ИНФОРМАЦИЯ

Статус проекта: камерный форум

Время в игре: сентябрь 2020

Рейтинг игры: NC-17

Режим игры Смешанный (локации+эпизоды)

НОВОСТИ

Для проекта разыскиваются: соадминистратор (техническое обслуживание форума, графика), модератор (пиарщик), модератор (квестоплетчик, текстовик). По всем вопросам - просьба обращаться в гостиную

АКТИВИСТЫ ФОРУМА


ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ
"Сыворотка правды с ???"


Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts: Foreign countries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Соурвист-Молл » Гостиная


Гостиная

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Самая большая и роскошная комната в доме. Здесь по праздникам собирается все семейство Соурвист. Декор гостиной выполнен в викторианском стиле.
http://www.astarfurn.com/wp-content/uploads/2013/09/HD-09.jpg

0

2

24 декабря 1998
сочельник

- Далеко же живет, засранец, - пробубнил Арти, таща на себе все вещи, что принадлежали и ему и Эйприл. А это целых два чемодана со всякой хренью. У него так точно. Поднимаясь по пригорку, Хокинс уже в тринадцатый раз помянул чертей и самого сатану.
- Артур, что за тон? - строгий мистер Хокинс, что вызвался проводить внука и его подругу, глянул на юношу.
- Прости, деда, - пробубнил парень.
Меривуд рядом беспокойно поглядывала на него, но Артур лишь пыхтел, словно молодой бычок, уже весь покраснел, словно помидор. Но он не злился, не. Это Рождество обещало быть грандиозным. Не смотря на то, что Кайден слегка его недолюбливал, а еще будет крейзигерл Нотта. Вот поэтому они сейчас были без него. Хокинс все еще не доверял этой девчонке и знал, как она любила поиздеваться над Эйприл. Да, он, конечно, видел, что ее дружба с Джослин сломалась на балу, но это не значит, что замашки МакАлистер ушли. Посмотрим, как она будет себя вести эту неделю. И лучше Нотту держать ее на коротком поводке.
- Ну наконец-то, - прохрипел Артур и взглянул на поместье Соурвист-Молл. - Я думал, что мы его никогда не найдем.
- Ты уверен, что это оно? - старик, который выглядел вполне бодрым, был таким же смуглым и темноволосым, как его внук. Несколько лучистых морщинок собралось около его глаз, да и парочка седых прядей затерялись в черных волосах. Казалось, что в старости Артур будет выглядеть точно также, точно также цепко осматривать здание и точно также недоверчиво осматривать сад.
- Уверен, - пропыхтел парень, опуская чемоданы на крыльцо, да приобнимая Эйприл. - Спасибо, что проводил, деда.
Мистер Хокинс строго взглянул на парнишку своими карими глазами, и Арти тут же убрал руку с плеч Меривуд, словно уже лез к ней целоваться. Дед Артура всегда строго относился к отношениям между девочками и мальчиками, и никогда не выставлял свои чувства напоказ в общественных местах. Он позволял себе расслабиться с бабушкой только когда они были дома.
- Я надеюсь, ты помнишь, как нужно себя вести в гостях, а тем более с юными леди, Артур.
- Так точно, сэр! - гриффиндорец встал по стойке смирно и отсалютовал деду. После чего протянул ему руку. - Увидимся на весенних каникулах? Передавай бабушке привет. Я вам еще напишу.
- Мисс Меривуд, - в отличии от своего внука, мистер Хокинс очень мягко и приятно улыбнулся Эйприл, отвесив ей низкий поклон. - Был рад с вами познакомиться. Обязательно заезжайте к нам как-нибудь.
Кивнув внуку, мистер Хокинс отошел от дома на достаточное расстояние после чего транссгрессировал. Тяжело вздохнув, Артур взглянул на Эйп и постучал в дверь. Ту открыл домовик, на что Артур лишь расплылся в улыбке.
- Сервис, - хмыкнул он, проходя внутрь, затаскивая за собой чемоданы. Эльф лишь щелкнул пальцами и чемоданы исчезли. - Оу, спасибо.

+5

3

Эйприл поняла, что слишком быстро согласилась тогда на балу поехать с Артуром. На самом деле нужно было решить кучу вопросов. Ей пришлось долго уговаривать Джослин, чтобы та побыла с мамой, потом договориться с родственниками, потом поговорить с самой мамой. Все это отняло многое времени и сил, но девушка не рассказывала об этом Артуру. Она не хотела омрачать его пыл и радость. К тому же, ей же удалось решить все эти вопросы, так какая разница? Правда труднее всего было с Джослин. Та все время норовила узнать куда именно она едет, с кем и зачем. Эйприл не была глупой девушкой, поэтому не вдавалась ни в какие детали. Просто сказала, что проведет это Рождество с Артуром. Если бы ее сестра узнала правду, то не было никакой гарантии, что она бы просто сама куда-нибудь не уехала, а еще лучше не появилась на пороге дома Соурвиста.
Но все страшное было уже позади. Она уведомила об этом Хокинса и все были счастливы. Парень сообщил ей, что их проводит его дедушка. Вот ту  девушка стушевалась. Она не была готова еще к знакомствам с родственниками. Пусть Меривуд и ни секунды не сомневалась в своих чувствах к Артуру, но знакомство с дедушкой...не рано ли. Но гриффиндорец приложил все усилия, чтобы убедить рейву, что в этом нет ничего страшного и она обязательно ему понравится. Что делать, пришлось верить на слово.
Ну вот и настал день Х. Они с Артуром и вещами направились в Хогмид, чтобы оттуда уже доехать на поезде до Лондона. Поездка была веселая и очень короткая, так как молодые люди умело скрасили дорогу до дома. Ведь у них не было возможности увидеться после бала, так как у Хокинса еще существовали его извечные обязанности.
На платформе их встретил мужчина в расцвете сил. Меривуд даже удивилась. Она ожидала увидеть седого старика. Но мистер Хокинс выглядел просто бесподобно для своих лет. И Артур был очень на него похож. Их сходство сразу бросилось ей в глаза. О чем она сразу же сообщила парню. Мистер Хокинс был из людей старой закалки и очень воспитанным. Девушка не чувствовала себя некомфортно рядом с ним. Она привыкла к таким людям. К тому же ее отец был таким когда-то. Да и сама Эйприл всегда придерживалась правил и приличий. Вот поэтому они понравились друг другу сразу.
Артур взял на себя смелость нести их чемоданы. Меривуд хотела его отговорить, но по его взгляду стало ясно, что бесполезно. Но девушка ведь понимала, что он тащил буквально маленького тролля. Но разве запретишь мужчине быть мужчиной? Поэтому она обошлась сочувственными и виноватыми взглядами. Вскоре они добрались до шикарного особняка Соурвиста. Он впечатлял. У Меривуд мысленно отвисла челюсть. Ее домик был скромной лачугой по сравнению с этим замком роскоши. Наконец они дошли до двери и мистер Хокинс поспешил распрощаться.
-Рада была тоже с вами познакомиться, мистер Хокинс. Очень надеюсь, что мы скоро снова увидимся,-она мило улыбнулась мужчине. Почувствовав руку Артура на своем плече, она тут же смутилась. И не зря. Мистер Хокинс посмотрел на внука с неодобрением. В этот момент хотелось провалиться под землю. Когда волшебник отошел от них на достаточное расстояние, то девушка слегка пихнула Артура. Он позвонил в дверь и им открыл эльф. Меривуд приветливо улыбнулась эльфу и они отдали свой багаж в его распоряжение. Гостиная, в которой они оказались, могла стать гостиной настоящего дворца. Эйприл слегка стеснялась такой роскоши. А ведь им тут жить целую неделю. Девушка инстинктивно приблизилась к Артуру вплотную.
-Ничего себе...как тут красиво. И скорее всего мы первые. Ну что, наша мечта с сбылась?-с улыбкой спросила она парня и легко поцеловала. Но тут в дверь снова постучали. Гости начали прибывать. Девушка слегка волновалась, так как на самом деле не знала чего ей ожидать от этих праздников и новой компании. Особенно напрягало то, что здесь будет МакАлистер. Но рейва готова была пойти на перемирие, раз Уилл теперь с ней встречается. Ведь так всем будет проще. Зачем помнить старые обиды.

+4

4

Утром двадцать второго декабря мы прибыли на вокзал Кингс-Кросс. Шей мне помог с чемоданами и, улучив подходящий момент, подарил мне легкий поцелуй, после чего я жестом попросила его исчезнуть пока на горизонте снова не возник Максимилиан. Он всячески старался меня игнорировать, притвориться, что меня не существует. Ему было больно, я видела это в его глазах, когда наш разговор за кулисами в большом зале приобрел далеко не самый доброжелательный характер. Я видела этот растерянный взгляд побитого пса и тогда, кода случайно ловила его на себе. Но он каждый раз отводил его в сторону и лицо его приобретало совершенно непроницаемое выражение. Тогда в зале он не упустил возможности упомянуть Фэлла, хотя я как могла старалась приводить другие нейтральный аргументы для нашего расставания, я не хотела, чтобы он чувствовал себя обманутым, да и не хотела выглядеть так гадко в его глазах. А сама понимала, что предала его. Это звучало ужасно. А я всегда считала себя неплохим человеком. Я никогда и никакого не предавала раньше, не причинила такую боль. И эти изменения пугали меня. Я смотрела на Шея и силилась понять, что был тому виной Он или я? Почему я искала себе оправдания? Все началось с того, что я совершила ошибку. Мне было одиноко и грустно, а Макс оказался рядом, но я не должна была соглашаться быть с ним, изначально понимая, что никаких чувств у меня нет. Но я ведь не знала, что смогу снова влюбиться...И опять оправдания. Для кого они?
Совесть подсказывала мне, что я не должна ехать в гости к Соурвисту. И у нее на это было много причин. Во-первых, я знала, какие веселые каникулы устроила Нэшлоу и потому чувствовала, что не имею права развлекаться, пока он будет страдать. Во-вторых, я не знала Кайдена и не знала, будет ли правильно поселиться в его доме на целую неделю. В-третьих, Оскар буквально умолял меня приехать домой. Но я была эгоистична в своем желании быть счастливой. Быть с Шеем. Хотя все еще не немного волновалась, не зная как все сложится. Не зная, что будет дальше. Но почему-то я доверяла Шею. Я бы хотела снова быть подозрительной. Но рядом с ним это было невозможно. Нельзя было не верить этой добродушный детской улыбки и взгляду. Тем более, что и словами он пытался заверить меня в том, что я многое для него значу. Щеки до сих пор начинали пылать каждый раз, как я вспоминала его пламенную речь в мою защиту, что он выдал в туалете.
Мама писала письма. Просила приехать домой, интересовалась моими оценками за экзамен, прошедшим балом. За последнюю неделю перед каникулами сова приносила мне почту часто, как никогда. Но отвечать я не спешила. Не могла заставить себя сломать этот барьер непонимания, обиды и злости. Но о том, что домой я ехать не собиралась известила ее, начеркав пару строчек. После приезда в Лондон, я отправилась в Дырявый Котел, провела последние дни в поисках подарков для Оскара и Шея. Не совсем уверенная в том, правильно ли я поступала, пуская на это деньги, оставшиеся от Пенни. Я знала, что она не была бы против, но приближение выпускного не давало мне покоя. Я понятия не имела, что буду делать дальше, куда пойду работать, тем более, что я уже не могла воспользоваться прежними связями, которые бы обеспечили меня уютным местечком в министерстве. Я же отреклась от всего этого. Да и не знала я, чем именно мне стоит заняться. В жизни был полный сумбур и возможности определиться со своим предназначением особенно не было. А, может быть, я просто привыкла, что мама всегда сама принимала за меня решения, и теперь приходилось ломать эту систему.
Ходить по магазинам было нелегко. Я не знала, что купить Шею, да и бюджет мой был ограничен. Но самым тяжелым были воспоминания, снова обрушившиеся на меня и заставшие в книжном магазине, где мы с Пенни часто искали подарок для отца. Мы плохо знали его, он был для нас загадкой, и потому книга была самым логичным и простым вариантом. Слезы накладывали горькую пелену на глаза при виде знакомых книжных полок, у которых мы сидели с Пенелопой, перебирая товары и каждый раз находя в какой-нибудь книге что-то забавное для себя, над чем могли смеяться часами, растягивая этот приятный процесс выбора подарков. Как же мне ее не хватало! Она нужна была мне! Нужна как никто! Нужна, чтобы услышать ее смех. Чтобы спросить совета про Шея и Макса и найти в ее словах себе утешение! Но почему у меня отняли такого дорогого мне человека! Оставили не с чем посреди пустого и чужого мира!
Я поспешила покинуть магазин, понимая, что еще немного и меня накроет истерика. Два дня, проведенных в убогой комнате в котле, были невыносимыми, меня по-прежнему умчали сомнения, которые сменялись радостными и неловкими воспоминаниями. Я испытывала острую потребность видеть его. Думала о нем постоянно. Так странно и глупо.
Дом Соурвистом, как это часто бывает у волшебников, был спрятан от посторонних глаз и лежала в небольшой долине, которая сейчас казалась холодно и пустынной из-за выпавшего снега. Сам дом был довольно мрачным, типично викторианским и наводил некоторую тоску. Он был совсем не похож на мой собственный, хотя внутри обстановка казалась куда более уютной. Оказавшись в гостиной, где уже собрались некоторые из ребят, я попыталась улыбнуться, инстинктивно беря Шея за руку.
-О каких мечтах тут говорят? - попыталась быть дружелюбной я, тем более, что передо мной стояла Эйприл Меривуд, тихая и приятная на вид девочка, внушающая доверие. Сюда она приехала вместе с Артуром. Его я знала едва ли.
-Все привет, - добавила я, неловко застыв посреди комнаты.

+4

5

Мы с Эстер играли в игру, кто кого лучше убедит в том, что все хорошо. Кажется, побеждал я, потому что она безоговорочно верила моей широкой улыбке во все тридцать два зуба, когда я смотрел в ее глаза. В их пелене она прятала свою угнетенность, боль, несчастье. А разве я мог быть счастлив, когда она несчастна. Я прекрасно понимал причину ее состояния. Высокая такая причина, мужского пола. Носит имя Максимиллиан Нэшлоу. И не знаю, кто из нас виноват во всей этой катавасии точно, но свою вину я ощущал так, словно на меня уложили целого дракона, которого я не мог поднять. И наша игра с Эстер "Все хорошо", только делала вес дракона больше.
Тем не менее, моя бессовестная часть, которая пробудилась в ходе всей этой войны за сердце Таунсенд, ликовала так, словно я стал королем квиддича. Она теперь, наконец-таки, принадлежала мне целиком и полностью. Без всяких обязательств перед Нэшлоу или обществом. Меня правда не волновало общество, но оно почему-то волновало Эстер, поэтому ее спокойствие - мое спокойствие.
И эта моя часть, в которой отсутствовала совесть, делала меня... кем-то... кем-то неправильным. Не мной. Она делала меня похожим на Уилла, который мог врезать просто, не задумываясь. Или убить. Иногда я думаю, что у этого парня не все в порядке с психикой. Теперь мне казалось, что и у меня с ней не в порядке. Эстер этого не знает, но на следующий день после бала, я буквально избил того парня, что когда-то оскорбил ее. Он взялся за старое, решив мне доказать, что был прав на счет хаффлпаффки. А дальше создавалось впечатление, что я следил за собой со стороны. Я смотрел на то, как Шей Фэлл избивал этого парня до крови на костяшках, до мяса на его лице. И Шея Фэлла совсем не волновало, что он может вылететь за это из школы. Этот парень не будет никому рассказвать, что его избил какой-то дрыщ, которого принимают за гея. Хотя девчонка может рассказать... Шей Фэлл поворачивается к девушке, которая все это время наблюдала за ними, закрыв свое бледное личико рукам и тихо кричала в свои ладони от страха. Шей Фэлл приближается к ней, замахивается. Она кричит. Но прежде чем он ее ударит, я возвращаюсь в тело, вижу своими глазами испуганную девчонку перед собой и чувствую, как чудовище внутри меня унимается. Сдержавшись, я заставляю ее посмотреть на себя и говорю тем голосом, которым говорило чудовище.
- Если ты кому-то расскажешь, ты знаешь, что тебя ждет... - тихо прошептал я, а после оставил их. Просто ушел, оставив их со страхом и болью и нежеланием еще как-то напакосничать Эстер. Очередные слухи не будут их союзниками.

Мы прибыли в Лондон двадцать второго числа, и я не знал почему. Девушка хотела поехать пораньше, а я, не обдумывая, двинулся за ней потому что после того как избил того парня, словно бы чувствовал на себе косые взгляды оставшихся студентов. Мои руки все еще ссаданили он того, что я содрал всю кожу во время ударов, и это мне напоминало о том, что я могу быть опасен. Даже для самого себя. Если дело касалось Эстер Таунсенд. Я перевязал костяшки и носил перчатки, чтобы у девушки не было причин для беспокойства. Прежде чем мы снова встретимся, раны уже заживут.
Как ни странно, мы разделились. Она отправилась жить в "Дырявый котел", я же выбрал маггловскую гостиницу. Там я привел свое состояние в порядок, отдохнул от всей этой магии, позвонил дяде, сообщив, что не приеду на Рождество и отправил ему подарок, купив еще для Эстер и парней. Все вещички были тоже маггловскими, чтобы они немного помучились с тем, как ими пользоваться.
В назначенный день мы встретились с девушкой и отправились в дом Кайдена, который я хорошо знал, в котором частенько бывал. Но как ни странно, мы были не первыми, кто явился к Соурвисту на огонек.
- Хокинс! Как всегда вылез вперед всех, ну, - с ухмылкой поприветствовал я его, потрепав по волосам. - Кто тут большой и злой староста? Привет, Эйприл, - выпустив Арти, я сделал шутливо поклон в сторону девушки.
Ощутив как пальцы Эстер умоляюще дотянулись до моей руки, я лишь с мягкостью сжал их в своей ладони, показывая, что я рядом, а затем огляделся.
- Тут ничего не меняется... - ностальгия накатила на меня сильной волной, и я слабо улыбнулся.

Отредактировано Shay Fell (2015-09-12 03:09:12)

+4

6

Мы с Бриджит дотянули до последнего в замке. Парни уехали на день, а то и на несколько дней раньше нас. Мы же предпочли уехать почти в сам день Рождества. МакАлистер предупредила своих, что она не приедет. А я Эмме написал целую поэму о том, почему ее Рождество без меня пройдет во много раз лучше. Но девушка посчитала все мои доводы неуместными и притянутыми за уши, обещая, что я буду расплачиваться за это предательство вечность. Правда в ее понимание вечность никогда не длилась больше месяца. Женщины такие непостоянные. Хотя надо сказать, я был удивлен, что это ее обидело. Это было странно и мне показалось, что Эмма чего-то не договаривала. Пытать письмами ее было бесполезно. Только если не закидать ее ими тоннами. Придется ждать следующих каникул, чтобы устроить допрос с пристрастием. Наверно опять мои дальние родственники возмущались, что именно она стала моей опекуншей. Эта дилемма казалась мне всегда вечной. Однако выбирать было мне, а мне было плевать.
Но вернемся к нам с Бриджит. Я тащил наши пожитки в Хогсмид, в то время, как слизеринка шла в слегка напряженном и понуром состоянии. Мне лично это не нравилось. Со стороны наверно смотрелось, будто я сопровождаю ее на незабываемые каникулы в Азкабане с активным участием дементоров. Но до поезда я не хотел спрашивать о причинах. А то еще спрошу, она хорошенько подумает, передумает и уедет домой, а то еще и тут останется. Такого счастья мне и даром не было нужно. Поэтому я как последнее парнокопытное уперты шел на вокзал и игнорировал ее состояние. Что было сделать трудно. Во мне уже давно проснулось противное желание защищать и опекать эту девушку сутками до конца наших дней. Иногда мне удавалось душить это назойливое желание, дабы не пугать Бриджит и себя самого. А то в такие моменты я превращался в заботливую старушку-наседку.
В поезде, когда мы с ней уселись в теплое купе, я в шутливой форме поинтересовался ее настроением. Ну как в шутливой...язвительно-саркастической. Но кто из нас уже на такое обижается? Однако Бриджит была тише Черного озера. Но капание на мозг и приставания в непринудеьельно-ласкательной форме сделали свое дело. Причина показалась для меня такой плевой и не существенной. Хорошо мозгов хватило не сказать об этом МакАлистер. Ее можно было понять. Куча парней незнакомых в одном доме на целую неделю и мое круглосуточное присутствие. Любой другой хватило бы уже с лихвой одной второй причины. Моя же задача была объяснить этой пугливой девушке, что волноваться абсолютно не о чем. Будто бы я дал ее в обиду хоть одному из этих оболтусов. Я еще после бала предупредил, что перегрызу артерию любому, кто ее тронет. Таким образом я подтвердил диагноз сумасшествия и полной шизофрении, которые мне давно уже ставили. Опять же кого все это волнует. Это я ее пригласил в это логово придурочных извращенцев, поэтому я и отвечаю за сохранность ее психики и не только. Особенно тщательно я собирался следить за Кайденом. Он один любил сильно попошлить и нарваться.
Дабы успокоить беспокойную душу своей возлюбленной, я решил просто вкратце поведать ей досье о каждом, ну и маленькие замечания по поводу поведения. Ведь утопление утопающих обычно дело рук самих утопающих.
-Слушай сюда внимательно,-сказал я, приобнимая ее одной рукой, пока мы уже взбирались по холмам к дому Соурвиста (да, я долго думал, что сказать),-Эти оболтусы в разы лучше ваших слизеринских отморозков, которые вечно около вас ошиваются, поэтому не вижу причин тушеваться. Но если тебе станет легче, а тебе должно стать легче или мы проведем каникулы в палатке на пустыре, то я просто опишу тебе их. Начнем с массовика-затейника. Кайден лайтовая версия меня. Честно. Если ты уже привыкла к моим пошлым шуточкам, неуместному сарказму и высокому самомнению, то с ним у тебя не должно возникнуть проблем. Можешь отвечать ему тем же, но сама не нарывайся, иноче нас с ним увезут в Мунго. Его мадам, Кайла Диас, наиспокойнешая девушка во всем Хогвартсе и наимолчаливейшая, поэтому просто не обижай ее, иначе мы опять с Каем будем на пути в Мунго. Следующая персона-Шей Фэлл. Он более спокойный парень, хотя "в тихом омуте"-это про него. Самое главное с ним просто будь попроще и попридержи свой нарциссизм. Любит поболтать. Много поболтать. Если нарвешься на него, то тебя скорее всего просто пошлют по известному адресу. Про его девушку ничего сказать не могу. Для меня она сама еще загадка месяца, поэтому будем изучать и ставить эксперименты вместе. Артура ты и так хорошо знаешь. Просто будь с ним дружелюбной и максимально веди себя как леди, если получится, конечно,-я с сомнением посмотрел на Бриджит,-Ну и последняя, кто там будет-Эйприл Меривуд. Но ты сама мне про нее можешь рассказать куда больше, чем я тебе. Главное воздержись от резкостей в ее счет, иначе Артур будет защищать рыцарски до потери пульса. Ну вот и все. Видишь, мы не такие все страшные. В любом случае, с сегодняшнего дня я твой покорный круглосуточны раб, охранник, парень, любовник и так далее. Поэтому тебя никто не обидит. А если обидит, то я буду защищать тебя зверски до последней капли крови врага,-я чмокнул ее в висок и прижал ближе, мы как раз только-только подошли к поместью нашей слащавой задницы, -Ну вот мы и пришли.
Я постучал дверь. Ее услужливо открыл Шей, который судя по всему сам прибыл секунду назад. Мы были последние, как и следовало ожидать. Я ухмыльнулся парням. Сначала пожал руку Фэллу и постучал по плечу.
-Наше почтение, мой гейский мальчик, и даме вашей прекрасной, -я дружелюбно улыбнулся Эстер. Делаю вклады в развитие прекрасных отношений со всеми.
После я подошел к Артуру и от души его обнял. Мы с ним не могли толком поговорить в последние дни, так как Хокинс улаживал свои организационные дела.
-Мой верный друг...Вроде в одной комнате живем, а из-за твоей круглосуточной занятости я совсем забыл как ты выглядишь. Ты разбиваешь мне сердце, ханни,-гриффиндорец закатил глаза, но всё же обнял меня в ответ и улыбнулся, -Мисс Меривуд, рад вас видеть в нашем дурдоме,-помахал я ручкой блондинке, что ответила мне лишь смущенной улыбкой, хотя ее глаза периодически перебегали Бриджит, как и у всех присутствующих. Будто я был такой добродушный и веселый террорист, что притащил бомбу и она вот-вот взорвется. Ничего, они успеют еще к ней привыкнуть. Для этого я ее и позвал сюда. Ну почти для этого...
-А где главная задница года? Че за дела? Даже встречать не вышел.

Отредактировано William Nott (2015-09-12 13:26:45)

+5

7

Чем ближе был этот день, тем задумчивее я становилась. Матери я давно сообщила, что не приеду на Рождество. А вот Мерриту... Мне было сложно сказать ему. Мы всегда уезжали из Хогвартса вместе, и когда он пришел ко мне уже весь собранный, готовый отправляться в Лондон, я сказала ему, что не еду. Он подумал, что я шучу, даже увидев серьезность в моих глазах, он не поверил, потому что я всегда говорю с ним с таким выражением лица. Я сказала, что еду домой к Нотту, и что мама в курсе, так что он может рассказывать ей об этом, сколько его душе угодно. Я видела, как он недоволен, беснуется. Его бесило, что я поссорилась с Джослин и теперь тусовалась с этим гриффиндорцем. Знал бы он, как это бесит меня в глубине души... Мы разошлись не на самой приятной ноте - на его возмущенном пыхтении и моем молчаливом прощании.
Я была молчаливой до самой станции в Хогсмиде, и я чувствовала, как Уилл смотрит на меня из-за этого. Знала, что его взгляд с боку будет раздражать меня всю дорогу, если я ему не расскажу в чем причина. Я все еще думала, что я подписала себе приговор на самоубийство. Эти трое, плюс их девицы будут изводить меня, давать мне испытания на мою способность игнорировать окружающий мир. А я этому обучилась совсем недавно, благодаря Нотту. Да, он будет рядом. И если мои кулаки он еще сможет удержать, то мой поганый рот вряд ли. Только если мы будем наедине... И как он еще может его накрывать своими губами и целовать с таким жаром, не поперхнувшись? В общем, я подумывала, что для начала нам с Ноттом стоило провести первое Рождество хотя бы вдвоем, без его друзей, каждый из которых по своему мог меня взбесить.
Проблема номер один - Артур Хокинс. Я не устану повторять, что он магнит проблем. Все, что вокруг него крутится превращается в адскую карусель хаоса. И я не понимаю, почему тихоня Эйприл ввязалась в отношения с этим парнем. Куда ей еще проблем, когда ее сестра Джослин? Как мне общаться с ней, после того, как я наиздевалась с ней сполна, пока дружила с ее сестрой? Тошно. Хочется прокашляться и выплюнуть собственной прогнившее, червивое сердце.
Проблема номер два - Кайден Соурвист. Этот парень всегда мог ответить на издевательства, всегда мог обидеть больнее. Некоторым слизеринцам действительно не везло оказываться на его пути. Я нарвалась на него как-то раз, но увидев, как он победил Чейса одним ударом в особом порыве ярости, поняла, что это не моего полета птица. Я просто стала обходить его стороной или игнорировать, делать вид, что его нет. И какая ирония, что я еду к нему на Рождество... Ну, хотя бы на его девчонку не успела нарваться.
Проблема номер три - Шей Фэлл. Ходячая неугомонная обезьяна, которая не умеет молчать. Но он меньшее из зол во всей этой компании, потому что у меня ни разу не было с ним каких-то перепалок. Один на один, в смысле. Казалось, что он сторонится меня. Специально не нарывается, потому что знает, как раздражает меня. Его девушка старше меня на три года, так что я даже толком с ней не пересекалась.
Итог: я должна быть осторожна с 3 людьми из 7. Я смогу. Я справлюсь. Тем более, что Нотт рассказал, как себя стоит вести. Я постараюсь. Но если они сами нарвутся... Уилл справится с моими кулаками, но вряд ли с моим ртом.
Я лишь тихо хмыкнула, когда он закончил свою речь и мы подошли к дому Соурвиста. Тяжело вздохнув, я сжала одну руку в кулак, принимая более спокойное выражение лица, не пытаясь строить из себя дружелюбную. Я знаю, они не поверят моему лицу. Я хорошая актриса, но не для друзей своего парня.
Как только дверь открылась, Уилл поперся со всеми обниматься-целоваться, на что я закатила глаза. Не удержалась, правда. И стоило им закончить, как все взгляды обратились на меня. Салазар, отвечаю, у меня было дикое желание улыбнуться ядовитой улыбкой и заявить: "А вот и я, сучки". Но я же обещала быть пай-девочкой, поэтому лишь повела плечом и кивнула в знак приветствия. Не знаю. Мне неуютно. Нотт, пошли лучше в лесу в палатке замерзнем, а?

Отредактировано Bridget McAlister (2015-09-13 00:33:58)

+4

8

День "Х" наступил. В Англию пришла пора сочельника. И мои сладкие мальчики были уже на подходе. Все складывалось наилучшим образом. Открыв глаза в районе полудня, я обнаружил возле себя птенчика. Мы уже второй день практиковали засыпание и просыпание вместе. Это все, конечно, мило до слез. Но, прямо скажем, не предел моих мечтаний. Я понятия не имел, насколько еще меня хватит и как долго я смогу продержаться без секса в этом подвешенном состоянии неопределенности, когда толком были даже не установлены сроки. Она просто была не готова и все. Я хотел ее понять, хотел быть отзывчивым и добрым, но в этом вопросе я был тем еще эгоистом. Мое естество требовало этого и я не мог ничего с собой поделать. Рассказ девушки о своем детстве, безусловно, заставил меня несколько смягчиться, но я боялся превратиться в тряпку и к тому же был не из тех людей, которые готовы убиваться из-за чужих проблем. Нет, Кайла в некотором смысле была для меня дорога, но я знал ее слишком мало, чтобы пожертвовать для нее всем. И кому я врал. Секс был для меня всем. Он в отношениях всегда стоял для меня на первом месте курса с пятого, когда я перестал упиваться лишь платоническими фантазиями. Честное слово, я ценил Кайлу за ее скромность, за ее чистоту и непорочность, но порой мне казалось, что более сговорчивые и "открытые" девушки имели свои преимущества. А я был не готов к серьезным отношениям и к жизни монаха, которая ожидала меня в ближайшие полгода, а, может быть, и год. Меня выводило из себя, что не было никаких гарантий вообще, что однажды это случится и Кайла просто не оставит меня не с чем.  Но решать что-то прямо сейчас не имело никакого смысла. Это обещало лишь испортить мне Рождество. Я сам загнал себя в эту кобылу и теперь кусал локти, не зная как выбраться из нее с меньшими потерями. С одной стороны, мне действительно не хотелось обижать Кайлу, причинять ей боль, ибо я не мог не заметить ее преданного и доверчивого взгляда, да и сама она была слишком хороша, что-то в ней еще в школе зацепило меня и не хотело никак отпускать. Но с другой стороны. НУ Я НЕ ЗНАЛ  ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ С ЭТОЙ ХЕРНЕЙ. Я был не уверен в себе, не мог гарантировать, что не сорвусь в один прекрасный момент, когда какая-нибудь Астрид снова бросится мне на Шею. И в итоге потом я стану еще большим козлом. А эти ритуалы совместного сна напоминали мне скучную и посредственную семейную жизнь двух престарелых супругов, что давно отказались от половой жизни. Такое положение вещей меня определенно не устраивало, но предстоящий "пир на весь мир" сглаживал это раздражение.
Весь день эльф готовил для нас праздничный стол, Аделина пропадала где-то в доме, а я то и дело и бегал на чердак, пытаясь лишний раз удостовериться в том, что все в порядке. И все выглядело вполне себе гладко. Но под вечер что-то пошло не так и брешь в нашей защите была вовремя обнаружена. Возможно, причиной ее возникновения стали неконтролируемые способности Эммелины. И это пугало и угнетало меня потому, что нельзя была сказать наверняка, что может произойти в следующий момент. Но я старался молчать и не высказываться на этот счет. Приводя в действие последнее заклинание, я услышал звуки прибывших гостей внизу, потому поспешил поскорее покончить с этим и плотно затворить дверь в спальню Эммелины. Но провозился я в итоге дольше, чем ожидал и потому к моему появлению в гостиную, здесь собралась все наша команда.
-Салют, шлюшки, - выпалил я, сбежав по лестнице и залетев к комнату. Уже потом, обратив свое внимание на ту публику, которая предстала передо мной, я успел несколько пожалеть о своих словах, рискуя развернуть в свой адрес несколько испепеляющих взглядом.
Все мои предположения подтвердились. Первым делом я обратил внимания на спутницу моего главного пупсика. Это была Эстер. Так и знал. В наших рядах завелась еще одна Трелони. И этот говнюк молчал до последнего, словно я и не брат ему вовсе. Нотт притащил свою слизеринку, при виде которой, я лишь поджал губы. О, да, я был уже наслышан об их неутомимых похождениях, о которых не уставая трепался Арти. И завидовал той бурной жизни, что вел мой дорогой Вилли, в то время как я все еще был в запасных у мисс Диас и мне даже в самых смелых фантазиях не приходилось мечтать о чем-то подобным, что происходило между этими двумя, на шеях которых не так давно можно было приметить пару подозрительных гематом. Я даже не знал, что и думать по этому поводу. Смотрел на Бри и бесконечно офигевал. Брат, ей же четырнадцать. Где вы берете этих отчаянных девчонок! Хотя вот Эйприл Меривуд, например, была не из этого числа. Она наоборот отличалась особой добропорядочностью и чистотой. Прямо идеал для нашего пай-мальчика с большим членом.
-Мисс Меривуд, - начал я с нашего белокурого ангела я, играя бровями и переводя взгляд на Хокинса, - И зачем тебе только сдался этот оболтус, - не удержался я от замечания в сторону Артура, который по-прежнему вызывал во мне соперничество.
-А ты чего опять разнылся, тощий зад, - обратился я к Фэллу, что выдал очередную умную философскую мысль, - Для приличия мог бы представить нам свою даму, - кокетливо улыбнулся я Эстер, похлопав друга по пятой точке.
-Тебя тут больше всего интересовала моя задница? - тут же переключился на Нотта я, - Я уже приготовил тебя комнату, только учти не смей превращать спальню Демельзы в обитель похоти и разврата, - как я мог оставить без внимания утехи моего лучшего друга, тем более, что самому мне их так не хватало.

+3

9

Обе ночи прошли в полном спокойствии, как и дни. Но Кайла каждый раз чувствовала взгляд Кайдена на себе, который и говорил о том, что будь его воля, то он бы взял ее прямо на кухонном столе. Кайла опасалась этого, поэтому старалась не замечать, а вела себя как обычно. За этот короткий срок она стала той, кто следил за порядком в доме. Даже если она не знала родителей Кая, она собиралась вернуть дом в их руки в приличном состоянии. Даже если после Рождества будет полный разгром. И Диас казалось, что причиной в этом будет вовсе не Эммелина, о которой будет никому неизвестно, кроме их троих с Каем и Аделиной, а как раз-таки необузданная компания диких подростков.
Кайден все это время беспокоился по поводу того, что магия девушки на чердаке выйдет из под контроля и все присутствующие узнают о ее существовании. Сама Кайла жалела Эммелину и заботилась о ней даже больше, чем ее собственная сестра. Она не боялась ее, но опасалась. Даже сейчас, вместе с Кайденом, в день сочельника, она находилась рядом с ним во время того, как он наносил защитные заклинания. Все время до этого, рейва помогала эльфу по дому, прислушиваясь к звукам наверху. Наверное из-за своей предусмотрительности испанка успела вовремя и позвала Кая на помощь, чтобы восстановить барьер.
Или не вовремя. Внизу послышались голоса.
- Иди, я сейчас, - мягко улыбнулась Диас парню, и когда тот убежал, внимательно посмотрела на девушку. Глядя на искаженное лицо за барьером, испанка чувствовала, как ее сердце сжимается. - Прости, Эммелина...
Кайла тяжело вздохнула и вышла, плотно прикрыв дверь. Медленно спускаясь по лестнице, она прислушивалась к беседе, снова отмечая невежество Соурвиста. Закатив глаза, Диас спрятала палочку, приблизилась к гостиной поднырнула под руку Кайдена, чтобы оказаться сразу же под его крылом, под защитой и осмотрела всех присутствующих внимательным взглядом, узнавая в лицо. 
- Всем добрый вечер, - тихо, но с мягкой улыбкой произнесла она - присутствие Соурвиста дало ей уверенности. Она покосилась на него с хитрой улыбкой. - Ты же не собираешься оставлять всех с чемоданами здесь? Ужин скоро будет готов, так что я бы поторопилась. Хозяин же ты, - вся ее речь звучала как-то... странно для нее. Наверное, даже игриво. Но стоило ей закончить и выйти из гостиной, как она тут же понеслась на кухню, чтобы скрыться от чужих глаз и отдышаться. Ну и народу пришло... Как себя вести? Как жить? Что делать вообще?

+3

10

Старый домик, в котором жил Артур, уж точно не сравнится с этим. Да он даже не сравнится с этой гостиной, которая как раз по размеру была похожа на один его дом. Что тут говорить, что они с Эйприл стушевались, прижались друг к другу, как запуганные зайчата в логове лиса. Но Артур же гриффиндорец! Приосанившись, он приобнял Меривуд и чуть отошел с ней подальше, потому что следом за ними тут же стали появляться остальные гости одни за другим. Первыми были Шей и Эстер.
- Заметь, первое место в конкурсе я оставил для тебя, Фэлл, - хмыкнул Арти, прищурившись от потрепушек на голове. Пожав руку парню, он кивнул семикурснице (уууу, семикурсница!), - Привет, Эстер.
Они не знали друг друга, но вежливость и этикет никто не отменял. Им все же жить в одном доме неделю. И он был уверен, что напряжение повисшие между ними за эти семь дней исчезнет. Может даже раньше, чем он предполагает.
Шей пошел открывать дверь, и Хокинс уже знал, кто за ней будет, поэтому прижал Меривуд ближе, словно в защитном жесте. Не от Уилла, который поприветствовав Фэлла и словно танкер направился к Артуру, а от той, кого он привел. Но сначала, он, конечно же, перевел все внимание на себя. Пришлось выпустить Эйприл, чтобы обнять друга и похлопать его по спине.
- Прости, свити, не хотел тебя расстраивать, - подыграл староста. - Если у тебя есть жалобы, то передай их МакГонагалл, - тихо хмыкнул он, выпуская Уилла и переводя взгляд на Бриджит МакАлистер, которая молчаливо осталась стоять у входа. О да, ей явно сейчас неуютно оказаться в логове одного из львов, который собрал весь свой прайд вокруг себя. Артур правда пытался придать своему лицу выражение дружелюбия, но равнодушие так и осталось ледяным огоньком в его глазах, а пальцы правой руки переплелись с пальцами левой руки Эйприл. Ох, лучше бы уши ей закрыл. В комнату влетел массовик-затейник со своим фирменным приветствием, и Хокинс возмущенно взглянул на него, очень стараясь не ответить ему чем-то тем же, потому что тут было очень много девушек, а при прекрасном поле его учили не сквернословить. Закатив глаза на его очередное замечание с нотками соперничества, Арти лишь ухмыльнулся. А что он хотел? Им по 14 и 15 лет. Им норм, учитывая, что у обоих не было никого до этого.
Следом за ним, чуть с опозданием, будто бы специально, вошла Кайла Диас, которая как-то проигнорировала Артура, и больше они не пересекались. Староста смотрел сначала на нее, потом на Кайдена и диву давался, как это она решила быть с этим святилищем сексуальных похождений... С виду скромная и молчаливая, а сейчас вон как мурчит, прижимаясь к Соурвисту... Фак, неужели он и ее испортил? Проследив за тем, как девушка тут же исчезла, Артур с сомнением посмотрел на своего вратаря.
- Ну го, хозяин великой обители. Показывай что да как.

Отредактировано Arthur Hawkins (2015-09-14 16:33:35)

+2

11

Чем больше людей прибывало, тем меньше волнения было у Эйприл. Артур не отходил от нее и ей было спокойно. К тому же другие девушки тоже скромно и молча стояли. Все они были не знакомы друг с другом. Что ставило всех в одинаковое положение. Парни сразу же начали свои фирменные приветствия. Половина из них была либо не понятной, либо пошловатой. Но Меривуд была к этому готова. После Джослин и ее друзей она была готова ко всему. Да и к счастью, из Слизерина тут была только Бриджит. Она больше всех чувствовала себя не в своей тарелке и это было видно. Эйприл стало ее жалко чисто по-человечески. Она понимала, что МакАлистер, связавшись с ее сестрой творила ужасные вещи, но, возможно, сейчас она сожалеет об этом. Да, рейва не снимала розовых очков по жизни. Итак, сразу после них прибыли Эстер и Шей. Очень милая и гармоничная пара. Меривуд поздоровалась с Шеем и мило улыбнулась и кивнула Эстер. Почти сразу же прибыли Уилл и Бриджит. Эйп ждала, что Бриджит сейчас начнет язвить. Но она стояла молча. Меривуд тоже не спешила с ней здороваться, но всем своим видом показывала, что не против пообщаться и вообще ее присутствия тут.
Тут спустились Кайден и Кайла. Эйприл покраснела на его приветствие. И почему парни бывают такими засранцами? Девушка в сотый раз порадовалась, что она именно с Артуром. Он резко выделялся на их фоне и она никогда об этом не пожалеет.
-Привет, Кайден. Рада тебя видеть. -лаконично ответила она на его едкое замечание по поводу Артура. Как-то автоматически она прижалась ближе к Хокинсу и сильнее сжала его руку, не поддаваясь на провокации Соурвиста.
Затем им предложили разместиться в своих комнатах и идти на ужин. Меривуд это обрадовало. Хотя сразу возник вопрос, как же они собираются спать с Артуром в одной комнате. Она ведь даже не подумала об этом. Совсем дуреха. Надо было с кем-то из девушек договориться. Эти мысли заставили ее залиться краской.

+3

12

Я любила наблюдать, присматриваться. Поэтому в каком-то смысле те условия, в которые я была поставлена, были идеальными. Я смотрела на этих ребят, слушала их разговоры, ловила, взгляды, оценивала, рассуждала, пыталась понять, какие отношения их связывали друг с другом. Все они, казалось, были настроены крайне дружелюбно и оптимистично. В свою сторону я уловила пару улыбок от друзей Шея, с которыми мне прежде не приходилось сталкиваться, если не считать Кайдена, которого я знала в первую очередь потому, что мы часто ходили на общие сдвоенные уроки, да и в детстве, если моя память меня не обманывала, нам приходилось пересекаться на официальных приемах. Кайден был большим балагуром, его было много, даже в классе он умудрялся привлечь к себе всеобщее внимание, пару раз он разговаривал и со мной на какие-то отвлеченные темы, но вращались мы все равно в разных компаниях. Он не вызывал у меня особой симпатии, хотя сложно было не заразиться энергетикой, исходившей от него. Почему-то мне казалось, что несмотря на тот факт, что Кайден и Шей считались лучшими друзьями, сам Соурвист в этих отношениях явно доминировал, в то время как Шей был куда больше им предан. Словно заправлял всем все равно именно Кайден, но он был меньше зависим от своего лучшего друга, что для меня было немного досадно, хотя я могла и ошибаться. Что касалось Нотта, этот парень явно пользовался неким негласным авторитетом в этой компании, хотя интуиция подсказывала мне, что с ним было не все так просто, словно что-то большее скрывалось за этой милой светящейся улыбкой. Из девушек я симпатизировала больше всего Эйприл, в какой-то степени она напоминала мне меня, ей тоже было неловко находиться среди этих новых людей, но при этом она изо всех сил старалась показать им, что она будет рада с ними подружиться. Кайлу я почти не замечала, она была совсем тихой и держалась исключительно рядом с Кайденом, а мне оставалась лишь удивляться, как ей удалось оказаться здесь. Я располагала некоторой информацией о бывших похождениях Соурвиста, так как временами школа не замолкала на этот счет, и Диас совершенно не вписывалась в этот парад. МакАлистер я не знала от слова "совсем", даже лица ее не могла вспомнить, хотя более или менее имела представление о большинстве учеников. Она была своего рода пришельцем в этом мире, где так лихо заправлял Кайден. Она молчала, но тем самым привлекала еще больше мое внимание. Я была готова поспорить, что в ней таилось что-то агрессивное, поэтому я время от времени одаривала ее изучающим быстрым взглядом, чтобы определить, верны ли мои подозрения.
К счастью для всех нас, особенно для женской половины этого коллектива, знакомство продлилось не очень долго, ибо всем надо было решить еще пару организационных вопросов и обжить комнаты. Честно говоря, их разговор на эту тему я слушала, прибывая в тихом шоке и легкой панике. Мне стало не по себе от распределения спальных мест. Все это выглядело немного неприлично. При всем моем прекрасном отношении к Шею, я не могла сказать, что была готова делить с ним спальню на протяжении недели, спать с ним в одной кровати. Он был хорошим, самым лучшим, понимающим и нежным, но наши отношения длились ничтожно мало, чтобы я могла оценить его поведении в этом плане. Урывками из разных источников я знала о том, что Шей пользовался расположением дам и не отличался особой "сдержанностью" и это наталкивало меня на неприятные мысли. Мне совсем не хотелось, чтобы меня рассматривали, как девушку, привезенную сюда для подобных развлечений. Но у парней был свой договор на этот счет и решения приняли за нас.
Не особо следя за интерьером, я поднялась туда, куда нас определили, наблюдая за тем, как медленно закрывалась дверь за ребятами. Я была не готова к подобным разговорам и не знала, как поделиться подобными переживаниями с Шеем, поэтому смотрела на него немного ошарашенно, облокотившись на стену. Что сказать? Как объяснить? Стоит ли вообще беспокоиться так ли это ужасно, как кажется? А как же мое воспитание? Как же кодекс приличной дамы?

На часах было где-то десять вечера, мой чемодан уже был удобно устроен возле кровати и лежал раскрытый, а на мне уже красовалась белое платье, что было куплено уже довольно давно, но одевалось лишь раз. Я смотрела на себя в зеркало, закрывшись в туалете, мне хотелось закрыть глаза от всей этой непонятной ситуации. Что за недоразумение! Надо было приготовиться к тому, чтобы веселиться все ночь и по возможности произвести хорошее впечатление на друзей Шея. На него самого. Надо было вспомнить, каково это быть частью компании, хотя сама я осознавала, что эта компания принципиально отличалась от тех, с какими я сталкивалась раньше. Постояв еще с минуту в таком положении и добавляя последние штрихи к макияжу, я осмелилась выйти из спальни, встретить одобрительный взгляд Шея. Моего Шея и сбежать по лестнице, вступить в кухню и предложить Кайле свою помощь.
-Что нужно еще отнести? - решила быть милой я, беря в руки тарелку с каким-то кушаньем и направившись в гостиную, где парни уже что-то оживленно начали обсуждать.

+1

13

Услышав стук за своей спиной, я хмыкнул, догадываясь кого принесло. Поэтому спокойно открыл дверь Нотту и его подружке, ибо только их мы и ждали.
- Пошел ты, - мягко отозвался я, похлопав этого ублюдка по плечу, после чего выпустил его навстречу к Артуру. Пропустив Бриджит, я закрыл дверь и вернулся к Эстер, сжав ее руку в своей снова. Вскоре и объявился Кайден, что не упустил момента бросить первую же самую тупую фразу, которую я мог слышать в присутствии девушек. Закатив глаза, я пихнул друга в бок, чтобы он фильтровал свои слова, в конце концов.
- И не притворяйся, что не знаешь Эстер,- фыркнул я. - Эстер, этот придурок, мой лучший друг Кайден Соурвист. Но думаю, тебе, в отличии от него, известно его имя, - я не удержался от ухмылки в сторону Кая, под рукой которого тут же оказалась Кайла Диас, которую я практически не знал. Помню ее с того случая в библиотеки, но и подумать не мог, что она станет встречаться с моим другом. Ему нравились те, кто любил давать сразу, а не после свадьбы.
- Теперь я могу проводить свою даму до комнаты, в которой мы будем жить? - спросил я у Кая, когда его девчонка исчезла, разумно предложив расположиться всем в комнатах. Получив взгляд друга, я хмыкнул и потащил девушку в гостиную спальню, в которой обычно всегда гостил. Я чувствовал, как она нервничала, но лишь сильнее сжал ее руку, уверив, что не буду к ней приставать. И если она захочет, то вообще буду спать в гостиной на диване. Если мы в принципе будем спать сегодня ночью.

Уже конкретно вечером, мы собрались с парнями в гостиной, обсуждая новую недавно вышедшую модель метлы, которая должна была превосходить Молнию в несколько раз. Я весь дрожал от предвкушения приобрести эту красавицу. И моих денег должно было хватить. Тех, что я достаточно заработал на лето и тратил только на учебные, недорогие принадлежности да на подарки для близких людей. Я заразился целью приобрести ее, как только все уляжется. То-то Слизерин попляшет, когда я стану еще быстрее, а значит и бладжеры станут быстрее.
- Вы случайно не скинулись мне на эту метлу, как на рождественский подарок, а? - с мольбой спросил я, хотя понимал, что нет.

+1

14

октябрь 1999
Я всегда была хорошей лгуньей. Сирина тоже. Я не знаю, кто из нас лучше врал, но я точно знаю, кто из нас был лучшим человеком. И к сожалению, лучших всегда забирают раньше.
Я всегда была гордой богачкой, которой было плевать на всех подряд. Была недоступным совершенством, которое никто еще не смог заполучить.
Но даже надо мной будет властна бедность.
Меня довели до крайности. Однако если бы я была глупа, то вряд ли додумалась бы до подобного.
Ничего не объяснив родителям, я покинула Америку. Здесь для меня был один выход - работать за гроши, либо работать проституткой.
Родственники Сирины были для меня идеальным вариантом. В прощальной записке родителям я пообещала, что вернусь с лучшей жизнью для нашей семьи.
Я достаточно хорошо была знакома с семьей Ланкастеров. Я знала все их секреты и тайны. Их скелеты в шкафах... Мы с Сириной были похожи как две капли воды. Родственники из Англии видели ее лишь в детстве. Откуда им знать какой она стала в восемнадцатилетнем возрасте?
Я не ходила в церковь, но молилась, чтобы прокатило.
Вещей у меня с собой было мало - жалкие остатки того, что у нас не отобрали. Я действительно была похожа на сироту, у которой погибла семья. С каждым шагом, как я приближалась к Соурвист-Молл, мое холодное сердце стучало так, словно меня посадили навеки вечные в Азкабан и каждую ночь подвергали пыткам с дементорам. Письмо от этих самых Соурвистов оказалось весьма вовремя пришедшей ко мне возможностью. Сирина всегда говорила мне, что я весьма удачливая сучка. В этот раз сама Сирина стала моей удачей.
Соурвист-Молл оказался огромным особняком. Если бы я умела свистеть, я бы присвистнула. Это место казалось мне идеальным. Хоть бы прижиться. Хоть бы не оплошать.
Я приблизилась к двери и постучалась. Мне открыл домовик.
- Из... Сирина Ланкастер, - представилась я. Эльф посторонился, пропуская меня внутрь. И я вошла.
И я выдохнула, осматривая простор и богатства вокруг. Я не зря решилась на эту авантюру.
Все будет хорошо, Изабел. С тобой все будет хорошо.

+1

15

В последние дни Артур ходил напряженным. Он никогда не был равнодушным человеком и его всегда задевали беды других людей, тем более если речь шла о его бывших товарищах. Я помнила, как он не раз срывался, позабыв обо всем, лишь бы прийти на помощь, вытащить очередного товарища из проблем, доказать свою верность.
С Адамом Ланкастаром его связывали счастливые и столь дорогие ему году обучения в Хогвартсе, где, как он сам признавался, научился всему, чем руководствовался теперь. Я и сама помнила Адама, спокойного и очень дипломатичного паренька, что всех примерял и заставлял жить дружно. Возможно, поэтому он не нашёл себе места в Англии, где в те времена творилось невесть что. И он уехал на другой континент и океан отделил его от старых друзей, с которыми он старался в силу возможности поддержать связь, но с каждым годом почта приходила все реже. Но когда пробил час, Артур не желал в стороне оставаться. Радио, которое изредка, но доносило весть о волшебниках, живущих на другом краю света, принесло в наш дом жуткие вести о судьбе его друга. Артур всегда слушал приемник в пол уха, пока в один день в колонке не прогремело знакомое имя. Вести были не добрым и углубили морщины на его переносице. В Америке появились собственные угрозы, вампиры нахлынули с новой силой, когда как в Англии она давно были поставлены на контроль. Сообщения были смутными и в течение нескольких дней мой муж томился в ожидании счастливого завершения этого инцидента, но его надежды не оправдались, друг и жена были найдены мертвыми, а место нахождение малышки Сирины оставалось до конца неизвестным.
Сердце Артура было совсем не на месте, и я предложила послать письмо в надежде, что от Сирины будет ответ. Я просто хотела сделать хоть что-то, чтобы облегчить его печаль.
Я не умела и не любила соболезновать в письмах, поэтому строчки, тщательно выведенные на шершавой бумаги, были просты и искренни. Сирене я написала о том, что нам стало известно об ужасной гибели Адама и его жены, и так как мы знали, что других родственников в Америке у бедной девочки не было, мы посчитали своим долгом предложить ей убежище в Соурвист-Молл, во всяком случае, на какое-то время.
Упаковывая конверт, я не располагала даже долей уверенности, что письмо найдет адресата, ибо судьба Сирины была для нас неизвестна, а радиостанция, ставшая несчастливым гонцом, отказывалась возвращаться к этой истории, лишь продолжать бить тревогу об участившихся случаях нападения кровопийцев. Однако вопреки моему плохому предчувствию, мы получили ответ и вскоре уже готовились встретить Сирину, которую помнили по детским фотографиям, присланным нам в прошлые годы.
За окном установилась холодная будничная погода, смывшая краски окружающего пейзажа и подарившая нам всем привычную сезонную тоску, что проникла в наши дела и мысли. С самого утра ветер бился в ярости о запотевшие окна дома и жестоко рвал последнюю листву на деревьях в саду. Мое воображение мне рисовало мне жалостливую картину. Бедная, подавленная тоской и горем, девочка, едва покинув школу, нашла себя посреди совершенно чужой и негостеприимной страны.
Пока в печи пироги поднимались и наполняли весь первый этаж ароматом, гнавшим тоску прочь, я поглядывала в окно. В нескольких футах от дома, размытая ветром, возникла фигура, что вскоре скрылась за изгородью. В другой части дома послышалась суета, я поспешила к двери. На пороге возникла юная, измученная холодом, девушка с яркими светлыми волосами.
-Сирина, здравствуй! - улыбнулась утешительно я, приглашая гостью пройти, - Милая, проходи, мы тебя уже ждем. Сегодня на улице не слишком приветливо, тебе надо согреться, - продолжала я, оказавшись в гостиной, домовик уже ловко устроил готовый пирог на столе, - Лучшее средство, - откинула я руку в сторону чашек и пирога, - Ах, да, я Анастасия, жена Артура.

+1

16

Эльф провел меня внутрь, отбирая мою большую сумку с немногочисленными вещами, которая моментально исчезла у него из рук, а затем сопроводил меня до гостиной, где навстречу мне двинулась женщина. Ее мягкий голос обволок меня, заставляя тут же почувствовать себя последним дерьмом из-за того, что я решила обмануть ее. Я сразу поняла - это она написала то письмо. По ее добрым глазам было ясно, что она сделает все, что угодно, чтобы восполнить мне - нет, Сирине - отсутствие семьи. Было бы легче, если бы она оказалась последней стервой и родственниконенавистницей, чтобы я с легкостью могла жить в ее доме и тратить ее деньги. Но от нее веяло теплотой, заботой и уютом. В последнее время это именно то, чем от моей матери не веяло с тех пор, как мы потеряли все. После моего ухода, она, наверное, стала еще стервознее, чем прежде. А может совсем потеряла смысл жизни...
Гостиная выглядела еще богаче, чем коридоры дома. Каждая вещь тут казалась настолько ценной, что я даже побоялась присесть на диван, хотя мне без сомнения этого хотелось. Женщина была одета в домашнюю одежду, но даже в ней она выглядела так, словно собралась на светскую вечернику. Я же в своих джинсах, розовом свитере, короткой куртке и кроссовках выглядела так, словно собралась утром на пробежку. Причем в не самые приветливые районы.
Эльф, оставив пирог на столе, приблизился ко мне и попросил мою верхнюю одежду. Изобразив смущение, которое почти никогда не касалось моих щек, я сняла куртку и отдала ему, и он исчез, оставив нас с женщиной наедине.
- Миссис Соурвист, - я слабо улыбнулась. Сирина вела бы себя точно также. Она умела изображать нужные эмоции, когда то требовалось. И сейчас я должна была показать, как подавлена. Мне не нужно было даже притворяться ради этого, я действительно была подавлена: банкротством семьи, смертью Ланкастеров и своей попыткой к афере.
- Спасибо вам огромное, что пригласили меня к себе, - я взяла ее теплые руки в свои ладони, глядя на нее, как на волхвы на Мать Марию. - Если бы не вы... Я не знаю, где бы была сейчас. Это... - с моих глаз покатились подготовленные слезы. Я на миг прервалась, чтобы утереть их со своих щек. - Ваше письмо стало для меня спасением. Я готова отплатить вам чем угодно, когда накоплю достаточно, чтобы у меня было немного личного состояния. Обещаю, что найду работу и буду помогать вам во всем. Я вам так благодарна...
Я еще и всхлипнула для убедительности, и улыбнулась сквозь уже заплаканное лицо. Пришлось пожертвовать макияжем, но что не сделаешь ради светлого будущего?
- Жаль, что нам не удалось раньше узнать друг друга получше, - Да и хвала Иисусу. Спасибо, Сирине и ее семье, что так мало общались с родственниками. Я мило улыбнулась, и глянула на пирог. - Пахнет очень вкусно. Я как раз проголодалась. Вы случаем не ясновидящая? - Да, Изабел, давай сразу все свои карты в ход.

+2

17

Быстро собрав свои бренные конечности в кучу, я одним резким толчком выбросил свое тело прочь из душной раздевалки. Попрощавшись с промокшей и стягивающей формой, что так выгодно подчеркивала мои формы, я вновь обнаружил себя в эпицентре всеобщего развала. Возможно, некоторые, более одухотворенные личности, могли найти свою прелесть в этом осиротевшем краю, где взгляд натыкался лишь на остатки былого величия "Пушек Педдл", да на выцветшие вересковые поля, но моя тщеславная душонка жаждала лишь блеска и лоска новых стадионов, отблеска софитов и всеобщего обожения, что было по умолчанию гарантировано тем, кому посчастливилось попасть не в самую мухасранскую команду страны, поднимать с колен которую предстояло именно мне, хоть я и без того целыми днями надрывал свой упругий зад. Не то, чтобы я сомневался в своих товарищах, но вряд ли, по моему скромному мнению, в этой команде можно было противопоставить кого-либо прекрасному мне.
Отец по какой-то причине, недоступной моему мозжечку, считал, что ситуация могла пойти мне на пользу. Однако я верил, что она могла пойти на пользу лишь моим ненавистникам, желающим лицезреть падение некогда школьной звезды.
Личная жизнь моя тоже дала трещину. Моя экзотическая принцесса томилась далеко в замке, а ее письма ждали меня в тумбочке, когда я уже несколько дней, обещавших превратиться в неделю, не мог подобрать слова для ответа. Вся эта сопливо-розовая чушь действовала мне на нервы. Я с самого начала знал, что мне выпала не самая легкая доля в тот день, когда я воспылал любовью к этой сложной девчонке, но решение подписаться на еще один год без тепла женских рук (и не только рук) дало мне весьма не легко и, кажется, я начал о нем даже жалеть, но совесть (о, да, это скверная баба, посещавшая меня только по праздникам) заставляла держать свое эго (и не только) его в крепкой свинцовой узде. Я не желал себе признаваться, ведь это могло разрушить мою безупречную (только наоборот) репутацию, но Кайла действительно не была для меня чужой. Одно только припоминание этой милой кроткой улыбки и этих восхитительных бедер до сих пор доводило меня до исступления. Но ладно, мое сокровище, поросшее мхом и напоминавшее о себе каждое утро, возможно, еще немного и я мог стать импотентом и смириться с ситуацией. Чего не сделаешь ради любви, но спустя некоторое время прискорбно для нас обоих обнаружился весьма неприглядный факт. Нам просто нечего было друг другу сказать. Ее сообщения о ситуации в Хогвартсе меня утомляли, тем более, что Шей, не жалевший пергамента и по всей видимости открывший в себя дар летописца, трезвонил о том же, но на свой более увлекательный и юмористический лад. Хотя, возможно, его ирония была вызвана больше горечью, чем неудержимым весельем, ибо очередная жестокая женщина разбила его трепетное нежное сердце.
Но, возвращаясь к Кайле, стоит отметить, что и я сам не стремился поделиться с ней своими проблемами и ограничивался лишь лаконичным и не слишком сентиментальными отрывками из своей жизни. Ведь не мог же я ныть, как позорный очкарик, погрязший в собственных неудачах.
Кроме того, мама с утра сообщила о приезде какой-то там родственницы. Занятый собственными делами и продолжая не щадить свою задницу на тренировка, я совершенно не стремился вдаваться в подробности, ожидая встретить этим и без того паршивым вечером очередную старую деву без крова и крыши над головой. Но так как мне было при маме положено выставлять себя пай-мальчиком, я постарался скинуть с себя угрюмость и отвращение к прошедшему дню, нацепив на лицо улыбку, полную невинного очарования.
Отец как обычно застрял на работе, надрываясь еще больше, чем его сын, а я тихо дополз до гостиной, подавляя желание сморщиться от вездесущей боли в скелете. Мама, такая домашняя и уютная, сидела в кресле и пыталась быть милой, хотя нет, я забыл, что в этой идеальной семье пытался лишь я, она действительно была милой. А та самая родственница что-то вещала ей, откинувшись в кресле на против.
-Маааам, - по привычке сказал я, урывком поцеловав ее в нежную щеку, а затем заострил свое внимание на второй даме. Мать вашу, родственница? - хотел запищать я, состроив моську, но удержался. Да, это вам не тетя Амелия с ее бородавками.
-Здрасти, я Кайден, - как-то невзначай начал я, запустив руки в карманы, - Мам, отрежь мне кусочек, пожалуйста, - заприметил я пирог и упал в кресло по-царски, - Так вы из Америки? Там все такие горячие..кхм, очаровательные? Я имел в виду чай, очень горячий.

+1

18

Анастасия была милой. Но беседовать с ней было утомительно. Мать научила меня подобному этикету, так что у меня имелись темы для разговора. Я прекрасно понимала, что женщина хочет отвлечь меня от гибели родителей. Точнее, Сирину. И я подыграла ей, показывая вежливость и уважение, на кои была способна. Точнее, кои была способна изобразить. Мне нужно было стать примерной родственницей,  той кому они смогут доверять. Той, с коей они поделяться всеми секретами, как Сирина поделилась со мной. Мне так жаль, Си... прости меня,  если ты можешь слышать эти мысли. Ты же видишь, в каком я положении... ты бы мне помогла, правда?  Я бы помогла тебе...
Беседа была сложноватой,  учитывая,  что иногда темы доходили до семьи Ланкастеров. Когда я не могла подобрать ответ, то скидывать все на то, что не видела родственников очень много лет, потому что в Америке все по-другому. Кажется, миссис Соурвист это устраивало. Мы даже договорились сходить на днях в салон красоты. Она пообещала, что ее дочь пойдет с нами. Так нам  удастся узнать друг друга получше. Я была не против. Это моя возможность. Да и мне пора было подстричь волосы, сделать покраску, педикюр, маникюр... столько планов! Я ощутила, что жизнь  правда налаживается.
Я успела привести себя в порядок, избавились от следов косметики на лице, заглянула в комнату, где буду спать (она была даже лучше моей), и уже допивала чай вместе с Анастасией. Она рассказывала весьма смешную историю, нет, правда смешную, о том, как её младший сын Кайден чуть не разгромил весь дом со своими друзьями на Рождество в прошлом году, пока все остальное семейство было в отъезде. Значит в этом доме жил парень-тусовщик...
Стоило мне об этом подумать, как он явился в гостиную. От него вело мускусным запахом, от которого оставался привкус на языке. Он был хорош. И по его взгляду можно было понять,  что он прекрасно знает о том, что он хорош. Он осмотрел меня, и я поняла,  что он прекрасно понял, что и я хороша, даже без косметики. Красотой, слава творцам, я пошла в мамочку, а не в отца.
- Из... - черт, чуть снова не выпалила на автомате свое имя. - Сирина. Приятно познакомиться.
Я подарила ему дежурный улыбку. Естественно, парни, которые мечтали обо мне, уже бы кинулись к моим ногам, но для этого парня моя улыбка подобна ветру, прошедшем мимо. Ну, очаровывать его я все равно не собиралась. Мы же родственники, да?
Я заметила, как его взгляд блуждает по моим ногам, и я была уверена, что он думал о том, что без джинс они выглядели бы лучше. Что ж, мне повезло, что у меня все еще не отобрали бритву и косметические принадлежности, так что я все еще чувствовала себя уверено,  потому что мои ноги не были волосатый,  как и подмышки. 
- А в Британии все такие любопытные? - в ответ с ухмылкой парировала я, лишь на миг проявив интерес к младшему Соурвисту, а затем снова вернула взгляд к его матери. - Спасибо за пирог, миссис Соурвист.  Позвольте я уберу все? - и не дожидаясь ее ответа, взяла нашу посуду,  чтобы вымыть ее на кухне.
- Не стоит утруждать эльфа! Тут всего пара тарелок, - но делала я это не из-за собственного желания, а для репутации пай-девочки.

+1

19

Честно признаться,после своего дерзкого, пусть и завуалированного заявления я не надеялся избежать укоряющего взгляда своей матери, но, возможно, оно того стоило. Да и моя милая мама была не настолько слепа и наивна, чтобы до сих пор полагать, будто её сын действительно вырос пай-мальчиком, которым он изо всех сил стремился казаться в семейном кругу.
Тем не менее, чай, который к слову изредна успел остыть, разрушая моё перекрытие, действовал успокаивающе, помогая на это краткое мгновенье забыть о ноющей боли. Картина передо мной, к тому же, создалась весьма идиллическая и я мог оправданно изучать нашу гостью, что хоть как-то разбавила унылую жизнь последних недель. А так как я проявлял особую наблюдательность, когда дело касалось прекрасных дам (но не уроков профессора Бинса и прочих), ничего не ускользало от моего загоревшегося взгляда. Сирина не обладала особой утончённостью, столь привлекательной для меня, но зато могла смело похвастаться вполне заметными и крайне женственными формами, лишенными какой-либо отягощённости и потому весьма волнующими, вызывающими законный интерес у меня, человека истосковавшегося по подобным пейзажам. И лицо её тоже вызывало желание любоваться, не отрываясь, в силу крайней своей гармоничности. Однако наряд нашей леди мог вызвать некоторое недоумение, так как был не весьма подходящ для девушки её происхождения, но этим очаровательным ножкам я, казалось, сегодня готов был простить многое, и даже ответный пронзительный взгляд, будто поймавший меня в самый неловкий момент, тем не менее не мог смыть довольного выражения с моего лица, ибо Кайдена Соурвиста не под силу было вогнать в краску даже такой горячей цыпочке с этим её забавным акцентом.
Признаться, её ответ несколько не поразил меня, но лишь подстегнул мой озорной настрой, который я пытался скрыть под бдительным и настороженным взглядом моей матушки. Сирина же оставалась весьма безучастной и больше не пыталась поймать меня на хулиганстве, что не могло не удручать, ибо я хотел быть пойманным, это представлялось весьма занятной игрой, не требующей особых усилий.
Когда с пирогом было покончено, Сирина тут же вызвалась ещё больше задобрить мою матушку, предлагая свою помощь. Её покорность и покладистость, желание выразить свою благодарность  не могли не вызывать умиления, однако от чего-то вороватый взгляд наталкивал на отвлеченные размышления. Так или иначе, мне самом не терпелось ускользнуть из под надзора моей матушки, потому я, пусть это и не было вовсе в моей привычке, подыграл нашей бедной родственницы.
-Я помогу, - бросил я на выходе, подметив подозрительность, отразившуюся на лице матушки, после чего я скрылся из виду, последовав за девушкой. Оказавшись в кухни, я неловко плюхнул тарелки в воду, терроризируй девушку взглядом, выжидая момента, ибо мне не терпелось с ней пообщаться. Однако Сирина уделяла мне внимания не больше, чем мебели, суетливо прибирая тарелки. Я же принялся наблюдать за действием, устроившись на скамейке, закинув свои свинцовые ляжки на стул по соседству. Учитывая доскональность, с которой мои глаза пробегали по новой знакомой, я успел разглядеть небольшую татуировку на пояснице Сирины, что то и дело ненароком выглядывала из под одежды, оголяя приятный участок её тела, избалованного Калифорнийским солнцем.
-Знаешь, в Англии такие есть только у плохих девочек, - прервал тишину я, указывая на предмет моего интереса, - Ну, знаешь, пожиратели там, - вдогонку бросил я пояснение, в котором уже не было никакой нужды, ведь Сирина без сомнения уловила мой игривый настрой.

+1

20

Я слышала, что парень последовал за мной. Заведя глаза, я уже понимала, как будут происходить остальные несколько мгновений. Он будет пытаться подкатить ко мне. Что же, если он так хорош собой, то скорее всего привык к тому, что девчонки сами кидаются к нему. Но придется немного его огорчить - я тоже привыкла, чтобы ко мне кидались.
Я стояла у раковины, когда парень подошел ко мне. Аромат его тела проник в мои легкие, оставляя ассоциации в голове. Это был какой-то дорогой парфюм, который я точно узнаю, даже если буду находиться в толпе и не видеть лица Кайдена. Но своего интереса я не показала даже взглядом. Лишь поджала губы, с которых давно стерлась помада, и помыла его тарелку.
Его голос прозвучал через несколько секунд спустя, как я начала убирать посуду на полки. Мой розовый свитер слегка задрался, открывая ему поясницу, на которой была татуировка. То что он ее увидел раньше времени заставило досаду накатить на меня. Поджав губы, я нахмурилась, но не повернулась. Татуировка была сделана на зло отцу, чтобы показать, что он давно не тот, кто может мне указывать, потому что уже очень давно он не уделял времени моему воспитанию. У Сирины была такая же, но не из-за того, что она хотела досадить родителям, а для того, чтобы поддержать.
Я обернулась, когда горечь сошла с моего лица. Встретив игривый взгляд младшего Соурвиста своим холодным взглядом ледяных глаз, я прозаично изогнула тонкую бровь и сложила руки на груди, привалившись задницей к сливу.
- Насколько мне известно, у Пожирателей они на руке. Понимаешь ли, до поясницы тянуться неудобно, - занудно ответила я. Пожиратели Смерти мало орудовали в Америке, у нас в моде вампиры, но про эту организацию многие знали и за пределами Британии. - А ты у нас значит хороший мальчик? Боишься, что я задушу тебя ночью во имя...  как там звали их безносого предводителя? Владимир? - Усмехнулась я. Естественно, я знала настоящее имя самого опасного волшебника Британии, но не особо парилась по этому поводу, ведь он был мертв.
- Я знаю, что у каждого хорошего мальчика есть свой маленький секрет, - заговорщицки прошептала я, наклонившись вперед, не распуская рук под грудью. - Расскажешь мне свой?

+1


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Соурвист-Молл » Гостиная


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC