ИНФОРМАЦИЯ

Статус проекта: камерный форум

Время в игре: сентябрь 2020

Рейтинг игры: NC-17

Режим игры Смешанный (локации+эпизоды)

НОВОСТИ

Для проекта разыскиваются: соадминистратор (техническое обслуживание форума, графика), модератор (пиарщик), модератор (квестоплетчик, текстовик). По всем вопросам - просьба обращаться в гостиную

АКТИВИСТЫ ФОРУМА


ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ
"Сыворотка правды с ???"


Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts: Foreign countries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Соурвист-Эстейт » Малая гостиная


Малая гостиная

Сообщений 21 страница 40 из 52

21

Вечер того же дня
Девушка сидела в гостиной. В ее руках была та самая книга, что она взяла утром. Половина была уже прочитана, но она не следила за сюжетом. Все ее мысли были только об утреннем происшествии. Весь этот пасмурный день, девушка по сто раз прокручивала эту сцену у себя в голове. Начались часы обещанного самобичевания. Сейчас она была одета в штаны и водолазку с горлом, хорошо, что в ее гардеробе не водилась паранджа, а то ее бы и надела. После того, как Соурвист ушел на работу окончательно и безвозвратно, она все же заглянула в его комнату и починила с помощью магии окно. Только после этого Анна заперла дверь на ключ, как и просил хозяин. Вскоре после этого проснулся Стефан. Де Лун весь день старалась уделять сыну все свое время, чтобы мысли не уплывали в ненужном русле. Это помогало. До поры до времени. Пока Стефан не захотел поиграть, а делал это он обычно один. Поэтому его маме пришлось спуститься в гостиную и занять свой мозг чтением. Тщетны были ее старания. Ни одна страница не задержалась в голове у Анны.
С шести вечера, она сидела в зомбированном состоянии, перелистывая страницы, пробегая глазами по тексту, а в голове всплывала утренняя сцена раз за разом. Она обдумывала все детально. Начала с самого момента столкновения. Когда она думала об этом, то в ней просыпались какие-то ну очень странные чувства. Уткнувшись в грудь Соурвиста, она почувствовала какой та была упругой. Раньше де Лун никогда не думала о нем, как о мужчине. Как о хозяине дома, благодетеле, отце Кейтлин, но не как о мужчине. Для Анны такие мысли были очень странными, потому что она не была влюбчивой и уж тем более похотливо особой. Даже к самым красивым мужчинам ее возраста она относилась спокойно. Но это было еще пол беды. Потому что чем дальше в воспоминания, тем страшнее. Девушка, хоть и смущенно опускала взгялд в пол, однако заметила, что Соурвист действительно ее разглядывал. Она успела поймать тот взгляд, правда не совсем осознавала, что он означал. Желание? Похоть? Интерес? Или просто удивление? Чем больше она вспоминала этот взгляд, тем порочнее были предположения. Она надеялась, что все это ей только померещилось и ее больное воображение играет с ней плохую шутку. Но она не могла не вспоминать снова его грудь, его прикосновение к ее руке, поспешный уход, будто бы Соурвист сбегал. А может быть он и правда сбегал?
Вот такие мысли блуждали в ее голове. Анне самой за них было стыдно. Но остановиться она не могла, а вопросы росли как на дрожжах. Правда иногда все эти глупые фантазии прерывались разумными доводами в опровержение. Во-первых, Соурвист был воспитанным человеком. Во-вторых, он был взрослым мужчиной, который не смог бы посмотреть на малолетку с желанием, хтя разные люди бывают. В-третьих, скорее всего он был просто шокирован ее внешним видом, она сама виновата, что разгуливала по дому в таком виде. Чем чаще Анна повторяла себе эти факты, тем легче ей становилась, а бурные фантазии утихали.
Тут в комнату влетела сова. Окно было открыто, так как дождь уже перестал, а в доме было душновато. Сова принесла письмо. Это письмо было коротким и даже без конверта, поэтому девушка без труда смогла прочитать содержимое. Писали родители Соурвиста, которые сообщали, что им придется задержаться на неопределенное время у его брата, так как он заболел. Де Лун не очень обрадовалась этой новости, потому что это означало, что ей придется провести еще несколько дней наедине с Соурвистом в одном доме. А после утреннего конфуза это было проблематично. И опять она принялась думать об этом. Позади из коридора раздались шаги. Неужели хозяин вернулся так скоро. Анна планировала к ее приходу уйти к себе в комнату, а теперь придется с ним разговаривать.

0

22

Первое время, как аврор выскочил из камина на другом конце страны, он быстро шагал по коридору, не совсем отдавая себе отчет в том, что происходило вокруг него. Он все еще прибывал в полном смятении после случившегося. Лишь зайдя к себе в кабинет, он смог, как следует отдышаться и привести мысли в порядок. К счастью, за время его отсутствия никто к нему в кабинет не наведывался.
Обратив внимание, что в кабинете было душно и жарко, мужчина скинул с себя мантию и приступил к работе. Сначала ему было немного тяжеловато сконцентрироваться на деле, он все еще вспоминал сцену в доме. Соурвист не мог перестать себя корить за то, что он так нелепо повел себя с Анной. Мало того, что он не смог закрыть глаза на ее внешний вид и его сознание сыграло с ним коварную шутку, почти мгновенно изучив и оценив каждый миллиметр ее тела, так еще он и убежал, как малодушный парнишка, которого застукали за непотребным занятием в ванной. Но все же обладая некоторой выдержкой и силой воли, мужчина сумел себя заставить отбросить все эти неуместные мысли в сторону и в конце концов сосредоточить все свое внимание на документах. К его удачи, работы в этот день на его долю выпало довольно много, так что ему было не до того, чтобы терзаться глупыми мыслями, которые могли лишь еще больше усугубить ситуацию и завести его в такие дебри...
Так что к концу рабочего дня, Риан уже, было, совсем позабыл о событиях этого грозового утра. По обыкновению зачитавшись показаниями свидетелей, он позабыл про время, пока его подчиненные начинали потихоньку собираться домой. Сам он возвращаться в поместье не спешил, так как не представлял, как теперь вести себя с Анной. Нет, он, конечно, понимал, что лучше всего оставить этот инцидент в прошлом и больше никогда не упоминать его, но все же неловких взглядов было не избежать. Когда стрелка на циферблате переместилась к отметки "восемь", Риан решил, что больше не может задерживаться в отделе, так как сегодня должны были приехать его родители, которые следовало встретить, в противном же случае мама снова бы стала сетовать на то, что ее сын все свободное время проводит на работе. Мысль о возвращении Дебры и Мортмера немного успокоили мужчину, было бы куда проще, если бы дом снова заполнился людьми и ему не пришлось бы вести разговоры тет-а-тет с Анной во всяком случае до тех пор, пока болезненные воспоминания не улягутся у него в голове.
Выключив свет, Эндриан вновь надел на себя мантию и воспользовался каминной сетью. В его кабинете было свежо и он даже немного взбодрился. Как всегда первым делом он отправился в душ, накинул чистую белую рубашку, сменил брюки и направился в гостиную, где, он надеялся, его ожидал вкусный ужин, приготовленный Эльзой и родители. Конечно, ему не сильно хотелось вновь выслушивать рассказы мамы о брате и его замечательных детях. Пожилая женщина все время жаловалась на то, что только один из ее сыновей обзавелся семьей и наградил ее прелестными внуками. Она также не оставляла попыток убедить сына в том, что ему следует помириться с братом и наладить контакт. Но для Риана это не представлялось возможным, едва ли что-то можно было исправить после двадцати лет, что они упорно старались игнорировать друг другу и сводили их общение к нулю.
Когда Соурвист вошел в гостиную и приготовился увидеть свою семью за трапезой, он понял, что очень сильно обманулся. Что-то явно пошло не так. Здесь было тихо и пусто. Лишь Анна скромно сидела в кресле с книгой. Мужчина нахмурил брови, не понимая, в чем дело. Задержавшись на пороге, он все таки заставил себя войти в комнату, твердо решив вести себя, как обычно и не упоминать о случившемся. Аврор аккуратно приземлился в кресле напротив Анны, первое время избегая смотреть ее в глаза.
-А где все? Ужин еще не подали? - спросил он, все еще надеясь, что его родители отложили трапезу до его возвращения и собирались у себя в спальне. Ему совсем не нравилась перспектива провести с Анной еще один вечер наедине. Надо было начинать продумывать пути отступления.

+1

23

Она оказалась права. К гостиной приближался именно Соурвист. Он скорее всего ожидал тут увидеть своих родителей и большую трапезу. К слову, ужин то Анна приготовила, правда куда скромнее вчерашнего. А вот родители в этом доме сегодня не появятся. Зато сейчас будет возможность наконец разобраться с тем, что было утром, наблюдая за провидением мужчины. Когда он вошел и сел в кресло напротив, то де Лун отложила книгу на маленький столик. Соурвист явно стеснялся посмотреть на нее прямо. Это наводило на очень большие подозрения. Вообще это было очень странно. потому что взрослого мужчину не должны волновать такие неловкости. Значит утром все-таки ей не показалось. Этот вывод, к удивлению, не напугал девушку, а наоборот придал смелости.
Она смотрела на него в упор и ждала, когда Соурвист начнет смотреть на нее в ответ. Взгляд девушки был спокоен. Сначала она отела извиниться за утренний инцидент, но он явно не собирался это вспоминать, поэтому Анна отказалась от этой идеи. Если что, то извиниться она всегда еще успеет.
Как и ожидалось, Соурвист поинтересовался где его родители. В голосе так и сочилась надежда. Видимо де Лун была не одна в своем желании не оставаться больше наедине с ним. Но судьбы распорядилась иначе.
-Добрый вечер. Ваши родители прислали письмо. Оно было не запаковано, поэтому я его прочитала, извините. Они сообщают, что останутся у вашего брата еще на неопределенное время, так как тот заболел,-в подтверждении своих слов, девушка протянула ему письмо, все еще смотря в упор. Сейчас у него просто не было шансов не посмотреть на нее. А ей нужен был его взгялд, чтобы расставить, наконец, все точки над "и".
Но задней мыслью она сознавала, что за годы роботы в Министерстве, аворор научился хорошо прятать свои эмоции, поэтому взгляд мог ей ничего и не сказать, а значит придется все-таки вспомнить эту злосчастную сцену.
-И еще...извините за утреннее недоразумение. Неловко вышло. Окно в вашей комнате я починила, во избежания затопления. Другие окна в порядке,-отчиталась волшебница.
теперь ее очередь ждать от мужчины решительных действий. Хотя она уже пожалела, что решила упомянуть утро. В ее голове снова появился вихрь эмоций, которые очень некстати могли отразиться на лице Анны, даже при всем ее самоконтроле. Она старалась, но Соурвист был проницательным по своей профессии и мог обо всем догадаться. А ее взгляд периодически падал на его грудь, которая была так некстати обтянута просто рубашкой. И как после этого не пялиться? Нужна была срочная новая тема и как назло сказать больше было нечего. Придется импровизировать.
-Кейт как-то говорила, что вы не общаетесь с братом. Поэтому он переехал, а вы не поехали с родителями?
Боже, Анна, ну куда ты лезешь. Каким боком тебя вообще это все касается. Сейчас он еще психанет и выставит ее из дома. И правильно сделает.

0

24

Анна сообщила ему о том, что его родители задерживаются у брата. На тот факт, что девушка прочла письмо без него, он не обратил ни малейшего внимания. Куда больше его расстроила сама новость. Он никогда особо то сильно не был близок с родителями и был уже достаточно большой мальчик, чтобы обходиться без них, но сейчас их присутствие пришлось бы как раз кстати. Соурвист вдруг снова разозлился на Кейт, которая так и не появилась в поместье, несмотря на его письмо, которое вполне ясно давало понять, что ей следует быть здесь, а не бросать Анну одну. Затем мысли волшебника вновь вернулись к тому, о чем ему поведала девушка. Его брат заболел. В уме Риан попытался вызвать у себя хоть толику сочувствия, но ничего не вышло. Они просто были чужие люди. К тому же Риан был уверен, что там не было ничего серьезного, в противном бы случае мама бы уже  написала ему по меньшей мере десяток писем. Он не понимал, какова была надобность им оставаться в доме Артура, если у него была жена, а они не имели никакого отношения к целительству и едва ли могли ему как-то помочь. Но потом Соурвист пришел к выводу, что они просто ищут повод задержаться там для того, чтобы подольше побыть с любимыми внуками. Эндриан их не винил, но почему все это совпало так некстати?

Эндриан всячески пытался себя успокоить, да по сути он уже немного отошел от произошедшего днем и это уже не казалось такой уж большой трагедией, но Анна как будто назло не сводила с него глаз. Чего она хотела усмотреть на него лице? Риан был уверен, что оно не выражает ничего, кроме непоколебимого спокойствия и, может быть, легкой усталости. В конце концов, он решил, что бессмысленно избегать ее и прямо посмотрел ей в глаза, пытаясь понять, чего она от него хочет. И тут на аврор вновь посыпалась новая порция извинений. Это было излишне. Он не хотел бередить эту тему. И потому лишь отмахнулся.
-Забудь, обычный бытовой момент, - решил он не как не выказать того, в насколько глубокое смятение его вогнало произошедшее.
После чего последовала небольшая пауза, так что у Соурвиста была возможность вновь обдумать случившееся. Он все больше и больше начинал верить, что ничего особенного не произошло. Подумаешь, что-то он там разглядел у Анны. Так уж случилось, что у него глаза были на месте и плохим зрением он не страдал. И зачем он только так занервничал сегодня утром? Можно подумать, он мало насмотрелся за свои сорок лет.
К тому моменту, когда аврору удалось окончательно успокоить свой рассудок, Анна начала новую тему разговора. Тоже не самую приятную, но все же лучше прежней. Риан не особенно то любил делиться такими вещами и обсуждать свои взаимоотношения с людьми, но ничего криминального он в вопросе девушки не видел. Там не было государственной тайны, так что он решил ответить, пусть и не в даваясь в подробности, тем более, что его испорченные отношения с Артуром были напрямую связаны с глупыми ошибками его молодости, о которых он уже не раз пожалел.
-Артур. Мы с ним не общаемся. Уже очень давно. В молодости наши пути сильно разошлись и с тех пор каждый живет своей жизнью, а по гостям я ездить не люблю, - спокойным тоном сказал Риан, принимаясь за еду.
-В очередной раз спасибо за ужин. Я бы не смог справиться пока Эльзы нет.
Кинув в рот кусок картошки, Риан почувствовал как его желудок благодарно принял пищу. Настроение его окончательно пришло в норму и утреннее недоразумение теперь казалось лишь минутным помешательством из-за постоянного недосыпа.

+1

25

Махинации девушки ни к чему ее не привели, к сожалению. Приниматься за новые попытки она не думала, поэтому решила оставить эту тему навсегда в прошлом. В конце концов ничего в этом такого не было. Соурвист тоже мужчина и в самом расцвете сил, поэтому даже если и было что-то, то мимолетное и контролируемое. А вот Анне пора лечить свою голову и нервы. Не стоит пускаться в какие-то иллюзии. Так не подобает вести себя гостье.
Тема была благополучно замята. Анна начала разговор о брате, не подозревая,что мужчина его поддержит. Она знала, что он был неразговорчив и тем более не открыт для обсуждения своей жизни в семье. Но, к сожалению, это была единственная тема, которая смогла прийти в голову де Лун. Соурвист действительно ответил на вопрос, но достаточно коротко и информативно. После такого ответа было ясно, что эта тема так же закрыта. Как будет закрыта любая, за какую бы не взялась Анна. Он просто не настроен общаться с ней. Уставший после работы и утренних потрясений, не многие бы захотели вести светскую беседу за ужином перед сном. Анна это понимала. поэтому решила более его не донимать своими разговорами.
Соурвист поблагодарил коротко ее за ужин и преступил к трапезе.
-Всегда пожалуйста. В ее отсутствие мне не составит труда готовить.
Анна тоже наложила себе еды в тарелку. Так они молча полчаса поглощали еду, не разговаривая и даже не смотря друг на друга. Девушку эта обстановка слегка напрягала, но не сильнее самого разговора. После того, как она закончила есть, поднялась, убрала за собой посуду и поспешила откланяться.
-Спасибо за компанию. Доброй ночи.
Она быстрым шагом покинула гостиную и ушла к себе в комнату. Пока она шла по лестнице и коридору, то ее мозг вновь начал работать. Неужели она целый день зря себя изводила и все это ей лишь показалось? Что ж, оно и к лучшему. Теперь, будучи спокойной, она сможет и дальше без трудностей общаться с Соурвистом. Волшебница вошла в свою комнату. Стефан еще играл. Однако время было уже отходить ко сну, поэтому она попыталась уложить ребенка. Мальчик немного сопротивлялся, но усталость брала свое. Анна дождалась, пока он окончательно уснет, только потом направилась к своей кровати, переоделась и плюхнулась спать. Завтра нужно было встать пораньше, чтобы приготовить завтрак для всех. Сон быстро сморил девушку и унес в страну грез.

+1

26

4 октября 1998
воскресенье

Больше Анна вопросов не задавала. Видимо, девушка почувствовала, что Риан не был настроен разговаривать или же ей просто надоело одной пытаться поддерживать разговор. В любом случае, аврор был рад, что мог насладиться тишиной и спокойствием. Он практически не о чем не думал и просто отдыхал. Все его внимание было сосредоточенно на еде, к инциденту с Анной его мысли в тот вечер более не возвращались. Молчание несколько не тяготило его. Он предпочитал быть немногословным и не болтать без дела.
Не прошло и часа, как они оба закончили свою трапезу. Анна принялась убирать со стола. Эндриан сказал, что ужин был очень вкусный и вскоре девушка, кинув напоследок пару вежливых слов, удалилась. Мужчина посидел еще немного у камина, мысли его бесцельно блуждали вокруг завтрашнего дня. Воскресенье. Нужно было придумать, чем заняться завтра. На работу он не собирался. Будь его воля он не отказался бы провести у себя в кабинете и воскресенье, но то был уже перебор и вызвал бы неоднозначную реакцию у его коллег, которым выпало дежурить в этот выходной. Соурвист планировал провести будущий день у себя в кабинете, разобрать старые папки документов, может быть, немного прогуляться по окрестностям. Он даже подумывал съездить в конюшню, так как его двоюродный брат по матери, Генри Трествик, уже долго приглашал его к себе для того, чтобы принять участие в конной прогулки, но Риан все откладывал его приглашение. Генри он знал с детства, но друзьями они никогда не были. При каждой их встречи Риан выслушивал болтовню своего кузена скорее с терпением, чем с интересом. Да и лошадей он особенно то не любил. По его мнению, вся эта чушь была отголосками прошлого, с которыми уже давно пора расстаться. Но члены благородных фамилий никак не желали забывать традиции своих прославленных предков.
Таким образом, Риан решил для себя, что не будет ничего страшного, если он отложил визит к Трествикам еще на неделю, а там авось Генри и забудет про свое приглашение и ему вообще не придется наведываться к ним. Он не чувствовал такой крепкой связи со свей родней, для него имела значение только его собственная семья, включавшая Кейтлин и его родителей. Все остальное он считал лишь притворством, нелепыми попытками поддержать отношения и создать видимость родовой идиллии.

Эндриан сидит на кресле у себя в кабинете. Делает глоток ароматного кофе. Кто-то стучится в дверь. Он отрывает глаза от дела и приглашает человека, стоящего за дверью войти. В кабинет влетает Анна. Волосы ее распущены и мягко струятся по обнаженным плечам. Она облачена в шелковое платье со спадающими бретельками. В глазах ее тлеет какой-то странный огонек. Благодаря длинному вертикальному разрезу на платье, Эндрин может разглядеть ее стройные белые ноги. На лице девушке вспыхивает озорная улыбка. Эндриан не может оторвать взгляда от вошедший. Его глаза пробегают по ней, изучая каждую маленькую деталь. Замечая это, Анна опускает взгляд и подплывает к нему. Он отодвигается от стола, позволяя девушки сесть к себе на колени. Шелковая материя спадает вниз и обнажает ее бедра. Руки девушки падают ему на шею. Губы впиваются ему в шею. Эндриан рукой стягивает платье, оголив ее полную округлую грудь. Другой рукой по пробегает по ее бедру, ощущая под ладонью мягкий бархат ее кожи. Он чувствует, как руки девушки начинают ласкать его спину, ноги, подбираясь к самому важному. А затем...

Соурвист просыпается в поту и резко садится на постели. Тело его горит, как в лихорадке. Он испытывает сильнейшее сексуальное влечение, так что его пробивает дрожь и пот выступает на лбу. Он ощущает ноющее покалывание в паху. Резко срывается с кровати и открывает окно, чтобы впустить свежий воздух. Это немного помогает ему остудить голову. Затем он спешит в ванную и умывается холодной водой. Там уже, немного придя в себя, он начинает обдумывать свой сон. Ему становится ужасно стыдно перед самым собой и он отчаянно пытается выгнать прочь незваные мысли и навязчивый образ. Совершенно растерянный, он не понимает, что происходит и почему...Через полчаса он, силясь подавить стыд, который все сильнее захлестывает его, спускается в столовую, надеясь, что Анну он там не застанет.

Отредактировано Andrian Sourwist (2015-06-24 14:16:13)

+1

27

Сегодняшняя ночь далась Анне очень тяжело. Как только она заснула, то проснулся Стефан и стал громко плакать. Де Лун на автомате проснулась и подлетела к кроватке сына. Он лепетал, что ему жарко и у него болит голова. Девушка потрогала его лоб, который был горячее сковородки. Температура была явно слишком высокой. Глаза ребенка покраснели от температуры и головной боли. Она тут же достала свою коробочку-аптечки. Выудила оттуда жаропонижающее зелье. Накапала ребенку и уговорила выпить. При дальнейшем осмотре, она поняла, что у ребенка еще и горло все красное и в гнойниках, а нос заложен. Еще вечером ребенок чувствовал себя прекрасно. Даже если бы он почувствовал легкое недомогание, то он сказал бы об этом маме. Всю ночь она пыталась сбить ему температуру, даже с помощью холодного полотенца на лоб, но дело шло слишком медленна и временами температура снова возвращалась. Переживая за своего ребенка, она теряла свой профессионализм и свойственное ему спокойствие. Одно дело лечь другие, а другое-лечить своего ребенка. Поэтому колдомедикам запрещено в Мунго вести лечение своих родных и близких. Потому что это влияет на объективность, а затем и на состояние близкого. Самое трудное время это всегда с 4 утра и до 6. Анна это знала на практике. В это время организм переживает кризис и  либо он перебарывает болезнь, либо нет. Поэтому в эти часы девушка приложила все усилия, чтобы Стефану стало легче. Она старалась не расплакаться. Ее ребенок болел редко и по большей части только чем-то несерьезным. А сейчас ей было страшно, хотя она не показывала это ребенку и старалась его успокоить наоборот. Но Стефан продолжал плакать. Ей пришлось завернуть его в одеяло, взять на руки и начать ходить по комнате и его укачивать. Так она пыталась отвлечь и себя, и ребенка. У нее это вышло. На улице уже светало, период кризиса близился к концу. Температура начала медленно спадать. Анне стало легче, что ребенка не придется немедленно госпитализировать. Еще немного позже Стефан заснул. Де Лун уложила его обратно в кроватку. Сама решила пока воспользоваться ванной, переодеться и спуститься вниз, чтобы приготовить завтрак. Однако сердце ее было не на месте. Но ребенку после сна потребуется сытный завтрак, чтобы можно было давать лекарства не на голодный желудок.
Анна спустилась вниз. Здесь еще никого не было. Конечно, зачем Соурвисту вставать так рано в своей выходной? Она разожгла в камине костер с помощью магии, затем отправилась на кухню, где приготовила вкусный завтрак в виде каши и оладушек с джемом. Взяв себе завтрак, девушка села в столовой. Пока есть возможность, нужно было поесть и набраться новых сил, пока готовила и пока ела, она выпила две кружки кофе, чтобы сон отступил от нее. Вид у нее был болезненный и бледный. Глаза закрывались почти на ходу.
Волшебница даже не услышала, как Соурвист спустился. Он был явно слегка чем-то взволнован и потерян. Но она и на это не обратила внимания, у нее сейчас своя была забота.
-Доброе утро,- это все, что она смогла выдавить из себя. Голова гудела и она реагировала на любой звук и шорок. которые будто колокольным звоном отдавались в голове. -Завтрак готов.

+1

28

Мужчина нашел Анну в столовой. В его воображении снова начали проигрываться сцены из его странного и очень пугающего сна. Он старался не смотреть в сторону девушки и сохранять самообладание. Аврор не мог понять, что на него нашло. Он сильно надеялся, что это сон не что иное как наваждение. Соурвист не мог понять, как ему даже во сне могло прийти в голову делать подобные вещи с Анной. Она была так молода. Нет, даже юна. Ребенок. Всего лишь ребенок, как и его дочь...Но почему у этого ребенка было тело зрелой и сексуальной женщины? Парадокс.
Риан уже всерьез начал жалеть о том, что согласился на эту авантюру и впустил девушку в свой дом. Конечно, будучи человеком здравым и справедливым, он осознавал, что ее вины тут не было. Она не делала ничего такого, что могло бы его спровоцировать. Единичный случай в коридоре не в счет. Они оба оказались в неловкой ситуации и с радостью бы избежали ее. Нет, корень зла определенно произрастал в его собственном сознании. Он был мужчиной. В своем полном расцвете сил и у него уже давно не было женщины, все его мысли и силы были отданы работе и теперь его собственное тело решило отомстить ему за это и сыграть злую шутку.
На секунду в его голове проскочила дичайшая мысль о том, что стоит как-нибудь встретиться с Нарциссой, но он тут же отказался от этой дурацкой затеи. С француженкой у них были весьма странные и запутанные отношения. Девять лет назад все началось. Эта женщина была умна и привлекательна, с ней было, о чем поговорить. Как и у Соурвиста у нее был большой жизненный опыт и что Риана устраивало больше всего, она не пыталась приручить его. Они были на равных, как два товарища, которые время от времени пользовались  полезными для здоровья бонусами от этого, с позволения сказать, союза. Но отношений как таковых у них не было. На протяжении нескольких лет они сталкивались друг с другом по работе, их чисто официальное общение каждый раз по закономерности перерастало во что-то более личное и интимное и в итоге заканчивалось маленькими, но яркими путешествиями в мир удовольствия.
Что касалось де Лун, она была совсем другой. Ей было очень легко навредить, ибо она была еще очень хрупкой и слишком мало видела в своей жизни, он был почти уверен, что она в своем возрасте все еще мечтала о большой и светлой любви, не зная истинного положения вещей. Усевшись в кресло и исподтишка наблюдая за манипуляциями волшебницы, невольно время от времени опуская свой взгляд намного ниже ее лица, он вдруг начал рассуждать на тему, позволили бы ему его принципы связаться с малолеткой вроде Анны или нет? Но тут он вспомнил, что дело было не только в ее молодости, но и во многих других вещах. Она была подруга его дочери, она была мать и она была той, кого он еще помнил в детстве. Ему стало вновь стыдно, что в его голове вообще могли возникнуть такие грязные мысли на ее счет. С этим определенно надо было что-то решать. Нельзя было допустить испортить свою репутацию и навредить де Лун.
Плачь ребенка, вдруг раздавшийся со второго этажа, отвлек его от раздумья, девушка сорвалась с места и направилась в комнату. Прошло около получаса, Риан уже успел съесть свой завтрак, а Стефан все никак не хотел успокаиваться. Ранее мальчик никогда не капризничал столь долго и вообще был довольно спокойным ребенком.
Так делать в гостиной мужчине было уже нечего, он поднялся наверх и хотел было уже направиться в свой кабинет, как что-то заставило его сделать небольшую остановку  и по пути заглянуть к Анне. Девушка стояла посреди комнаты и изо всех сил пыталась совладать со Стефаном. В этот момент, когда Риану предоставилась возможность ее как следует разглядеть, он заметил, что та выглядела очень уставшей и измотанной, что было очень странно для воскресного утра. Может быть, что-нибудь случилось? - проскользнуло у него в голове.
-Все в порядке? - шепотом осведомился мужчина, остановившись у двери в спальню де Лун. - С ним все хорошо?

Отредактировано Andrian Sourwist (2015-06-24 17:48:22)

+1

29

Соурвист молча прошел за стол и принялся за завтрак. Де Лун не придала этому никакого значения, хотя в обычный день посчитала бы это пренебрежением. Хотя может быть мужчина тоже не выспался или был не в настроении. Больше всего она переживала, что он слышал плачь Стефана ночью и это ему мешало. Однако ни одного слова в упрек девушки не было сказано. Желудок отказывался принимать еду и волшебницу прилично мутило, но она продолжала есть через силу, зная, что энергия ей еще сегодня понадобиться.
Не успела Анна покончить со своим завтраком, как со второго этажа раздался плач. Она специально приоткрыла дверь в комнату, чтобы если что услышать ребенка сразу же. И правильно сделала. Наплевав на еду и не убранную посуду, девушка вскочила с места, не сказав ни слова Сорувисту, поспешила к себе в комнату. Пока она бежала по лестнице, то успела споткнуться и чуть не упасть. Плач ребенка все нарастал. Внутри нее вновь появился страх. Это чувство возникало в ней инстинктивно каждый раз, когда дело касалось сына. Вот и сейчас де Лун была на взводе. Она не хотела второй волны. Прибежав в комнату так быстро, как только смогла, она тут же подскочила к кроватке. Мальчик снова был весь красный. Значит температура опять начала подниматься. Руки Анны опускались в переносном смысле. Она уже и не знала как помочь сыну. В этот момент волшебница возненавидела себя. Какой она колдомедик, если не может элементарно сбить температуру и вылечить собственного ребенка? Ей было очень стыдно за себя. Если с ее сыном случиться что-то ужасное, то оан не простит этого себе и больше никогда не появится в стенах Мунго. Взяв малыша на руки, девушка начала его укачивать, лихорадочно думая, что она упустила и что еще можно было сделать. Но мозг был воспален после бессонной ночи и двух чашек кофе. Он просто отказывался работать и подчиняться хозяйке. Смотря в окно и продолжая укачивать, Анна бессмысленно уставилась перед собой и голова ее была пуста.
Не известно как долго она бы еще так простояла, если бы не тихий шорох сзади и голос мужчины.
-Все в порядке? С ним все хорошо?-раздалось до нее будто из колодца.
На ее глазах уже блестели слезы. Де Лун не могла более себя сдерживать и дала волю эмоциям, как и любая другая мать, которая сильно переживала за ребенка. Она повернулась к Соурвисту с безнадежным лицом, а слезы медленно стали катиться по щекам девушки.
-Да. Стефан болен. Я всю ночь пыталась сбавить ему температуру и ликвидировать симптомы. К утру ему полегчало. Но сейчас температура снова очень высокая и я уже не знаю, как мне ему помочь. Наверное стоит пойти в Мунго...?-вопрос был адресован скорее самой себе, чем мужчине. Соурвиста то это никак не касалось и, наверное, мало заботило. Как только Анна перестала качать малыша, тот снова разразился громким плачем. Девушка зажмурилась, так как этот звук причинял боль ее голове и сердцу, а слезы сильнее полились из глаз. Ей было так стыдно и страшно. И что более ужасно - она не хотела предстать перед хозяином дома такой ничтожной матерью и отвратительным колдомедиком. Стыд поглотил ее разум. Соурвисту скорее всего неприятно было все это лицезреть и он испытывал к ней отвращение.

+1

30

Увидев на лице Анны слезы, Эндриан напрягся и понял, что происходит что-то плохое. Тем более, что ребенок очень сильно плакал и никак не унимался. Эта ситуация заставила его начать нервничать. Тут и сама Анна подтвердила его опасения. Пока девушка рассказывала ему о том, что случилось с мальчиком, глаза Риана судорожно бегали по ее лицу. Видно было, что де Лун прибывает на грани и очень испугана. Аврор сразу почувствовал желание каким-то образом помочь ей, она уже явно не справлялась. Да и как она могла? Ей было всего двадцать, а ее ребенок себя плохо чувствовал. Раньше бы Риан не смог понять этих чувств, но после того, как он сам стал отцом, пусть и с опозданием, он знал, что значит переживать за своего ребенка.
Нужно было действовать. Не раздумывая, мужчина выкинул из головы все те глупости, которые терзали его утром и казались теперь нелепыми и незначительными, он подлетел к Анне и протянул вперед руки, как бы принимая ребенка.
-Конечно, стоит. Почему сразу не сказала, что что-то случилось? - кинул девушке аврор, чувствуя жгучее желание как-то посодействовать и успокоить Анну. Он не хотел, чтобы она плакал. - Давай его сюда, можем прямо сейчас переместиться в Мунго, если ты готова, - сказал мужчина. Стефану было уже три года и он был довольно крупным ребенком, так что хрупкой Анне, наверное, было тяжело так долго держать его на руках. Для него же это было нетрудно, его работа требовала хорошей физической подготовки. Затем он поспешил в свой кабинет. Оказавшись здесь они быстро переместились в Мунго.
=>>>>> Третий этаж

Отредактировано Andrian Sourwist (2015-06-24 19:36:15)

+1

31

Когда они оказались в больнице, Анна, точно зная, что делать, направилась на третий этаж,  Эндриан всюду следовал за ней с ребенком на руках. Когда перед мужчиной открыли дверь в нужную палату, он поместил ребенка на кушетку, а сам вышел, оставшись один в коридоре. Анна пошла вместе со Стефаном. Он все еще немного нервничал, но все же тот факт, что мальчик теперь находится в руках специалистов, успокоил его, тем более, что Эндриан был не из тех людей, что паниковал раньше времени.
Анна с ребенком пробыла в палате достаточно долго, так что у аврора было достаточно времени, чтобы осмыслить случившееся. В первую очередь он думал о Кейтлин. Когда де Лун только переехал в их дом, он не сильно то обращал внимание на ее ребенка, либо был занят, либо мальчик находился в своей комнате, но теперь, когда ему пришлось вступить с ним в близкий контакт, когда он нес это маленькое беззащитное создание на руках, он снова начал жалеть. Жалеть о том, каким глупцом он был. Он потерял очень много лет, не увидел Кейтлин маленькой, не смог помочь ей, когда она болела вот так вот или когда делала первые шаги. Она попала к нему, когда уже была совсем взрослой и самые большие трудности воспитания были позади. Отчасти теперь он мог понимать, почему Клэр была так против их с Кейтлин общения, ведь ей приходилось растить ее одной, одной справляться со всем, пока он жил собственной жизнью, не заботясь не о ком. Риан никогда не думал о том, чтобы завести полноценную семью. Его работа очень много значила для него, да и для всей Британии и потому он никогда не мог представить себя в роли семьянина, в свое время он сделал свой выбор. Он должен был искупить вину, за свои ошибки, за смерть Николь. К тому же отношения интересовали его всегда меньше всего, у него просто не хватало сил и внимания, чтобы трудиться еще над этим. В его жизни были женщины. Мимолетные девушки на одну-две ночи, были и те, кто был действительно ему интересен. Габриэль Росс, например. Была и Нарцисса, с которой было очень легко и просто, ведь она не хотела отношений и была заинтересована в первую очередь в своей карьере, но с другой стороны с ней было и безумно сложно. Она была взрослой женщиной со своими уже уставившимися принцами и привычками, со своим укладом жизни, как и сам Эндриан, и потому они с самого начала знали, что у них нет будущего. Возможно, некоторые люди были не созданы для семьи. Риан знал, что он очень тяжелый человек, и в том, насколько хорошим отцом он был для уже взрослой Кейтлин, он тоже не мог сказать наверняка. Его дочь, казалось, возненавидела его, а ведь просто пытался ее защитить. Разве не так поступают отцы?
Также у него была возможность поразмышлять и относительно Анны. Сегодня он понял, что де Лун в отличии от его дочери, с которой он любил ее сравнивать, была куда взрослее, рождение сына сильно повлияло на нее и она просто вынуждена была повзрослеть в один миг. Так что, возможно, он зря смотрел на нее лишь как на ребенка все это время. Хотя это и не означало, что он мог позволить себе те безумные фантазии, что приходили ему во сне, ведь между ними было еще много обстоятельств, почему он просто не имел права. Она была матерью ребенка, а это значило, что она была просто неприкасаемой.
Мужчина не заметил, как пролетело время и де Лун вышла из палаты, сообщив хорошие новости. Это лишь подтвердило мнение мужчины. Всего лишь простуда. Да ничего хуже и не могло быть. Чем мог заразиться ребенок в их доме, где не бывало посторонних и регулярно убирались. Анна выглядела счастливой, Эндриан был рад и у него стало совсем спокойно на душе. Остаток дня Анна провела с ребенком и почти не показывалась аврору. Соурвист же читал книгу у себя в кабинете и написал очередной письмо Кейтлин. Сколько их уже было неотвеченных? И почему она совсем не жалела своего отца и возомнила, что он враг народа?
К ужину он спустился в гостиную. Анна как всегда управилась со всем вовремя.
-Как Стефан? Ему лучше? - искренне поинтересовался мужчина, усаживаясь рядом с Анной.
-В следующий раз не молчи и если нужна помощь сразу говори мне. Тем более, когда я дома.

Отредактировано Andrian Sourwist (2015-06-24 20:48:56)

+1

32

Счастливая и довольная она прибыла домой. Еще час назад она настолько разволновалась, что совсем потеряла контроль. Это было ужасно, но в то же время принесло ей много опыта. Теперь она не будет сомневаться в своих навыках, когда Стефан снова будет болеть и уже тем более не начнет паниковать и запасется терпением. Будь она по характеру более спокойной и уверенной в себе, Анна бы дала ребенку лекарства и терпеливо ждала, когда организм сам победит вирус. Вот так она и должна была поступить, а не впадать в истерику и отчаяние. Ей было совестно перед своим сыном, что она оказалась такой мамой паникершей. Однако девушка уже давно привыкла, что такие ошибки она не совершит второй раз. Сколько уже были таких ситуаций, пока она растила ребенка? Некому ей было подсказать, как нежно учить ребенка, как кормить, пеленать и как помочь с развитием. Де Лун управлялась со всем сама. Читала десятки книг, доверяла инстинктам, наблюдала на улице за другими мамами со стороны. Большими стараниями и желанием она смогла без проблем поставить ребенка на ноги. Стефан вовремя развивался и всему учился. Но это не значит, что во время всего этого процесса девушка не совершала ошибок. Зато таким образом она привыкла, что нет смысла опускать руки и расстраиваться, а нужно учиться и идти дальше. В школе же она была совсем другим человеком. Любая ошибка могла ее подкосить и она болезненно все это воспринимала. Анна только сейчас осознала, как же огромная пропасть лежит между ней семнадцатилетней и ней двадцатилетней, будто прошло лет пятнадцать. Наверное именно такой и видят ее окружающие.
Когда они вернулись домой, то де Лун уложила сына в кроватку, потом принесла обед в комнату, накормила и дала лекарства. Потихоньку ребенок стал засыпать ближе к вечеру. Температура окончательно спала, правда пришлось его переодевать каждые полчаса, так как все это выходило с потом. Часам к пяти Анна совсем была спокойна за ребенка, который мирно спал в своей кроватке. Сон-лучшее лекарство и это была чистая правда. Посидев с ним еще немного, она пошла готовить ужин, так как Эльза наврядли сегодня вернется, а морить голодом своего помощника как-то некрасиво. Девушка спустилась в кухню и занялась готовкой. Соурвсит все это время был у себя в кабинете и не отвлекал ее от ребенка. Она была очень ему благодарна за помощь и поддержку, поэтому сегодняшний ужин пестрил разнообразием вкусных блюд.
То ли на запах, то ли по времени Соурвист спустился в столовую к ужину. Анна успела все приготовить до его прихода и накрыть на стол. Оба сели ужинать и мужчина первый начал разговор.
-Как Стефан? Ему лучше? В следующий раз не молчи и если нужна помощь сразу говори мне. Тем более, когда я дома.
Вопросы были искренними и она это оценила.
-Все хорошо. Температура спала, он уже чувствует себя намного лучше. Час назад заснул. Извините, что я вас потревожила и наверно напугала своей реакцией. Раннее он никогда так серьезно не болел и я запаниковала, хотя не должна была. Мне неловко, что так вышло. И большое вам спасибо за помощь и поддержку, для меня это не привычно. Я привыкла, что справляюсь сама со всем,-девушка тепло и благодарно ему улыбнулась. Для нее он сегодня стал опорой и поддержкой, настоящей стеной. Она действительно не знала каково это. Теперь Анна поняла, как это замечательно иметь семью или просто близкого человека, который всегда тебе поможет. Раньше она думала, что сможет и одна вырастить сына, но теперь она задумается о том, что стоило бы завести семью. Так будет лучше и для Стефана. Знала бы она это немного раньше, то уже давно занялась бы поисками. Но она за три года не была ни на свиданиях, ни даже не помышляла об отношениях и что ребенку нужен отец.

0

33

Как мужчина и ожидал, Анна поблагодарила его. Девушка вообще была очень воспитана и никогда не опускала возможности извиниться перед кем-то или же сказать спасибо. Эндриану, конечно, было приятно, но он всегда чувствовал себя немного неудобно, когда на него обрушивался шквал похвалы или благодарности. Он предпочитала молчаливую благодарность. К тому ничего особенного он не сделал, так бы поступил любой на его месте. По большому счету в выходной день ему все равно нечем было себя занять.

Сегодняшний ужин был довольно богат на выбор. Видимо, это был еще один способ для Анны выразить свою признательность. Вот такая благодарность Эндриану была по душе. Ему нравилось, как готовила Анна и, порой, он даже думал, что это неплохо, что она живет у них, в противном случае ему стоило бы посочувствовать во времена отсутствия Эльзы. Чтобы сделать трапезу Эндриан достал из серванта свое виски и снова плеснул себя немного в стакан. Анна, конечно, могла подумать, что он жуткий пьяница и балуется спиртным чуть ли каждый вечер, но это было не так. Соурвист мог и полгода обходиться без крепких напитков, но не видел смысла отказываться от них, когда возникала тяга. Также он снова вытащил бутылку вина и показал Анне.
-Ммм? - вопросительно посмотрел он на девушку. Та немного поколебавшись, согласилась и Эндриан потянулся через стол, чтобы плеснуть ей вина на дне бокала. Девушка взяла стакан в руку и пригубила, тут у Эндриана появился какой-то странный порыв и сделал что-то, что было совсем не в его стиле.
-Давай, выпьем за Стефана, что ли, за то, что все обошлось, - сказал он, наклонившись вперед, - Только алкоголики пьют, не чокаясь, - вдогонку пояснил он и тут же раздался звон их бокалов. Эндриан улыбнулся краешком рта и посмотрел в глаза девушке.

Когда Анна упомянула то, что она привыкла со всем справляться одна, мужчина нахмурился и сделал глоток из своей стакана. Естественно, когда он впервые узнал о ребенке Анны, еще тогда на границе, главный вопрос, которым он задался, был - кто же отец? Но с тех пор он мало думал об этом. Но действительно кто это был и как это случилось? Ведь дети не берутся из неоткуда? Из того, что она была одна, напрашивался только вывод о том, что отец ребенка, как это часто бывает, не принял его или испугался ответственности. Риан с горечью сразу же подумал о собственной молодости. Пусть он не знал о беременности Роуз, но все равно что-то ему подсказывало, что тот Риан, каким он был тогда, все равно бы сбежал от этой ситуации и так или иначе Кейтлин выросла бы одна. Конечно, была еще вероятность того, что что-то случилось с отцом ребенка. Но странно было то, что даже Кейтлин не знала об этом ничего, во всяком случае, когда мужчина спросил ее как-то перед приездом Анны. Будучи довольно расслабленным и больше не испытывая такого дискомфорта в присутствии девушки (как ни странно, Риан отметил для себя, что за время ее пребывания в его доме, он успел к ней привыкнуть), он решил, что не будет ничего предосудительного, если он поинтересуется этим вопросом. Неужели, Соурвист и вправду впервые в жизни решил проявить любопытство и поинтересоваться чем-то личным? Так или иначе, он хотел сделать это деликатно, а не спрашивать в лоб.

-Из того, что я видел, ты неплохо справляешься. Будь Кейт на твоем месте, она бы давно уже впала в панику, - улыбнулся он, - А отец ребенка никак не участвует в его жизни и не помогает тебе?

+1

34

Сегодня был день удивительных открытий. Соурвист впервые раскрывался для Анны с новых сторон. Он предложил им выпить. Девушка не стала отказываться, так как за целый день она прилично понервничала и алкоголь неплохо бы снял напряжение. К тому же вино в этом доме было просто потрясающим на вкус и не сильно ударяло в голову. Анна любила такие сорта вин. Мужчина потянулся к ней через стол, чтобы налить вина в бокал. Она помогла ему и протянула его сама. Когда бокалы обоих были полны, то возникла небольшая пауза. которую опять же решил заполнить Соурвист, а не Анна. Что сегодня был за день?
-Давай, выпьем за Стефана, что ли, за то, что все обошлось.Только алкоголики пьют, не чокаясь.
Девушка засмеялась замечанию мужчины и тоже посмотрела ему в глаза. Такой зрительный контакт немного ее смутил, но ей это почему-то очень понравилось. Что-то необычное сегодня было во взгляде мужчины. Будто бы они были старыми хорошими знакомыми. Может он и вправду теперь воспринимает ее не как подругу Кейт, а как своего друга? Кто знает, а напрямую такого не спросишь. Время покажет.
-За Стефана..,-она подняла свой бокал и чокнулась с ним.
Вино приятно обожгло горло и растеклось теплом по телу. Эти ощущения хорошо снимали напряжение. Теперь Анна и вправду могла расслабиться. Могла. Пока Соурвист вдруг не завел тему об отце ребенка. Вот это было очень удивительно. Раньше мужчина не проявлял свое любопытство никак и уж тем более насчет чего-то личного. А тут такой вопрос и сразу в лоб. Анна не была готова к нему. Хотя ничего не имела против, чтобы рассказать правду именно Соурвисту. Эта правда тяготила ее вот уже несколько лет. Ей не с кем было поделиться без последствий и упреков. Она еще даже Кейтлин не сказала. А вот ее отцу она могла рассказать. Девушка была уверена, что он не станет ее осуждать и уж точно не пойдет кому-то об этом рассказывать, даже своей дочери. Сделав еще один глоток покрупнее, она собралась с мыслями и начала свой рассказ.
-Отца никогда не было и нет. В смысле он даже не в курсе о существовании Стефана. Три года назад я совершила эту ошибку, после которой тут же уехала из страны, едва закончив школу. Отцом Стефана является Алекс Мергур. Я не хотела ему говорить по той причине, что он еще был в отношениях с Витани и потому что он точно не был готов к ребенку. Между нами ничего и не было никогда. Зачем я буду его обременять еще и ребенком? Ему это не нужно. Я и сама не была готова. Аборт не сделала только потому что считаю это убийством. Вот, наверное, и вся история. Не важно знал бы Алекс или нет, растить ребенка пришлось бы мне самой. Он из тех людей, кто привык убегать от проблем и не обременять себя какими-то не было обязательствами. Не удивлюсь, если и на Витани он не женился.
Анна закончила свой короткий рассказ и сделала еще один глоток вина. Прятать глаза девушка не стала. Ей уже давно не было стыдно за свое решение. Да и ребенок не может вызывать стыд, в отличии от аборта. Де Лун всегда была убеждена, что сделала правильный выбор. Лучше так, чем быть убийцей или же вовсе потом не иметь возможности завести детей. Ей не на что было пожаловаться. Так сложились обстоятельства и все. Она приложила немало усилий, чтобы ребенок чувствовал себя любимым и желанным, пусть даже без отца.

Отредактировано Anna de Lun (2015-06-24 22:53:53)

+1

35

Эндриан все слушал и слушал. И ответ Анны его сильно потряс. Во-первых, изначально начиная эту тему, он не надеялся на такую откровенность, в принципе ему было бы достаточно узнать общее положение дел, чтобы удовлетворить свое любопытство, он не думал, что она станет с ним откровенничать и рассказывать ему все, учитывая, что она скрывала это даже от Кейт. Во-вторых, сам факт того, кто являлся отцом Стефана поверг Эндриана в легкий шок. Конечно, ему следовало ожидать, что это будет кто-то из ее школьных знакомых, ибо круг общения студентов обычно очень ограничен, они все варятся в одном котле, то есть в Хогвартсе. Но он не предполагал, что все окажется до такой степени странным. Алекс МерГур, Эндриан никогда не был знаком с этим человеком, помнил лишь его имя. А вот о Витани он имел вполне себе четкое представление. По тем сведениям, что у него имелись, именно с ним, с Алексом, Витани и сбежала из страны. В-третьих, до глубины души Соурвиста поразило то, что слушая эту историю, он испытал некоторое ощущение дежавю, уж очень эта походило на его собственную жизнь и историю рождения Кейтлин. Аврор нахмурился и опустил взгляд. Понятно было, что Анна осуждает того, кто стал отцом ее ребенка, но ему было интересно, знает ли она о его собственной глупости, совершенной в молодости. От этих мыслей Риану стало не по себе. Он даже не знал, почему ему было так важно мнение девушки, но ему явно не хотелось, чтобы его сравнивали с Алексом. Эндриан не выносил Витани, а вместе с ней и этого Алекса заодно. А та новая правда, что он узнал о нем, еще сильнее сделала его отвращение. Причем оно так тесно переплеталось с теми чувствами, которые он испытывал сейчас по отношению к самому себе.
Будучи занятым многими и многими мыслями, Эндриан все же между делом смог отметить для себя, что слова девушки звучали очень здраво и он начал ее уважать за столь зрелое решение, тем более, что он сам не мог похвастаться чем-то таким. Возможно, он был готов поверить, что некоторые предположения о том, что в каких-то аспектах женщины лучше мужчин, имели свои основания. В любом случае, мужчина в очередной раз убедился в том, что Анна была в состоянии принимать очень серьезные решения и также крайне зрело рассуждала о них, что снова и снова доказывало то, что она уже давно не была ребенком.
После длинной тирады девушки последовала пазу, Эндриан размышлял и пытался переварить новую информацию, да он и не знал, что ответить на это. Сказать, что он был крайне удивлен и по некоторым причинам даже огорчен? Зачем Анна может неправильно понять его слова. Да и к тому же он еще не был готов так открыто выражать свои эмоции, потому он решил задавать вопросы, тем более, что де Лун была не против.

-Но почему он не знает о ребенке? - спросил мужчина, делая глоток виски, сомневаясь, не зря ли он лез не в свое дело.

Затем он начал колебаться, стоит ли сказать Анне о том, что они оба вернулись в Лондон. Как она на это отреагирует? Причинит ли ей это боль или она будет шокирована? Нужно ли ей вообще это знать. Но в итоге он все таки решился сообщить ей, имевшуюся у него информацию. Анна была уже взрослой и имела права на правду.

-Знаешь, - протянул он, снова устремив свой взгляд на Анну, - Как раз недавно я узнал о том, что де Бюр вернулась в страну...И ее парень вместе с ней.

+2

36

Она по лицу увидела, что очень сильно удивила Соурвиста. Ну конечно, он знал о Витани и скорее всего знал об Алексе. Хотя его наверное еще удивило и то, что девушка выложила все карты на стол сразу. Все потому что эта тайна действительно не давала ей жить спокойно. Ну пусть хоть кто-то узнает о ней, даже чужой. Мужчина был хорошим слушателем и мог спокойно оставлять слова и вопросы без ответов. Это и было нужно Анне. Чтобы ее просто выслушали. Ни чужого мнения или совета ей не нужно было, к тому же уже поздновато для советов. Зато теперь ей стало немного легче, хотя, конечно, ей полегчает только тогда, когда об этом будут знать Кейт, Витани и Алекс.
Мужчина спокойно дослушал де Лун до конца, после чего образовалась привычная пауза для их разговоров. Еще немного и Анна вовсе перестанет на них обращать внимание. По лицу аврора, она поняла, что в его голове происходит какой-то мыслительный процесс. Наверное он вспоминал себя и Кейтлин. Подруга еще в школе рассказала ей историю своего появления на свет. Да истории были один в один. Однако Эндреан Соурвист сейчас совсем другой человек. Он принял Кейтлин и воспитывал ее до поры до времени. Все совершают ошибки. Анна и Алекс тоже совершили одну. Да, девушка злилась на МерГура, но только потому что тот за три года даже не пытался ее искать и сам уехал из страны с Витани. Это очень задело девушку и она решила просто раз и навсегда вычеркнуть это имя из своей памяти.
Когда аврор закончил обдумывать слова Анны, то задал еще один вопрос:
-Но почему он не знает о ребенке?
-Как и любая девушка я сначала испугалась, когда сама узнала. Возможно я бы рассказала ему о ребенке, если бы он попытался со мной после этого поговорить. Однако он не разу не заявил о себе, а после и вовсе сбежал из страны с Витани. Какой после этого смысл ему было рассказывать? Он не принял бы ребенка и скорее всего точно так же бы исчез. Знает или нет-разница не велика. Да и зачем я буду его обременять и ломать ему жизнь? Это мой выбор и мой ребенок.
Она с некой тоской посмотрела в свой стакан. Сколько раз она хотела ему написать в первый месяц? Много, очень много. Она была подростком, испуганным подростком. Но уже тогда ей хватило ума просто это перетерпеть и оставить все как есть. Это было второе зрелое решение. которое она приняла, после того, как согласилась оставить ребенка.
Тут Соурвист выдал такую новость, которая разразилась молнией и громом в голове у де Лун. Вит и Алекс вернулись. Зачем? Почему? У них же были явно другие причины для побега, чем у Анны. Они просто сбежали от войны, а теперь вернулись, когда все закончилось. Это было некрасиво и ужасно с их стороны. Но теперь появляется новая проблема: стоит ли им сообщать о ребенком? Анна еще подумает об этом на досуге.
-Правильно, война же закончилась. Не думаю, что их возвращение что-то меняет. Не знаю есть ли смысл им рассказывать. Решу после встречи. Может у них уже своя семья. Я не стану ее ломать такой новостью. Участие Алекса мне больше не нужно.
Девушка очень устала за два дня без сна. Поэтому в ней уже было желание пойти в свою комнату и уже поспать как нормальный человек. Она надеялась, что разговор еще недолго продлится.

0

37

Вечер того же дня
Время тянулось очень долго. Казалось прошла целая вечность после того, как Анна утром сделала перевязку. И почему их встреча закончилась на такой ноте? Девушка была слегка удивлена вопросом Соурвиста и только начала обдумывать ответ, как вдруг в кабинет пришла его мама. Как не вовремя. Анне, конечно же, тут же пришлось удалиться, дабы женщина ничего не заподозрила. Выйдя из кабинета, де Лун направилась в свою комнату. Она пыталась занять себя Стефаном, но все ее мысли были посвящены только Эндреану. Снова и снова, она видела, как мужчина приближается к ней, сокращая расстояние, и слышит, как он задает вопрос.
И почему каждый раз после их встречи, Анна только и делает, что думает о Соурвисте и об этих ситуациях. Когда она в последний раз думала еще так же долго о ком-то кроме него? Она даже позабыла о своей подруге. А ведь Лейн уже очень давно не появлялась в поместье. Но сейчас даже к лучшему, что ее нет рядом иначе все их махинации с мужчиной были бы быстро обнаружены.
Девушка еще днем подумала о том, что вечером стоит спуститься в гостиную. Это единственный шанс, что они еще могут сегодня встретиться. Анне срочно нужно было ответить на вопрос Эндреана. Однако с этим желанием всплыла извечная женская дилемма: "что же мне надеть?". Этим вопросом девушка занималась весь последний час, перебирая весь гардероб. Свой выбор она остановила на легком розовом платье до колена. Оно было приличным и в то же время женственным и нежным. Надеясь, что выглядит прилично, она стала спускаться на первый этаж. Уже чисто автоматически волшебница осматривала коридор и холл на наличие других персон. Но никого поблизости не было. Родители Соурвиста очень редко покидали свое крыло. Анна прошла через холл в маленькую гостиную. Мужчина уже сидела в кресле перед камином. Удивительно, что она угадала его местонахождение.
Де Лун тихо прошла к соседнему креслу и приземлилась в него. Выдержав паузу, она сказала:
-Добрый вечер... Сегодня утром я не успела ответить на ваш вопрос, поэтому решилась сделать это сейчас,-она собралась с духом и села в половину оборота к мужчине, смотря на него,-Да, если бы что-то пошло не так, то я действительно бы сказала. Я не из тех, кто делает то, что им не нравится.
Свой ответ девушка посчитала емким и ясным. Соурвист должен был понять из него все. Теперь ее очередь была терзаться ожиданиями.

Отредактировано Anna de Lun (2015-06-25 21:26:52)

0

38

После ухода де Лун, Эндриан почти не слушал того, что говорила ему мама. Он опять мог думать только о ней. Оставалось всего несколько секунд и, возможно, все бы было решено, но закон подлости как всегда сыграл свою роль. Дебра практически никогда не приходила к нему в кабинет, так как знала, что он не любил, чтобы его отрывали во время работы, а сегодня это ее не оставило и она заглянула туда именно в такой решающий момент. Да еще и пришла с тем, чтобы попытаться уговорить Риана поехать в Хэмпшир на день рождения своего брата. И ради этого он потерял такую прекрасную возможность поговорить с Анной? Около получаса мужчина со скукой отвергал уговоры матери, ему не было дела до того, что Артуру исполнялось сорок пять лет и это был шанс помириться, у него было полно своих личных проблем, в списке которых особое место занимала Анна.

Когда мужчина наконец удалось уединиться, он ощутил, как его прекрасное настроение, вызванное приходом девушки, резко поползло вниз и он снова сделался раздражительным и нервным. Напрасно он пытался застать Анну в гостиной за обедом, девушка там не появилась. Из окна дома ее тоже не было, подняться и зайти в ее спальню у него не было никакой возможности, мама весь день прогуливалась по западному крылу, вставляя тем самым ему палки в колеса. Риан сразу же вспомнил те времена, когда он жил в Лондоне и делил квартиру со своими другом Джейсоном, тогда никто не нарушал его личное пространство и он жил действительно самостоятельной и спокойной жизнью, но после гибели Редвулфа Риан уже не решался вернуться туда и почти сразу же после трагедии продал квартиру с молотка.

Прибывая в взвинченном состоянии, мужчина вышел на улицу и прогулялся до рощи. Свежий воздух немного поспособствовал прочищению мозгов, но это однако не избавило его от чувства наличия проблемы. Ужин прошел довольно напряженно, девушки опять не было на месте, родители обсуждали предстоящий праздник, а сам Риан сидел хмурым и был раздражен. Когда Дебра и Мортмер наконец закончили трапезу и удалились в восточное крыло, Риан решил остаться в гостиной. Он налил себе стакан виски и закурил сигару, комната наполнилась ароматным дымом. Не хватало Анны, чтобы не пить в одиночестве. Аврор уже почти поставил крест на прожитом дне, когда в коридоре раздались тихие и мягкие шаги. Он выпрямился в своем кресле и начал присматриваться. Спустя пару минут в плохо освещенную комната зашла Анна. Ее волосы были распущены и прибывали в легком беспорядке - там Соурвисту нравилось больше. С высокой прической она казалась совсем юной и это не могло не смущать его. На фоне тусклых светильников, ее волосы отливали медом. На лице прыгали разные блики и тени, что делало ее еще более привлекательной. На не было надето женственно платье розового цвета, хотя оно на первый взгляд было довольно скромным, длиной по колено, оно отлично подчеркивало фигуру девушки и Риан не мог не засмотреться на нее. Полумрак добавлял ее лицу какой-то мистичности и тягал ее еще более притягательной.
Она села в кресле рядом с ним. Риану даже не пришлось думать о том, как начать разговор и направить его в нужное русло, она сделала это сама, высказав все в лоб, что немного удивило мужчину. Он, не отрывая от нее взгляда, откинулся в кресле.
-Ты меня успокоила, я бы не хотел, чтобы между нами возникло непонимание - сказал он, воодушевленный ее ответом. Значило ли это, что она хотела того же, что и он? Было самое время проверить. Вполне осознавая, что он делал это зря и мог пожалеть об этом позже, но Риан решил усложнить все ее больше, к тому же выпитый виски прибавил ему некоторой решительности. Он наклонился вперед и припал в губам девушки снова. И это было невероятное наслаждение испытать это снова. Он терпел больше суток и это было слишком. Он стал зависим от вкуса этих нежных губ. Сегодня его поцелуй был более сдержан, он не хотел снова напугать Анну. Он пил ее словно итальянское вино, желая полностью насладиться его вкусом. Рука его легко легла на ее лицо.

Отредактировано Andrian Sourwist (2015-06-25 22:09:19)

+1

39

Девушка специально выбрала кресло рядом с его, а не подлокотник его собственного. Таким образом она времена создала себе пространство, которое никто не мог нарушить. Эндреан уже был с сигарой и виски. Анна никогда раньше не видела его с сигарой и не знала, что он курит. Это немного смутило ее, так как она знала влияние табака на организм, будучи колдомедиком. Ей жутко хотелось взять эту сигару и окунуть в стакан с виски, но она сдержалась и не сделала этого. Пока что она не имела на это никакого права.
Сказав задуманное, Анна вдруг поняла, что ее могли и не так понять. Она отвечала только на поставленный вопрос, не взирая на подтекст. Однако было бы немудрено, если мужчина ее поймет иначе. Вот только на этот вопрос у де Лун еще не было ответа. Да, она была влюблена в Эндреана, но еще не успела хорошо это обдумать. Она не знала готова ли была к этим отношениям и как сможет решить те проблемы, которые эти самые отношения и повлекут за собой.
Как и следовало ожидать, Соурвист и правда читал между строк. Ибо не успела девушка закончить говорить, как он приблизился к ней и поцеловал. В этот раз для Анны это было даже больше неожиданно, чем в первый раз. Сейчас она была уверена, что он не станет вновь пересекать черту. Но, видимо, это уже было не во власти мужчины. По его взгляду сразу стало ясно, что он желает быть с Анной. Это ее слегка напугало, если честно. Она совсем отвыкла от отношений и разучилась их строить, а так же решать сопутствующие проблемы. Сегодня поцелуй был мягче и куда менее напористей. Эндреан явно не хотел больше шокировать девушки и предоставил ей выбор отвечать ему или нет. И пусть де Лун и не знала, чего ждала от этих отношений и хотела ли их, но она знала точно, что чтобы это понять, ей нужно попробовать их представить и чем реалистичней, тем лучше. Поэтому Анна поддалась вперед, чтобы мужчина так сильно не тянулся. Она ответила ему нежно и очень мягко, ее губы временами отрывались от его. Она будто бы порхала, а не целовала. В этот раз поцелуй продлился намного дольше, так как дыхание было спокойным и не прерывистым. Руки девушки мягко легли на лицо мужчины. Ее нежные и чувствительные пальцы ощущали под собой небольшую совсем щетину. Она провела руками по его щекам и спустилась ими на его шею. Чем дольше длился поцелуй, тем больше нарастал его темп и напор. Однако и он не мог длиться вечность. Пока он снова не стал страстным и головокружительным, девушка отстранилась, но всего лишь на пару сантиметров. Лицо мужчины все еще было очень близко и он мог ощущать его горячее дыхание.
-Мы не можем...это будет слишком сложно...нас просто не поймут...-прошептала она, в ее голосе была тонна сожаления. Ее губы еще раз легко и коротко коснулись его губ, после чего девушка поспешила покинуть гостиную. Как только она оказалась в своей комнате, то закрыла двери, прижалась к ней и съехала на пол. Сейчас она испытывала огромный страх, потому что поняла, что любит и хочет, но это было действительно невозможно. Невозможно и все. И зачем она только в него влюбилась? Сколько ей теперь придется страдать за очередную свою ошибку?

+2

40

30 октября 1998
Не ведьма, не колдунья ко мне явилась в дом,
Не в пору полнолунья, а летним ясным днем.
Обычно на рассвете я прихожу во сне,
Но все не так на этот раз, - она сказала мне.
Усталость, ненависть и боль, безумье, темный страх,
Ты держишь целый ад земной, как небо на плечах.
Любой из вас безумен в любви и на войне,
Но жизнь - не звук, чтоб обрывать - она сказала мне.
Сбежать от жизни можно, от смерти - никогда
Сама жизнь крылья сложит, и я вернусь сюда.
Не ведьма, не колдунья явилась в дом ко мне,
А летним днем испить воды зашла случайно смерть
.

Он знал, что это был за день. Прошло много лет. А точнее девятнадцать. Его сестре сейчас могло бы быть не больше не меньше, тридцать четыре года. Она могла иметь семью, работать в Департаменте Магических Игры и Спорта, как она и мечтала. И Эндриан точно бы общался с ее детьми, ведь с Николь они всегда хорошо ладили, она была больше похожа на него, чем на Артура. Но он ее сгубил. Пройдет еще сотня лет, а он все равно будет винить себя. Николь всегда была мысленно с ним, он часто вспоминал ее даже спустя столько лет. Ее кровь была на его руках - вот во что он верил. Пусть не он причинил ей боль и лишил жизни. Но не ввяжись он в это болото, его семья бы не пострадала.
Тридцатого октября скорбь Эндриана была особенно сильна. К завтраку мама вышла в черном. За столько лет все они смирились со смертью любимой дочери, но не забыли и слезы по прежнему наворачивались на глаза Дебры. Женщина не в чем не винила сына, да она и не знала всей правды. Но Эндриан себя в этот день ненавидел. Он не был в состоянии утешать мать и это как мог делал отец. Они выпили по рюмки виски за завтраком, чтобы помянуть Николь.
Анна, немного опоздавшая к трапезе, была удивлена и поражена тем, что все прибывали в таком скверном настроении. Риан не смотрел на нее сегодня. Он себя презирал. Смерть Николь снова напомнила ему о том, каким человеком он был и все радостные моменты, связанные с де Лун, резко померкли у него в голове. Риану не давали покоя упаднические мысли. Он понял, что не должен был творить всего того, что случилось между ними с девушкой. Не имел права еще и ей ломать жизнь. Покушаться на ее будущее.
Он вот уже девятнадцать лет жил с этим бремя, и отчасти именно трагедия с Николь однажды в корне изменила его жизнь, он никогда не был открытым человеком, но после смерти сестры замкнулся окончательно. Он жил и не жил одновременно. Не хотел никаких привязанностей, никаких чувств, отказался от того, чтобы иметь семью. И лишь появление Кейтлин немного смягчило его, заставило хоть для кого-то освободить место в своем сердце. А затем в его жизнь ворвалась Анна, словно свежий майский ветер, несущий душистый аромат сирени и он принял этот подарок судьбы, хотя не имел на это никакого морального права. Николь не могла любить, не могла чувствовать, так почему он возомнил, что имеет на это право?
Остаток дня он провел на работе, срываясь на подчиненных и с головой погрузившись в работу. Вернулся он домой поздно за полночь, зашел в кабинет и принялся рассматривать фотографии сестры. Ее живое лицо. Она так хотела дышать, летать, любить и чувствовать, а он предал ее и лишил всего этого. Кинув фотографии в ящик, он спустился в гостиную, спать ему не хотелось. Кто-то вошел в комнату.
-Я хочу побыть один, - кинул он, погасив сигару.

Отредактировано Andrian Sourwist (2015-06-26 23:16:22)

0


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Соурвист-Эстейт » Малая гостиная


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC