Йен... Как же так? Почему? За что их? А как же Йенни и Джослин? Что теперь с ними и где они? Все это хотелось спросить у Лейн, но де Бюр лишь опустила взгляд, прикрыв глаза. Неужели она больше не увидит, как похорошел Йен? Не увидит, как стала прекрасна Анна? Вит сглотнула ком, но ни одна слезинка не прокатилась по ее бледным щекам. Она слишком хорошо научилась себя сдерживать.
- Их убили Пожиратели? - голос у слизеринки был необычайно тверд. Она прекрасно понимала, что кроме прислужников Лорда некому было причинить вред ее близким. И Вит прекрасно понимала, что Кейт все еще считает, что Аллегра такая же жестокая. Может быть, но она жестокая на пользу де Бюр. Только Барти Крауч Младший мог повлиять на Кэрроу больше, чем Витани. И сейчас бывшая подруга явно считает, что слизеринка стала такой трусливой и холодной из-за влияния Аллегры. Но это была не трусость. Это был эгоизм и желание быть с семьей.

0


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Косой переулок » Аптека


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC