ИНФОРМАЦИЯ

Статус проекта: камерный форум

Время в игре: сентябрь 2020

Рейтинг игры: NC-17

Режим игры Смешанный (локации+эпизоды)

НОВОСТИ

Для проекта разыскиваются: соадминистратор (техническое обслуживание форума, графика), модератор (пиарщик), модератор (квестоплетчик, текстовик). По всем вопросам - просьба обращаться в гостиную

АКТИВИСТЫ ФОРУМА


ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ
"Сыворотка правды с ???"


Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts: Foreign countries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Соурвист-Эстейт » Малая гостиная


Малая гостиная

Сообщений 41 страница 52 из 52

41

Прошла еще одна неделя. Анна редко видела Эндреана. У каждого из них были дела. Девушка стала больше уделять времени сыну, так как со своими любовными воздыханиями стала чаще оставлять его одного и было видно, что мальчик скучал. Она так же забросила в долгий ящик решение, которое уже давно должна была принять. Впервые девушка решила все бросить на самотек. Так было проще.
Однажды она спустилась утром к завтраку и слегка опоздала. Ее удивило, что вся семья прибывала в траурном настроении, одеты были все в черном и у каждого в бокале было виски. Такая картина была крайне необычна. Да,Соурвисты частенько проводили трапезы в тишине, но сегодня на их лицах была скорбь, а лицо Дебры и вовсе было заплаканным. Видимо что-то случилось, а что Анна просто постеснялась спросить. Она тихо приземлилась на свое место, но в такой обстановке кусок в горло не лез. Поэтому она лишь сделала вид, что поела и торопилась на работе. В такой момент она пожалела, что Лейн не было рядом и не может ей объяснить происходящего. Больше всего был подавлен Эндреан. На нем просто не было лица, его будто высушили. Всю дорогу на работу де Лун думала об этом. Плохо, что она не знала ни истории, ни традиций семьи, в которой живет. Ей было больно вспоминать то состояние, в котором был мужчина. Она испытывала жгучее желание помочь и утешить, но не знала как. Это мучило ее каждую секунду. Даже на работе она не могла сосредоточиться и задержалась допоздна.
Вернувшись домой, она сначала проверила сына и накормила его. После чего решила спуститься вниз и тоже поужинать. За целый день она так толком и не ела. Но девушка не знала, что Эндреан уже был здесь и его настроение было таким же как утром, если не хуже. Она тихо вошла в гостиную, но услышала лишь холодное:
-Я хочу побыть один.
Мужчина курил и вокруг клубился этот дурацкий запах сигар. Анна еле сдержала свой кашель. Сейчас она не знала как ей лучше поступить. Наверное стоило уйти, но она не могла заставить себя это сделать. Она прошла сначала на кухню, взяла перекусить, затем налила стакан виски, села в соседнее кресло и протянула ему стакан.
-Страдать лучше всего в компании. Чье-то молчаливое присутствие может помочь.
Анна так и не набралась мужества спросить напрямую, что случилось. Поэтому надеялась помочь ему мысленно и морально. К сожалению, она знала такое состояние. У нее было такое в годовщину смерти родителей. И тогда ей ничего не помогало кроме того, как напиться и посидеть рядом с Джослин. Боль не отступала, но притуплялась и становилась более выносимой. Девушка подозревала, что их семья тоже сегодня кого-то оплакивала, но Анна не знала родственников, кроме брата Эндреана. Поэтому она лишь стала молча смотреть на огонь в камине и есть.

+1

42

Это была Анна. Сегодня за завтраком она была растеряна и ничего не понимала. Никто не потрудился ей разъяснить в чем было дело, а она как всегда была слишком скромна и воспитана, чтобы спрашивать самой. Риан вообще не хотел с ней разговаривать. Он чувствовал, что все нужно срочно прекратить. Слишком долго он бредил иллюзиями и теперь он словно проснулся от прекрасного сна и попал в холодную реальность. Анне нужен был кто-то другой. Молодой, не израненный жизнью человек, без тяжелого груза за спиной.

Впервые за последнее время мужчина не обрадовался его приходу. Он не хотел, чтобы его видели таким. Настроение у него было скверное и он был способен причинить боль даже ей. Тем более, что он решил свести их общение к нулю. В пылу страстей и собственных желаний, он позабыл, каким он был человеком, позабыл, скольким он причинил вред. Ему не хотелось, чтобы де Лун знала о нем такие ужасные вещи, это бы разочаровало ее и заставило бы девушку отвернуться от него. Узнай она все, де Лун взглянула на него совсем иначе. А он не желал видеть этого взгляда, было проще отстраниться, уйти, чтобы у него не осталось выбора. Чтобы она сама могла забыть о нем и жить дальше.

Но почему она сейчас не торопилась оставить его одного? Зачем это было нужно? Кому вообще хочется быть рядом с человеком, когда ему плохо? Это требует слишком много сил и труда. Тем более, когда помочь нечем нельзя. Соурвист определенно не хотел быть с ней грубым. Не хотел обижать ее. Что же, он предупреждал ее, а она все равно осталась. Вопрос, захочет ли она общаться с ним, даже видеть его, когда узнает правду о нем. Конечно, Риан подозревал, что Лейн так или иначе рассказывала своей подруге о нем, но даже Кейтлин не знала всего, не знала про Николь.

Когда девушка села в кресло рядом и протянула ему стакан виски, Риан задумчиво посмотрел на нее. Ему ему стало интересно, как она отреагировала бы на то, кем он был и что он делал? Подсмотрит ли она когда-нибудь на него так опять? Позволит ли прикоснуться к ней снова? Может быть, стоило рискнуть и выложить все карты, чтобы расставить все на свои места. К чему неопределенность? Как он был глуп, в нем все еще теплилась надежда на то, что она не покинет его. Но имел ли он право рассчитывать на это?

-Моя сестра погибла в этот день, - сказал Риан, словно обращался к самому себе, - И в этом есть моя вина, - Риан пристально посмотрел девушке в глаза, пытаясь понять, какие эмоции у нее вызовут его слова.

+1

43

Мужчина принял стакан с виски и выжидательно на нее посмотрел. Анна же вела себя, как ни в чем не бывало. Девушка знала, что не сможет сейчас уйти и оставить его в таком состоянии. Она была тем человеком, который с другом будет не только в радости или своей нужде, но и когда другу нужна поддержка. Эндреану явно она была нужна. Ужаснее всего сидеть со своим горем в одиночестве, что не с кем поделиться или просто помолчать. Де Лун была готова к тому, что он ее выгонит или просто будет молчать. Было видно, что в Соурвисте происходила какая-то внутренняя борьба. А какая-было очевидно. Мужчина раздумывал над тем стоит ли ей рассказывать причину.  И ей было приятно, когда он все же начал разговор. Значит, он доверяет ей, а это было очень важно, поэтому Анна сразу же записала это в список плюсов.
Как выяснилось с его слов, в этот день погибла его сестра. Девушка не знала, что она у него была. Однако фраза, что он был виноват в ее смерти слегка ее насторожила. Ей пришлось отложить свой ужин, чтобы не отвлекаться от разговора и не говорить с набитым ртом.
-Знаете, мы все всегда виним себя в смерти близкого нам человека. Не сказали что-то вовремя. не уделяли должного внимания или сделали что-то плохое. В такой момент нам трудно судить объективно и чувство вины неизбежно. Когда погибли мои родители, то я тоже винила себя. Винила. что ничего не смогла сделать и смотрела, как у них отнимают жизнь на моих глазах и глазах сестры. Я долгое время себя не могла простить и мне снились кошмары. Совесть способна разрушить человека до основания и превратить его жизнь в пыточное существование. Но...,-она сделала паузу,-Поймите, что прошлое-всего лишь прошлое. И на самом деле не важно виноваты мы были тогда или нет. Потому что теперь мы никак этого не исправим. А корить и уничтожать себя можно до бесконечности, только вот покойникам уже все равно. Жертве все равно, что ее убил маньяк. И родителям вес равно, что дети жалеют об упущенном времени. Мы слишком много придаем значения смерти. Мы готовы пожертвовать своей жизнью ради тех, кого уже никогда рядом не будет и кто этого не сможет оценить. Мы ничего не приобретаем с этого, а только теряем. Так не лучше ли просто учиться на своих ошибках и успеть совершить множество хороших дел, пока и сами не сыграли в ящик?
Эту речь Анна наживала с годами. С каждым годом после гибели родителей она достигала этой истины и набиралась опыта. И сейчас она была полностью уверена в своих словах.
-Что действительно может помочь с этой болью, так это рассказать кому-нибудь о своей боли, выпить и посидеть с кем-нибудь в тишине. Это единственное верное лекарство.

+1

44

Рассудок его был слегка затуманен и слова девушки доносились как будто издалека. Он слышал столько желания помочь, столько стремления в ее голосе, что Риан даже поверил. Было не так важно, что она говорила, насколько его трогало, как она эта делала. Это была не фальшь, которую со временем привыкаешь слушать тут и там, это были искренне слова, преисполненные чувствами. Ее большие чистые глаза были устремлены на него, они хотели внушить ему ту простую истину, которая была облечена в ее словах.

Риан наблюдал за ее лицом, на котором сменялась тысяча мимолетных выражений за секунду и его терзали двойственные чувства. Он был счастлив, что она была рядом, что для нее было так важно помочь ему. Он в очередной раз убедился в том, что она была умна и много думала о жизни, пыталась ее осмыслить. В ее словах был смысл и Риан знал это. Но слова, слова, слова...Порой даже самые искренние из них не могут до конца залечить душу. Он знал, что не он убил Николь, что ее было не вернуть его жертвами и страданиями, от того-то и было невыносимо. Он был согласен причинить боль своей души в искуплении, но это было невозможно, жизнь с ее привычным и неизменным укладам не хотела принимать такую жертву, она уже сделала свой выбор, отняв у них Николь.

Эндриан не мог сказать, что никогда не радовался в этой жизни, у него было много счастливых моментов. Но в этот день они все меркли, уступая место скорби. Эта дата в календаре напоминала ему о том, как порой страшны бывают ошибки, совершенные под влиянием момента, когда человек поддается своему сиюминутному желанию. Что если так же было и с Анной? Не сломает ли он ее жизнь, позволяя себе испытывать к ней чувства. Не разобьет ли это окончательно сердце его дочери?

Что если он сможет снова противостоять своим желанием и это навредит другим? Так или иначе прежде, чем принимать решение, следовало, облегчить душу и рассказать правду девушке, чтобы она знала, на что он невольно соглашается или на что она думает согласиться. Может быть, он скажет ей правду и все сразу станет легче, она решит, что не может быть с таким человеком и ему не придется делать выбор. Трус. Каким же он себя чувствовал трусом.

-Ты очень умна, Анна, - лишь сказал он, глядя на девушку, - И ты права. Бесконечно права. Но это-то и мучает больше всего. Сколько бы жертв мы бы не принесли, это не может исправить случившегося? Но, если это преступление нельзя исправить, то получается преступника его совершившего не стоит предать правосудию?

-Ты не знаешь всей правды, Анна. Если бы не я и не мой выбор, все бы было иначе. Кейт никогда не рассказывала кем я был до того, как стать блюстителем порядка?

+1

45

Эндреан долго переваривал ее слова и наврядли понимал всей сути их. К этому нужно было прийти самому. Анна и сама потратила много, очень много времени, чтобы найти ответ и понять. Одно дело слушать умные мысли со стороны, но совсем другое, когда твой разум озаряется и ты видишь, что все сложности в этой жизни создаем мы сами и все на самом деле намного проще. Все, что мы видим и слышим, мы делаем все это по-разному. Каждый создает свою вселенную, где есть свои правила, принципы, законы и боль. Да, общество влияет на нас, но не так сильно, как мы думаем. Наша вселенная уникальна. И пройдет очень много времени, чтобы изучить вселенную другого человека и без желания и стремления этого не удастся сделать. Вот и Анна сейчас пыталась понять вселенную Эндреана. Как она может делать выбор, если ничего не знает о человеке? Все мы не идеальны и у всех есть прошлое. Было слишком очевидно, что Соурвист боялся поведать девушке тайну, потому что она могла запятнать его репутацию. Хотя девушка ему уже сказала, что прошлое-всего лишь прошлое. Так какая разница кем мы были в нем, если значение имеет только настоящее? У нее еще будет время внушить ему эту мысль. Сейчас куда важнее выслушать его, понять и попытаться помочь.
Волшебница готова была потратить на это месяцы и года. Вытягивать эту боль по крупинкам, чтобы Эндреан не переживал это в одиночку. Такими темпами недолго было себя сломать. Теперь же стало ясно, почему мужчина всю свою жизнь отдает работе. Раньше для Анны это было загадкой.
-Преступник человек или нет-решают люди. А как же можно назвать вас преступником, если никто не знает подробностей? Вы же знаете, как ведется расследование. Нужны факты. Вот и давайте его проведем.
-Мы с Кейтлин на эту тему разговаривали, правда недолго. Я знаю только общие факты. И да, я знаю, кем вы были когда-то. Но о вашей сестре я ни разу не слышала. Вся история заключалась только в появлении Кейт и не более,-она посмотрела на огонь, который потрескивал в камине,-Если вы готовы поделиться со мной этой историей, то я готова слушать,-ее взгляд снова перешел на лицо мужчины,-Поделитесь своей болью хотя бы со мной.
Девушка попыталась улыбнуться, но губы ее не слушались. Ее лицо все еще было спокойным, но глаза...глаза выражали преданность и нечеловеческое желание помочь. Она хотела все понять. Анне было важно узнать правду именно сейчас и не важной какой бы она была. Она была из тех девушек, которые не любят неожиданные сюрпризы из прошлого годы спустя. Почему она так же не спешила поддаться порыву и мимолетному желанию, потому что потом было бы мучительно больно. Она уже совершила один раз такую ошибку. Одну единственную, но ее хватило, чтобы Анна всю оставшуюся жизнь жила по уму, лишь прислушиваясь к сердцу.

+1

46

Раз де Лун так хотела знать, Эндриан не видел смысла ей в этом отказывать. Назад пути не было не для нее, не для него. Но мужчина не собирался торопиться, он думал, как все это преподнести Анне. Вспоминал свое прошлое. От тех дней его разделяла пропасть в двадцать лет. И тот факт, что эти двадцать лет он прожил по совести, хоть немного, но успокаивал. Он жалел лишь о том, что Николь должна была умереть, чтобы он смог стать человеком. Смог побороть свою трусость и малодушие и стать мужчиной.

Он никогда не любил школу. Да, замок и его живописные окрестности не оставляли его равнодушным. Но люди, которые его окружали, раздражали его. В школе было слишком много людей и слишком мало личного пространства. А Риан с самого раннего детства был замкнутым. Друзей он заводить не торопился и новые знакомства его не привлекали. В Хогвартсе его сопровождали те люди, с которыми он был хорошо знаком еще с детства, еще до поступления на обучение в замок. То были потомки благородных английских родов, большинство из которых жили поблизости - в соседних графствах. И все они с молоком матери впитали ненависть к другим, не чистокровным волшебникам, осквернителям крови, все они были воспитаны на одних и тех же началах и в одних и тех же традициях, их родители учились вместе, а до этого их деды и прадеды учились вместе. В то время Эндриан спокойно относился к тому, что волшебники дружили и общались, исходя в первую очередь из того, к какому роду они принадлежали и какая кровь текла в их жилах. Соурвист младший не то чтобы был сам одержим этими идеями, он просто привык к ним и не пытался их отвергать. Но не все его товарищи были так без участливы, многие из них не просто соглашались с этим, но и активно поддерживали такую позицию. Большая часть тех, с кем когда-то дружил Эндриан, рано или поздно пополнили ряды Темного Лорда и заодно увлекли его за собой в этот омут, а он не сильно-то сопротивлялся. Конечно, среди этих детей известных родителей были и те, что стали паршивыми овцами в своих семьях и поддержали Орден Феникса, выступая за равенство все волшебников, но таких было немного. И одним из них был его брат Артур. Именно по этой причине братья возненавидели друг друга, ибо еще в юности жизнь их развела по разные стороны баррикад. Тогда Эндриан просто плыл по течению, не сильно понимая, что происходит, но когда он опомнился было уже слишком поздно.

-Ты видела мою семью, - издалека начал аврор, -И не могла не заметить, как, скажем, моя мать относится к маглам. Сейчас, конечно, время, когда предрассудки относительно чистоты крови уже не имеют такой силы и уходят в прошлое, и это стало постыдным судить о волшебнике только по его статусе крови, но когда-то моя семья жила и дышала этим. Нас воспитывали, что общаться и иметь дело с маглами и им подобными плохо, что чистокровным, благородным волшебникам надо держаться вместе, дабы не допустить отравления чистейшей крови. Все моя друзья придерживались таких же взглядов, так что неудивительно, почему большинство из них и я вместе с ними хотели вступить в это некое сообщество избранных. А уж когда попадаешь туда или хотя бы просовываешь голову в дверной проем, чтобы понять, что же там происходит, пути назад нет и чтобы тебя отпустили приходиться дорого заплатить. Николь была далеко от всего этого, но ее знали все мои "друзья" и когда я решил для себя, что не хочу быть одним из них, когда-то мне попросту стало страшно присутствовать на допросах, выполнять пусть мелкие, но грязные поручения и захотелось сбежать, они вовсе не собирались меня так просо отпустить, а когда узнали, что я перешел на другую сторону и давал показания в министерстве, они решили мне отомстить. А мишенью выбрали мою сестру, которая вообще была не причем. Она заплатила жизнью за глупые игры своего идиота братца, - сказав все это на одном дыхании, мужчина замер. Его голос немного дрогнул, когда он упомянул сестру. Он не желал смотреть девушке в глаза и потому уставился в свой стакан, где в напитке плавали тающие кубики льда.

+2

47

Рассказ был не такой долгий, как ожидала Анна. Однако он ее не удивил нисколько. Сколько было еще вот таких же запутавшихся юношей? Эндреан не был первым и далеко не последним. Сколько влияния на нас оказывают семья и друзья? Ведь вырасти он в других условиях, то и жизнь сложилась бы иначе. Но человеку не дается таких испытаний, которых он не смог бы вынести. Да, Соурвист попал в плохую компанию, но он заплатил за это жизнью сестры. Это была очень большая и непомерная с его деяниями цена. Девушка была напряжена и теперь долго подбирала подходящие слова, избегая штампов. Трудность помочь безутешному человеку, но Анна чувствовала, что должна была это сделать. Она буквально чувствовала всю его боль. И уж кто-кто, а она знала, насколько в то время влиятельными были семейные традиции в волшебных семьях. Ее мама сама когда-то сбежала от своих родителей именно вопреки всем этим дурацким правилам. Как хорошо, что мир волшебников медленно и постепенно отходил от этих средневековых понятий. Де Лун ненавидела все эти условности. У нее всегда вызывали отвращения те семьи, которые были помешаны на чистоте своей крови и предрассудительно относились к маглам и полукровкам.
Молчание затянулось. Но девушке удалось все же найти более менее подходящие слова. Она положила свою руку на руку мужчины и слегка ее сжала. Ее лицо было серьезным, даже очень, хотя в нем была доля беспокойства.
-В молодости свойственно делать неправильный выбор. На молодых людей проще всего повлиять семье или плохой компании. Кто знает, кем вы были бы, если бы выросли в другой семье. Понимаю, сейчас вы приведете в пример своего брата, однако не у всех в том возрасте появляется желание противостоять и тем более есть силы на это. Смерть Николь-настоящая трагедия. Но...,-она тяжело вздохнула,-Это несчастный случай. Да, именно он. К такому исходу вело множество причин. Те...люди, если их вообще можно так назвать, могли быть не настолько жестоки и все вышло бы иначе. И, на месте Николь мог оказаться любой из вашей семьи или чье-нибудь еще. Политика, войны и средневековые устои сгубили не одну сотню людей. Вы были слишком молоды, чтобы предвидеть это. И не так сильны, чтобы противостоять, будь вы там. Возможно, что вас тоже бы убили. Эндреан...,-она впервые назвала его по имени вслух,-Вы не преступник, не убийца, не Пожиратель Смерти. Вы аврор, смелый и сильный человек. Поймите, такими не рождаются, такими становятся. Вы совершили много хорошего и помогли многим после этого. Один пойманный вами Пожиратель спасло жизни нескольким, а может и многим людям. Когда началась война, вы не сбежали. Вы не трус. Вы борец, как Кейтлин. Ей было с кого брать пример и от кого унаследовать такие гены. Если есть жизни после смерти, то ваша сестра была бы счастлива, что вы изменились и стали таким. Она давно отпустила вас, так отпустите и вы ее и себя. Вы заслужили прощение. Будьте милосердны прежде всего к себе. Хватит этих терзаний, пожалуйста. Если вы сами этого не остановите, то никто не сможет зажечь сломанную свечу, только вы можете поддерживать огонь.
Чем больше девушка говорила, тем больше силы было в ее голосе, а лицо наоборот становилось мягче. Она не перестанет любить этого человека. Эндреан открыл для нее свою вселенную и Анна принимала ее целиком и полностью. Она была готова принять решение, набраться смелости и идти против общества ради этого человека.

+1

48

Анна через полчаса уже начала собираться. Мужчина наблюдал за ней с постели. Ей нравился этот изучающий взгляд. Ей льстило такое внимание с его стороны. Когда она уже застегнула платье и подошла к зеркалу, то неожиданно Эндриан обнял ее сзади и предложил зайти сегодня вечером. Это было очень заманчивое предложение. Анна ухмыльнулась своему отражению в зеркале.
-Я подумаю над твоим предложением.
Он поцеловал ее в шею и она растаяла. Это было так интимно и чувственно. Анна покачала головой и с улыбкой посмотрела на него в зеркало. После она подошла к нему, легко поцеловала в губы и упорхнула из комнаты. Не успела девушка уже спуститься вниз, как ее позвал сын, чья головка виднелась в щель приоткрытой двери. Ей пришлось зайти в комнату и провести день со Стефаном, поэтому к обеду она не вышла.

Вечер того же дня.

Когда де Лун накормила мальчика, почитала ему сказку, она решила, что не пропустит ужина. Ей нужно было увидеть Эндриана и показать, что она не собирается пропускать прием пищи из-за произошедшего, а то мало ли что он подумал после того, как Анна не явилась на обед. Переодевшись в более консервативное и закрытое платье белого цвета, девушка спустилась по лестнице. Ее настроение было приподнятым. Хотелось петь и танцевать. Она шла и внутри были такие приятные и волнующие ощущения, будто она шла на свидание, хотя это был обычный семейный ужин. Теперь ей будет слегка боязно обедать в кругу его родителей. Анне всегда казалось, что у нее вся правда написана на лице и его мама обо всем догадается. Однако она не сможет же ее обвинить в хорошем настроении.
Анна вошла в столовую с лучезарной улыбкой на лице. Она вся светилась от счастья, как новогодняя елка. Эндриан был уже здесь и она еле удержалась, чтобы не подойти к нему. Поэтому пришлось удостоить его только отдельной теплой улыбкой.
-Добрый вечер,-привычно поздоровалась девушка со всеми и села на свое место.
Миссис Соурвист с каким-то подозрением и вообще нехорошим взглядом смотрела на нее. Девушка начала слегка нервничать и чуть не выронила вилку. Аппетит тут же пропал, но пришлось заставлять себя есть силком. Она старалась не смотреть на Дебру и тем более не встречаться с ее глазами. Пока его мать опускала взгляд в тарелку, Анна кидала слегка тревожный взгляд на Эндриана. Внутри закралось сомнение в ее решении. Сможет ли она вот так долго продержаться в таком напряжении? Вынесет ли она это испытание? Смогут ли они добиться их одобрения? Ни на один из этих вопросов она не знала ответа. От этого становилось только страшнее. Вдруг резко захотелось  уйти в свою комнату. Но она не могла так глупо струсить и сдаться. К тому же это сразу бы подтвердило опасения Дебры. Нет, пока она не доставит ей такого удовольствия. Взяв себя в руки, Анна продолжила трапезу.

0

49

На обеде девушка не появилась, хотя Эндриан ее ждал. Он знал, что он не сможет позволить даже лишнего кивка головы в ее сторону в присутствии матери и отца, но все же это не отменяло того, что он просто хотел увидеть ее опять. Еще пять минут назад она была ласкова и нежна с ним и ничто не предвещало беды, а теперь ее не было за общей трапезой. Первую половину обеда мужчина поглядывал на дверь, ожидая, что девушка все же войдет, но этого не произошло. Эндриан испытал некоторую растерянность и разочарование. Всю трапезу он ломал себе голову над причинами, по которым она не появилась. Что могло измениться с тех пор, как она тайком вышла из его комнаты? Испугалась его родителей? Или на нее обрушилось осознание того, что они натворили? Соурвист очень мучился, все было так хорошо и ему совсем не хотелось, чтобы все опять рухнуло.
После обеда мама попросила его помочь в саду, с некоторым нетерпением мужчина согласился и большую часть времени, испытывая крайнюю нервозность, он провел в теплицах, занимаясь какой-то откровенной ерундой, так и не улучив минутку, чтобы переговорить с Анной. Мама все удивлялась, почему он не был на работе в субботний день, Эндриану пришлось придумывать какие-то глупые отговорки на этот счет.
Когда настало время ужина, аврор пулей отправился в гостиную, надеясь все-таки, что она придет и его опасения не подтвердиться. К ее облегчению девушка вошла в гостиную, когда они садились за стол, он переглянулся с ней и почувствовал облегчение. Однако за столом что-то опять произошло. Что-то, невидимое и недоступное для глаз Риана, девушка избегала смотреть на него и все время сидела, опустив глаза в тарелку. Эндриан же безуспешно пытался поймать ее взгляд. Когда с первым было покончено, Дебра вдруг обратилась к Эльзе:
-Я хочу выпить вина, - эльф тут же поклонился и растаял в воздухе, Риан удивленно выгнул бровь, его мать никогда не была любительницей выпить без повода.
-Знаешь, дорогой, - обратилась пожилая леди к своему супругу, который, казалось, заснул с открытыми глазами за столом, чувствуя жуткую скуку, - Я сегодня просматривала газеты, цены на жилье резко упали, с чего бы это? - Риан сначала не сильно прислушивался к ее словам, так как цены на недвижимость его интересовали меньше всего, все его мысли были заняты Анной, - Анна, милая, это отличный шанс для Вас приобрести себе дом по дешевке, - вдруг обратилась Дебра к девушке, та как-то испуганно посмотрела на нее, немного замешкавшись. Эндриан слегка напрягся, положив вилку на стол. К чему она завела этот разговор? Зная свою мать довольно хорошо, он не смог не увидеть в ее словах, сказанных с излишней приторностью, некого намека? Риан почувствовал раздражение, они столько раз говорили с матерью на это тему, еще до того, как между ними с девушкой вспыхнули чувства, и пожилая волшебница обещала больше не заводить эту тему снова, и вот, пожалуйста.
-Дом - это серьезная покупка, Анна собирается вложить в это все свое наследство, так что думаю с таким решением не стоит торопиться, - вставил свое слово Риан, вопросительно посмотрев на мать, а затем перевел глаза на Анну.
Мысль о том, что однажды, пусть даже в далекой перспективе Анна покинет его дома начала его беспокоить, он совсем позабыл о том, что де Лун здесь была лишь гостей.

+1

50

Анна весь ужин ждала подвоха и неприятного разговора. У нее отлично была развита интуиция, к тому же девушка хорошо чувствовала людей. Де Лун знала, что миссис Соурвист как-то разузнала о них с Эндрианом. Сомнения рассеялись, когда та отправила эльфийку за вином, а сама начала неожиданный разговор про недвижимость. Ну вот и настал этот момент. Дебра почти в  открытую выставляла девушку из дома. У Анны ушло много сил и самообладания, чтобы не поперхнуться едой. Ее опасения оправдались. Она так надеялась, что препятствие в виде его матери не будем им грозить хотя бы неделю. Девушка не сомневалась в проницательности и подозрительности Дебры, но это были уже нечеловеческие сроки. Они всего лишь пару часов назад согласились быть вместе.
Анна напряглась до возможного предела. Ее лицо слегка побелело. Хорошо, что в комнате царил полумрак. Однако как же ей лучше всего отреагировать? Отказать резко будет проявлением неуважения и невоспитанности. Согласиться-значит, обидеть Эндриана. Палка о двух конца. И она должна была найти золотую середину раньше, чем пауза затянется. Пока что она сделала вид, что прожевывала пищу.
-Да, я тоже пристально слежу за ценами на недвижимость. Но, к сожалению, пока я не нашла подходящий для нас со Стефаном дом. Большинство из них находятся буквально на отшибе, а внутри полуразрушены. На восстановление такого дома уйдет денег больше, чем на его покупку,-она сделала короткую паузу,-Я постараюсь найти дом так скоро, как только это возможно. Думаю, что стоит обратиться в специальную контору, так дело пойдет быстрее. Но большое вам спасибо за заботу, миссис Соурвист, мне это приятно.
Еще немного поев, Анна извинилась и покинула стол, сославшись на то, что завтра у нее рано утром дежурство. Пожелала спокойной ночи и вышла из-за стола. Она поднялась по лестнице, проверила нет ли поблизости эльфийки и скользнула в комнату Эгндриана. Им срочно нужно было поговорить. Только он мог найти общий язык с матерью и все ей разъяснить. Тянуть с этим не стоило. К тому же она все равно знает правду. Пока она ждала мужчину, то тихими шагами мерила комнату, жутко нервничая.

+1

51

30 июня 2020
Я знал, что Эндриан был не самым большим фанатом семейных застолий, поэтому не удивился его мрачному виду, присутствующему на его лице, с которым он меня меня встретил на пороге своего дома. В последние годы он сделался ещё более хмурым чем прежде и, казалось, только моя матушка могла находить подход к его сердцу и разуму. Несмотря на огромную разницу в возрасте, они жили душа в душу вот уже двадцать лет и мать ни разу не пожалела о решении стать женой Эндриана. Надо признать, он был не самым плохим отчимом. В первую очередь, он любил и уважал самую главную женщину в моей жизни - мою драгоценную маму. Во-вторых, он научил меня сидеть на метле, вправлял мне мозги, когда в школе были проблемы, обеспечивал нас и был порядочным мужиков. Кроме того, он был отцом близнецов, но в последние годы отношения наши заметно ухудшились. Я желал независимости, не хотел браться за серьезную работу, предпочитая долю фрилансера и вообще нередко ляпал ща семейным столом то, о чем Соурвист и слышать не хотел - его раздражали мои либеральные и в чем-то революционные взгляды. По этой причине в последнее время, обосновавшись в Лондоне, я не часто возвращался в родной дом, предпочитая видеться с матерью в Мунго. Но сегодня для Дебры был особый случай - из Америки возвращался ее горячо любимый внук Кайден и она настояла на организации семейного ужина. Я этому не сильно противился, ибо это было отличным поводом попробовать вкусную стряпню матушки, собраться всем вместе как прежде и, конечно, поприсидать кому-нибудь на уши.
Признаться честно, я был далёк от Кайдена и его семьи, ибо с трудом мог вспомнить мужчину, а его семью встречал лишь раз до их отъезда в Америку. Имелся у меня, однако, и личный мотив - я надеялся застать Кейт, ибо не видел ее уже на протяжении долгих семи месяцев и, хотя я прекрасно жил это время в Лондоне, предстоящая встреча с миссис Блэр тем не менее будоражила во мне всякие странные трепещущие чувства. Однако меня ожидало разочарование. По прибытии я деликатно поинтересовался у матери относительно Кейтлин, но она вместе с семьёй не смогла присутствовать на обеде, ее как всегда задержали дела в министерстве.
В связи с этим, я мальца приуныл, довольствуясь компанией матушки и близнецов. В назначенное время прибыл Кайдер с женой, дочерью и родителями. Дебра и Мортимер спустились в гостиную и первым делом принялись обнимать внука и его дочь. После чего последовали долгие рассуждения на тему, как сильно или не очень изменился малыш Кайден. Хотя стоит заметить, что Кайден, представлявший собой рослого мужчину спортивного телосложения лет сорока, был уже давно не малыш. Я же терпеливо на пару со своей матерью наблюдал за происходящим.
Мы оба привыкли выступать в такие моменты в роли скромных далеких родственников, лишь частично принадлежавших к этой достопочтенной семье. Ведь даже спустя столько лет Дебра одаривала мою матушку холодком, хоть и примирилась с ее присутствием в доме, несмотря на свою любовь к близнецам.
Когда с сантиментами было покончено, я сделал шаг вперед, пожал твердую руку Артура Соурвиста. Этот мужик был одним из немногих родственников, с которыми у меня складывали хоть какие-никакие теплые отношения. Анастасия Соурвист была тоже весьма приятно пожилой женщиной и никогда не скупилась на улыбки в мой адрес, но у нее хватало своих семейных забот и на меня она по большей части не обращала никакого внимания.
Что касается жены Кайдена, это оказалась статная дама весьма горделивого вида, очень моложавая и разодетая по последней моде. По какой-то причине Сирина не очень приходилась по нраву Дебре, ибо мне неоднократно приходилось слышать, как пожилая волшебница отзывалась о ней не иначе, как о "змее". Я имел лишь смутно представление о причинах столь сильной неприязни, да и, по правде сказать, это меня не особо заботило. Я уже давно оставил всякие попытки разобраться в сложной системе взаимоотношений семейства Соурвист.
Изучив Кайдена и его манерную женушку, я переключил свое внимание на их дочь, молодую особо по имени Грейс. Это была невероятно сдержанная, но в то же время улыбчивая и приветливая девушки лет шестнадцати, обладательница огромных синих и чистых глаз, что явно достались ей не от отца. По всему было заметно, что девушка чувствовала себя неловко в окружении своих вдруг объявившихся родственников, что было немудрено, ибо видела она многих их них впервые в жизни.
В общем и целом приветсвия заняли минут двадцать, не меньше. И я отвесил низкий поклон Мерлину, когда наконец я смог опустить на мягкий стул, разместившись между матушкой и сестрой, в то время как Грейс досталось место напротив меня, так что девушке то и дело приходилось сдержанно улыбаться мне всякий раз, когда она встречала мой изучающий простодушный взгляд.
Трапеза заняла не один час. Все внимание было приковано к Кайдену, оказавшемуся довольно разговорчивым человеком, что охотно делились подробностями своей жизни в Америке. Но так как квиддич меня волновал слабо, хоть я даже играл за школьную сборную на шестом курсе по наставлению отчима, я предпочел присоединиться к разговору, инициатором которого стала моя сестра, желавшая выведать у Грейс все, что касалось Салемской школы ведьм. Девушка держалась приветливо, но ее ответы были весьма сдержанными, ее тяготило обрушившееся на нее внимание моей младшей сестры.
-Грейс, а что в Америке говорят о Британии? О нашем правительстве? - в какой-то момент вмешался разговор я, заметив краем глаза напряжение на лице Эндриана, который хоть и почувствовал что-то неладное, сам заинтересовался данным вопросом и не стал меня дергать.
Когда с горячим было покончено, Дебра предложила гостям перебраться на свежий воздух. Никто не нашелся этому возразить, ибо погода была по-вечернему теплая и свежая. Эльза накрыла стол в саду и подала чай. Гости принялись уплетать выпечку и затем начали по-тихоньку разбредаться по саду, найдя для себя подходящих собеседников. Быстро перекинувшись парой слов с Мортимером, отчимом и Арутром, я нашел Грей и последовал за ней. Девушка попыталась укрыться у тенистого пруда, сбежав от разговорчивых родственников. Но я решил лишить ее удовольствия побыть в одиночестве, мне тоже не терпелось с ней пообщаться.
-Так, значит, ты еще не была в Лондоне? - спросил я, когда Грейс заметила мое присутствие, - Я вместе с братом снимаю там квартиру и знаю много о городе. Поэтому, если решишь приехать, я могу тебе все показать, - вызвался я, надеясь, что Грейс примет мое приглашение.
-Насколько я понял, ты еще числишься в Салемкой школе ведьм. Так вот на твоем месте я бы не слушал советы относительно перевода в Хогвартс, а отстаивал бы свою позицию. Нет, Хогвартс - безусловно прекрасное место, но сейчас делать в Британии нечего. Никто не любит об этом говорить, но если ты здесь сейчас останешься, можешь застрять здесь очень и очень надолго. Мы живем в авторитарной стране, которую никому не позволяют покинуть, в которой все значимы посты заняли люди коррумпированного министра. Поэтому, если у тебя есть возможность убраться отсюда, лучше ей воспользоваться сейчас.
Трудно было сказать наверняка, тяготило ли Грейс мое присутствие, но она всегда оставалась приветливой и некоторое время спустя даже начала проявлять интерес к моей персоне, расспрашивая меня относительного моего занятия зельями. Я же охотно отвечал ей, рассказывая о том, чем занимался в Лондоне. Конечно, я не стал упомянуть о некоторых подробностях моей работы в области зельеваоения, также я умолчал о своём участии в "общественной деятельности", поскольку ещё мало знал Грейс и едва ли мог доверить ей то, что скрывал даже от матери, которая, казалось, поддерживала Эндриана во всем и вряд ли бы похвалила меня за то, чем я промышлял. Однако Грейс очень импонировала мне в качестве собеседника, она держалась уверенно и я чувствовал в ней присутствие какого-то стержня, поэтому не собирался отметать возможности того, что мы могли с ней неплохо сойтись и стать хорошими друзьями, несмотря на то, что девушка была значительно младше меня. Июо на ее разговоре и манере поведения это не отражалось, поэтому я расценил это знакомство, как не лишенное некоторого потенциала.

+2

52

Папе льстило всеобщее внимание. Я всегда примечала за ним некоторую тщеславность. Несмотря на завершение спортивной карьеры, на родину мой отец возвращался в самом отличном настроении потому, что в семье все считали его звездой и гордились своим чемпионом. Все родственники ждали встречи с ним и бабушка моего отца даже пригласила нас всех на ужин, устроенный в честь нашего возвращения. Дебру Соурвист я совершенно не помнила, хотя она и нянчила меня пару раз в детстве. Когда дела с границами были еще не так плохи и папа путешествовал на родину из-за чемпионатов, мы навещали бабушку Анастасию и дедушку Артура и я знала, что те просто души во мне не чаяли, но, так как они мало присутствовали в моей жизни, я не чувствовала к ним какой-то особой душевной привязанности. Я привыкла жить своей маленькой взбалмошной семьей и потому для меня было дико вдруг оказаться на родине и обзавестись целой тучей родственников.
Кроме того, я прибывала в состоянии некоторого культурного шока и была подавлена своими личными проблемами. Мои отношения. Наша “дружба” с Луизой резко осложнялась моим переездом и мои родители не давали мне никаких гарантий, что я вновь вернусь в школу. Мама продолжала истерить и настаивать, чтобы я выпустилась из Салемской школы ведьм, ее альма-матер. Можно подумать будто ее истерики могли хоть в какой-то мере повлиять на политику Британского министра и на установление железного занавеса. Папа тщетно уговаривал меня оставить идею о возвращении в Америку и предлагал мне перейти в Хогвартс. И каждый раз при упоминании этого сердце мое сжималось от неконтролируемого страха потерять свою прежнюю жизнь, друзей и самое главное - расстаться с Луизой.
Неудивительно, что мне было совершенно не до того, чтобы встречаться с людьми, с которыми меня пусть и связывали кровные узы, но которые все же были мне совершенно чужие. Но отказать отцу, бабушке и дедушке в приглашении на этот ужин я имела права. Моя мать тоже не пылала энтузиазмом, но продолжала сладко улыбаться Анастасии и взялась готовить себя к предстоящему мероприятию. Я же, движимая привычкой, нанесла легкий макияж и облачилась в лиловое платье, простое, но дорогое и элегантное. После чего в назначенный час я вместе с родителями переместилась в Соурвист-Эстейт, старинное поместье, по размаху превосходящее Соурвист-Молл. Нас встречали объятьями и рукоплесканиями, я же растерянно улыбалась, хлопала глазами и отвечала на вопросы, что градом обрушились на меня. Истории отца стали гвоздем программы, он источал свое обаяние и не замолкал практически ни на минуту. Я же старалась не привлекать внимание, но это оказалось практически невозможным. Все желали узнать меня поближе и как назло справлялись, не думаю ли я перейти в Хогвартс, вскрывая еще сильнее и без того кровоточащую рану. В перерывах между беседами, я пыталась заставить себя съесть традиционное блюдо, приготовленное хозяйкой, но кусок не лез мне в горло и потому я исподтишка занималась наблюдением и изучением людей за столом. Моя прабабушка производила впечатление женщины с большими претензиями, я знала, что та недолюбливала мою мать, что было не странно. Иногда и я сама ее недолюбливала. Мортимер Соурвист вел себя очень скромно и сдержанно. Анна де Лун по большей части молчала, хотя и не переставала прибывать в самом приветливом расположении духа. Эндриан Соурвист лишь обводил присутствующих внимательным оценивающим взглядом, попивая свое огневиски из стакана. Один из близнецов не подавал голоса в то время, как девушка не давала мне покоя, ее глаза светились интересом и возбуждением. Парень напротив меня, что по всей видимости, являлся сыном Анны и Эндриана изучающее глядел на меня, а так как он сидел точь-в-точь напротив, мне приходилось то и дело натягивать на лицо улыбку. Такова уж была привычка, сформированная еще в детстве, проведенном в Америке.
Время тянулось невероятно медленно, уже остыли горячие блюда, а гости все никак не могли наговориться. Я лишь гадала, на скольких еще подобных мероприятиях мне предстояло присутствовать. Подобный образ жизни меня вовсе не привлекал. Я бы нашла чем занять это время вместо того, чтобы тратить его на людей, до которых мне не было никакого дела.
Когда за окном потемнело, гости решили перейти в сад для чаепития. Было довольно свежо и горячий чай пришелся как раз кстати. Приглядевшись к сложившейся обстановки, я уловила возможность скрыться от глаз других родственников и тихо исчезла за кустарниками, присев на берегу небольшого цветущего пруда, в воде которого отражалось холодное ночное небо. Я наслаждалась минутами редкостного покоя. Но члены этой семьи так просто не собирались сдаваться. Сзади ко мне подобрался один из сыновей Анны де Лун. После вежливого вступления он обрушил на меня то, что, видимо, ему очень очень хотелось сказать. Я не хотела обвинять его в чем-либо. Но все было не так просто. Да, я догадывалась, что мое решение перейти в Хогвартс изменило бы кардинально мою жизнь. Да, конечно, я даже могла бы с пеной у рта доказывать свою точку зрения и настаивать на своем (что вообще было не в моей природе), и это скорее всего бы даже возымело свое действие. Отец бы не стал принуждать меня, а мать сама только и искала повод, чтобы снова вернуться в штаты, где она ощущала себя намного комфортнее. Но. Здесь можно было найти сто тысяч "но". Я должна была поставить на карту достаточно много, чтобы получить желаемое и остаться в Америке. Поэтому я не стала возражать, спорить, советовать этому парню заткнуться и не говорить мне очевидных вещей (хотя, если честно, немного хотелось), я с внимательным видом выслушала его речь, выражая немое согласие. Да, все правильно. Авторитарное государство - плохо. Обратно в Америку - хорошо. Да только это было практически невыполнимо. Но не будем об этом.
-А чем ты занимаешься в Лондоне? - спросила я после, и, получив ответ, продолжала поддерживать беседу, - А на каких именно зелья ты специализируешься? А пользуется это спросом? - и все в таком духе. Я внимательно слушала ответы этого парня, в целом, это было весьма интересно - послушать историю чьей-то жизни. Я любила истории. Особенно если они отличались от моей собственной.
-Но неужели в Британии никто не пытается сопротивляться этому самому авторитарному государству? - спустя какое-то время задала я, - Ведь так не может продолжаться вечно, в конце концов, рано или поздно волшебниками это все надоест и они восстанут, - продолжала я, у меня все это в голове не укладывалось еще и по той причине, что я выросла в совершенно иной, более либеральной среде. Свобода слова и прочее. В голове моей витали идеализированные идеи концепции борьбы за свои права, справедливости и прочей демократической чуши.
Глядя на Стефана, я поняла, что застала его самую малость врасплох. Он выдержал паузу, склонил голову.
-Конечно, не может, - кратко и выразительно произнес он, прибавляя своим следующим словам вес, - Об этом и речь, - снова тяжелая пауза, - И сопротивление есть, - на последней фразе он посмотрел на меня и улыбнулся очень странным, почти заговорщическим образом.

0


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Соурвист-Эстейт » Малая гостиная


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC