ИНФОРМАЦИЯ

Статус проекта: камерный форум

Время в игре: сентябрь 2020

Рейтинг игры: NC-17

Режим игры Смешанный (локации+эпизоды)

НОВОСТИ

Для проекта разыскиваются: соадминистратор (техническое обслуживание форума, графика), модератор (пиарщик), модератор (квестоплетчик, текстовик). По всем вопросам - просьба обращаться в гостиную

АКТИВИСТЫ ФОРУМА


ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ
"Сыворотка правды с ???"


Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts: Foreign countries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Маховик времени » My Hell


My Hell

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1.Название:
My Hell
2.Участники:
Джослин твоя королева Меривуд и Питер мой король МакАлистер
3.Время и место событий:
Выручай комната
4.Общее описание:
Тайное место похоти и разврата. Место, где я умирала уже сто раз. Мой личный ад.
5.Рейтинг:
18+

http://24.media.tumblr.com/9a0b89ec98f8aa1ed55781fa2f384392/tumblr_mmj9he3gR91rg7yxco1_250.gif

Отредактировано Joslin Merywood (2015-08-29 01:00:51)

0

2

Питер предложил оставить это Мерлином забытое место и уединиться. О, я мечтала об этом с самого поцелуя. Он берет меня за руку и мы покидаем бал. Прямо как в сказке. Только принцесса и принц не из хороших героев были. И отлично, никогда не была хорошей.
Я знала, куда он меня ведет. Я привыкла, что все наши встречи по любому поводу проходят именно там. Раньше мы заходили по одному, стараясь не афишировать наши похождения. Но так как сейчас весь Хогвартс был сконцентрирован в Большом зале, поэтому Выручай комната была полностью в нашем распоряжении. Всю дорогу до нее я изнемогала от желания. Долгое время я размышляла о том, как можно быть таким отталкивающим человеком, но так сильно привлекать. Казалось, что это невозможно. Но я была, как мотылек, что летит на солнце. Навстречу своей погибели.
Вот мы приближаемся к седьмому этажу. Дорога казалась неимоверно долгая. Мы не проронили ни слова. Нам могли все еще попасться люди. Поэтому лучше было идти молча. Когда мы оказались в привычной огромной комнате с большой кроватью, я прижалась к двери и ухмыльнулась.
-Ты же видел мое выступление, ведь так? Я чувствовала это спиной. Только интересно зачем? И на бал со мной пошел...-я слегка прищурилась, но все еще ухмыляюсь,-Но у меня есть новости. Хорошие новости. Тот человек, которым ты интересовался, всё же пересек границу Англии. Он в Лондоне. И нужный товар тоже при нем. Я смогу договориться достать то, что ты так хотел.
Я вижу, как загораются глаза. Я знала, что он давно ждал эту новость. В детали, он меня не посвящал, но я знала, что тот человек очень опасен и его контрабанда тоже. Но меня это не волновало. Я хотела быть полезной. И хотела его порадовать. Питер очень любил хорошие новости. Однажды он сам станет самым опасным человеком в Магической Британии, а может и не только в ней. Я была в этом уверена. И о да, эта мысль меня тоже возбуждала.
-А вот теперь я готова искупить свою ошибку...-я с желанием и похотью смотрю ему в глаза. Я знала, что заводила его. Сильно заводила. И была уверена, что никто никогда столько не делал с ним и для него, сколько я. Ну я тешила себя этой мыслью. Опасно привыкать к такому, как Питер. Я ведь знала, что я лишь временная и источник информации. Но сейчас рано об этом волноваться. Мне бы хотелось уже раздеться самой, но Питер любил делать это сам и отдавать приказы, поэтому я уже привыкла терпеливо ждать его действий и прихотей.
-Ну же, мой король...

0

3

Выручай-комната. Обитель боли и разврата. Ее бедным стенам пришлось пропитаться страданиями и похотью. И как она ещё вспускала меня внутрь? Кажется, что тот кто её создал,  и сам был не против развлечься в таком ключе. Нет. Это не развлечение. Это эстетика страсти, коей я поклонялся и коей я наслаждался, не в силах отказать тем, кто в ней нуждался. А Джослин Меривуд стала лишь моей постоянной клиентой, что платила мне информацией.
  Выручай комната становилась для нас тёмным обиталищем. Это можно было бы назвать спальней, но она слишком огромна, и больше похожа на зал. Большая, просторная кровать с бордовым балахином сверху. Стены укрыты алыми тканями вперемешку с чёрными.  Где-то вдали стоит стол со всеми необходимыми мне вещами и стоит мне подумать о чем-то еще, оно непременно появится. Слишком удобно, слишком заманчиво... Эта комната дразнила меня и мое эго, и я не мог не поддаваться ей. Из освещения здесь было всего пара свечей, которые я тоже мог бы использовать. Глаза Джослин сверкали на свету таинственным и хитрым блеском, который манит меня к себе. Но я не поддаюсь сразу, расстягивая наше общее нетерпение. Отхожу от нее, снимая с себя пиджак, скидывая его прямо на пол, направляюсь прямиком к столу, который зовёт меня блеском металла на нем.
  - Видел,  - спокойно признаю я, проводя пальцами по гладкой и холодной поверхности стола. - Мне было весело наблюдать, как ты уделала мою дорогую кузину. Не каждый день увидишь,  как она плачет... - я не стал говорить о том, что в тот момент я бы хотел сделать с Бриджит такое, что ее слезы лились нескончаемым потоком. Мои пальцы лишь перекочевали с одной рукоятки на другу и замирают в предвкушении от новости Меривуд. Резко повернув голову в сторону,  я смотрю на нее одним глазом через плечо, а сам чувствую, как моя улыбка сама расползается на губах. Я определенно не прогадал с этой девушкой. Жаль, что прогадала моя сестра. И да, я видел, что маленькая госпожа вполне готова ко всему, что я сегодня для нее подготовил. Ухмыльнувшись ей, я наконец сжимаю руку на рукоятке ножа и поворачиваюсь к ней. Я иду медленно, давая ей возможность убежать, осознать, что сегодня будет очередная порция боли, о которой ее тело еще долго не забудет. Но королева остаётся, смотрит мне в глаза с готовностью, потому что ее зависимость переросла все границы. Встав к ней практически вплотную, я протягиваю к ней свою свободную ладонь. Она должна была отдать мне свою палочку. Одно из наших условий - она должна была отдать мне свое оружие, чтобы выказать свое полное подчинение. Привычно получив палочку от девушки, я положил ее на свой стол и довольно улыбнулся.
  - Всегда рад услужить, королева, - прохрипел я голосом полным желания, проводя лезвием ножа по ее щеке, но не разрезая кожи. Я не хотел портить ее прекрасное лицо. Зато платье... о да, оно здесь было совсем ни к чему. Буквально впечатав девушку спиной к двери собой, я зажал коленом юбку между ее ног. Подцепив лезвием ткань, я сжал свободной рукой плечо Меривуд, чтобы она не выбралась и повел ножом вверх, разрезая платье на две половины. Звук рвущейся ткани ласкал мой слух, пока я жарко ублажал языком мочку уха девушки. В моих штанах было давно тесно, но я терпеливо растягивал момент.
  Когда с платьем было покончено, я отступил, позволив ткани упасть на пол и открыть мне обнаженную грудь Джослин Меривуд. Я не удержался от смешка.
  - Ты знала... - ухмыльнувшись, я снова поддел ножом ткань, но уже ее трусов, разрезая их в двух местах и тут же забирая у слизеринки. И вот она стоит полностью обнаженная в моей обители. И кажется, что чего то не хватает... ах, да... Снова оказавшись достаточно близко к своей пленнице,  я опять сжимаю пальцами ее плечо, даря ей, кажется, благодарный поцелуй. Но это длиться лишь миг, потому что мои зубы тут же сжимаются на ее губе, а лезвие проходит по ее груди, пуская алую кровь по металлу. Резко прекратив поцелуй, я наклоняясь и, глядя в глаза Меривуд,  провожу языком по порезу, жадно слизывая горячую, со вкусом ржавчины жидкость, чей вкус возбуждает меня лишь сильнее. Проведя языком еще пару раз, словно это была не рана, а вагина, я схватил девушку за руку и оттолкнул к кровати, чтобы она, наконец, легла и дала мне поработать.

0

4

Я не прогадала и он был доволен информацией. Я тут де почувствовала свою важность и что я сейчас плотно держала свою позицию. Он отходит к тому заветному столу. Когда я впервые его увидела, то мне стало слегка дурно, потому что я могла представить, что он мог сделать этими предметами. И он делал. Но так изящно и осторожно, что ты готова это терпеть. Плюс для меня был в том, что помимо боли я получала настоящее неземное наслаждение, потому что Питер был невероятным любовником. Ради этого стоило идти на все эти ужасы. Но я давно не считала их ужасами. За месяц мы успели перепробовать большую часть стола и свечи...о да, свечи были самые болезненные в его арсенале, но самые возбуждающие, так как вслед за огненным ожогом следовала резкая прохлада.
Слизеринец выбрал небольшой кинжал и стал приближаться ко мне. Инстинктивно мое сердце стучало в бешеном ритме. Но не от страха. О нет, я потеряла это чувство уже очень давно. И это балы еще одна вещь, за которую я была благодарна Питеру. Он научил меня не бояться боли и вообще глушить в себе страх. И чем больше мы проводили с ним так время, тем больше я хотела. Вот он уже впечатал меня в дверь. Я чувствую оголенными лопатками резьбу на двери и ее холод. А так же чувствую тепло его возбужденного тела. Питер провел кинжалом по моей щеке. Кожа ощущает холод оружия, но я знаю, что он не тронет мое лицо. Это лишь игра. Поэтому в расход пошло мое платье. Я недовольно смотрела на него. Оно мне очень нравилось, но возникать и обижаться было бесполезно, ему было плевать. О сколько одежды он уже порвал на мне...скоро мне надеть будет нечего. Платье спадает беспомощными лоскутами на пол, оголяя мою упругую грудь, которая всем своим видом демонстрировала мое возбуждение отвердевшими сосками. Питеру это нравится. Он вообще предпочитает, чтобы на мне не было белья. Но сегодня я не могла себе этого позволить с таким платьем. Затем он накрывает мои губы коротким благодарным поцелуем. Это была плата за информацию, хотя я вообще не ждала ее. Для меня плата была его близость. Но я охотно обвила руками его шею, мне хотелось поскорее его раздеть, так как его мужское достоинство уже выпирало до неприличия и скорее всего боли. Когда поцелуй закончился, то я почувствовала, что мою кожу на груди коснулся холодный металл и после я ощутила жгучую боль. Это заставило меня громко вскрикнуть. Еще одно правило этой комнаты-ничего не держать в себе. Его заводили мои крики, слезы, мольбы. Вот здесь мы с ним охотно общались.
Когда Питер склонился к ране и начал пить кровь, проводя языком, смотря при этом в глаза, то я почувствовала, что сейчас просто рухну на пол от возбуждения. Его действия заставляют меня томно и протяжно стонать. После МакАлистер бесцеремонно толкнул меня на кровать. Я приземлилась на холодные шелковые простыни. В моих глазах было уже нечеловеческое возбуждение. Я приподнялась на локтях, смотря прямо ему в глаза и слегка раздвинув ноги. Я с нетерпение жду, что же сегодня меня ждет.
-Иди сюда, мой король...-я опускаю свой взгляд на его штаны. Меня возбуждает то, что я вижу. Мне жутко хочется избавить его от штанов и наконец увидеть то, что они скрывают. От нетерпения и желания я закусываю свою губу. Я не стесняюсь смотреть прямо туда с нескрываемым интересом и похотью. В этой комнате границы были только у стен. Тем временем все эти недолгие махинации приводят к тому, что я ощущаю, как начинаю течь. По моей груди и вниз по животу идет струйка крови, что резко выделяется на моей белоснежной коже, почти идеальной, за исключением небольшого пореза внизу живота и синяках на бедрах-результат нашей прошлой встречи. Синяки, что были бы видны из-под одежды я всегда лечила простым заклинанием, а более сложные случае украденными мазями. Но те, что были скрыты одеждой я всегда оставляла нетронутыми. Это тоже нравилось Питеру. Я же говорила, что я делала все, что он хотел.

0

5

Джослин изящно переворачивается на спину, глядя на меня мутным взглядом, в котором плещится возбуждение.  Ее ноги призывно раздвинуты, зовут меня в их объятия. Терпение. Здесь важно терпение... Девушка зовёт меня к себе, но я лишь ухмыляюсь, демонстративно проводя языком по лезвию ножа, чтобы слизать с него остатки крови. Я подсказываю своей королеве, что ее ожидает. Ведь так интереснее.
  Она смотрит мне на пах, явно желая, чтобы я одарил ее видом моего обнаженного члена, но я лишь тихо посмеиваюсь. Глупышка Джослин... Она даже не представляет,  что я приготовил для нее кое-что получше в качестве благодарности. И, о боже, если она достанет для меня то, что мне так нужно,  то  что же я сотворю с ней после этого...
  Я рассматриваю моего личного суккуба. Слежу затем, как капля крови медленно стекает вниз по ее бледной коже и останавливается в середине живота. Рассматриваю рисунки синяков на ее бедрах,  что я оставил вчера, пока имел ее сзади. Смотрю ниже и откровенно облизываюсь, заметив как пара капель ее смазки уже оказались на шелковой простыне. Терпеть почти невозможно - я хочу завладеть ею, но я ведь пообещал поблагодарить ее...
  Все еще не снимая одежды, я приближаюсь к постели и склоняюсь над девушкой. В моей руке все еще нож, и он мне понадобится. Но пока я целую слизеринку и снова спускаюсь к ранке у нее на груди. Провожу по ней языком в очередной раз,  позволяя ей уже окончательно затянуться, веду кончиком языка вниз по следу, что оставила капля крови и слизываю ее с живота. Тихий стон, что вырывается из груди Джослин приятно ласкает мой слух, и я продолжаю. Взглянув на маленькую госпожу,  я ощущаю ее естественный запах все ближе, от чего мои зрачки становятся широкими, а взгляд маньякальным. Позволив себе хищную улыбку, я делаю тонкий порез прямо на лобке Меривуд. Кровь тут же потекла вниз, проходясь по ее половым губам, разжигая их лишь сильнее от жара, и смешиваясь с ее смазкой. Отложив нож в сторону, я ложусь на живот, укладывая ноги девушки на свои плечи, подтягивая ее ближе к своему лицу. Взглянув на нее еще раз с ухмылкой, я, наконец, провожу языком по ее горячей промежности и тут же ввожу его внутрь, ощущая горьковато-металлический привкус. Замычав от удовольствия, я начинаю лакать языком внутри Меривуд, проводя пальцами по ее лобку, чтобы размазать кровь, словно краску в замысловатые рисунки, или чтобы нажать на него и пустить побольше алой жидкости,  чтобы она попала мне на язык.
  Королева стонет и изгибается, на что я лишь сильнее давлю на ее таз руками, чтобы она не мешала мне "питаться" ею. Я чувствую языком, как её плоть пульсирующая,  сжимается и разжимается вокруг. Госпоже нужно больше меня, но я ещё не закончил. Вытащив из нее язык, я обхватил руками ее клитор, которому уделил больше внимания, покусывая и оттягивая его, чтобы довести девушку до оргазма, пока мой палец вычерчивал кровью рисунки на ее животе.

0

6

Я видела его взгляд. Он был таким же возбужденным, как и мой. За месяц я знала, как нужно себя вести, чтобы ему понравилось и чтобы привлечь его внимание. Я была наблюдательной и быстро училась. Наверно это была причина почему, он все еще со мной. Вот Питер облизывает нож. О Мерлин меня это сводит с ума... Каждое его движение было настолько сексуально вызывающим, что этого было достаточно, чтобы я кончила. Но я держу себя в руках, с нетерпением ожидая его на постели. Наконец он тронулся с месте и медленно навис надо мной. Я всем те лол желала почувствовать тяжесть его тела. Но он все еще был в одежде и я негодовала. Но мне надо терпеть и ждать. Он оставляет влажную дорожку по кровяному следу... МакАлистер настоящий вампир... Но это действие заставляет меня застонать и запрокинуть голову. Тело уже все было в огне. Но тут мое тело снова соприкасается с холодным металлом, на этот раз я лишь тихо замычала, закусив губу. Струйка крови быстро потекла вниз и прямо по промежности, будто там и так не было достаточно мокро. Кровь обдает меня своим жаром. Я уже догадалась, что именно меня ждет и я была в предвкушении. Глаза Питера совсем потемнели и казались черными. Его сводила с ума та картина, что он видел и мой запах. Все это я знала. Как-то он поставил зеркало, чтобы мы оба видели процесс и со стороны, поэтому я знаю, как выглядела сейчас. Слизеринец тут же наклоняется к моей промежности, уложив мои ноги к себе на плечи. Как только его язык касается меня, я громко и протяжно застонала. Мои пальцы сжимают простыни. Я знала, настолько он невероятно это делает...но каждый раз был как первый. Сводной рукой он водил по ране, размазывая кровь и рисуя узоры. Я след ла за каждым его движением. Мне нравилось наблюдать. Моя грудь часто и высоко вздымалась. Мне не хватало воздуха, так как я стонала без передышек. Пальцы уже побелели, с какой силой я их сжимала. Когда он начал эксперименты с руками и клитором, то я почти срывалась на крик. В глазах стало мутно. Кажется закружилась голова. Но я наслаждалась, ожидая скорый конец. Когда он наступил, то вот тут я уже действительно вскрикнула и откинулась назад. Я чувствую, что по моим ягодицам течет жидкость и вниз на простыни. Меня ударило в дрожь, которая прошла по всему телу, оставляя эшелон мурашек на моей коже. Я снова приподнялась на локтях, с восхищением смотря ему в глаза. Дыхание стало прерывистым. Я замечаю, что мой живот почти весь изрисован кровью. И тут я осмеливаюсь взять его руку и начать облизывать пальцы от крови, играя языком и слегка покусывая. Мне не был противен вкус крови. Я к нему привыкла. Затем я отпустила его руку и стала растягивать рубашку. На удивление я сегодня была смелее обычного. В первые дни я тоже многое себе позволяла, но за этим следовали наказания. Поэтому сейчас я старалась делать только что-то невинное. Расстегнув его рубашку, я скидываю ее на пол. Мои руки тут же с вожделением и страстью стали ходить по его плечам, груди и животу. У него было худощавое тело по сравнению с Мерритом. Но оно всё равно было прекрасным и красивым. Но наглость росла во мне. Я же забыла, что такое страх. Поэтому расстегнула ремень на его штанах и щуп тела туда свою руку. Через ткань белья я чувствовала, настолько его достоинство уже затвердело. Возбуждение новой волной подкатило к моей промежности. Я слегка сжала его и уже ждала его праведный гнев. Он не любил, когда его сценарий прерывают. И за это нужно было платить. Но я будто специально на это нарывалась.

0

7

Девушка недолго может терпеть - ее наслаждение накрывает огромной волной, когда она вдруг резко и глубоко изгибается в спине с протяжным криком. Довольно ухмыльнувшись, я замечаю, как несколько капель крови впитались в белоснежную ткань моей рубашки. Джослин отвлекает меня - я чувствую ее язык вокруг своих пальцев и перевожу на нее внимательный взгляд. Когда она убирает с меня свои ноги, я склоняюсь над ней, потому что она тянет меня к себе за галстук, распаляя мое любопытство. Слизеринка подтянулась ко мне, проходясь бледными руками по моей рубашке, расстегивая на ней пуговицы. Я не был против этого, к тому же это будоражило мое тело, вызывая строй мурашек, что колючими иглами вонзились в мое тело. Она оголяет меня до пояса и я стою на постели в неком ожидании, давая ей свободу - я хочу видеть, как далеко она зайдет, пока в моей голове уже назревает наказание для ее вольных рук. Те уже прошлись по моим плечам. Я медленно вытащил свою волшебную палочку и сжал ее в пальцах, давая Меривуд время. Но она не заканчивает, а лишь продолжает. Ее пальцы уже ловко справляются с моим ремнем, и рука проникает внутрь  штанов, сжимая мой налитый кровью член. Жестко и жарко выдохнув, я решил, что с нее достаточно вольностей. Выхватив руку девушки из своих штанов, я с силой сжимаю ее запястье и заставляю Меривуд рухнуть животом на простыни. Прижав колено к ее спине, я хватаю ее за волосы свободной рукой, натягивая на себя ее голову. Низко наклонившись близко к ее уху, я буквально касаюсь его губами.
  - Ты же знаешь, что я этого не люблю, - мой шепот смешивается с гневом, который я передаю через укус ее уха, а затем выпрямляюсь, взмахнув палочкой. - Акцио лента.
  Ко мне со стола спорхнула черная шелковая лента и опустилась на мою ладонь. Убрав палочку обратно в карман брюк, я взял руки Джослин и соединил их вместе, связывая, то есть, не давая ей возможности опереться на них, лежа на животе. Крепко связав ее руки, я отстранился, убирая колено с ее спины.
  - Не смей переворачиваться, - предупредил я, уже стягивая с себя остатки одежды. Оставшись полностью обнаженным, я снова взял нож, что все это время лежал рядом со мной на постели и, не предупреждая, сделал три точных пореза на спине девушки - два на лопатках и один на пояснице. Раны тут же закровоточили, рисуя дорожки по спине Джослин, и я оставил все как есть, наблюдая за прекрасной картиной. Изящное девичье тело, которое так и источает жизнь, было охвачено в плен, подчиненно лишь мне, и обладательница этих прекрасных форм так и стонет, желая быть лишь моей. И после того, как я сам уже извел себя, я не могу ей отказать.
  Схватив бедра Джослин в свои руки, я грубо подтянул ее к себе, дразняще прижавшись членом к ее влажному анусу, лишь слегка проникая им внутрь, чтобы она изогнулась в томящемся желании. Я слишком много раз заходил в нее с этого положения, она привыкла и она получает с этого удовольствия. Но я ведь решил наказать ее. Перестав играть с ней, я сжал ее бедра пальцами, нажимая на старые синяки, и с первого же насаждения протолкнулся жестко до конца, чтобы она закричала. О да, то что нужно. Не останавливаясь ни на минуту, я стал быстро направлять ее на себя, насаживая все также сильно и грубо, до боли и громких шлепков о мои бедра ее ягодиц, которые тут же покраснели. Кровь на ее спине сама стала вырисовывать резкие и неприятные рисунки из-за таких движений. Наслаждаясь этой картиной, я навалился на бедняжку Джослин всем телом, прижимаясь животом и грудью к ее израненной спине. Мои движения стали мелкими, но не повторяющимися, словно я бился в лихорадке, пока мои руки выпустили ее бедра и опустились на грудь. Пальцы сильно сжали ее затвердевшие соски, покручивая их.
  - Кричи, - приказал я, проводя языком за ее ухом.

0

8

Я вижу, как он достает из штанов палочку. Моя рука слегка дрогнула. Я ожидала любого заклинания, даже Круцио. О да, однажды он применил его на мне в порыве страсти. Это была адская и ни с чем не сравнимая боль. Тогда Питер бился в экстазе от этого зрелища. Но сейчас он лишь резко выхватил мою руку из штанов, кинув на кровать животом и пригвоздив своим коленом. Именно этого я желала. Наказание. Иногда я с этим могла перегибать палку, но МакАлистеру же так нравилось меня наказывать, быть вершителем судеб. Почему бы мне и не подыграть.
Я чувствую, что он связывает мои руки лентой. Так лежать абсолютно удобно и руку затекут уже через пару минут. Но кого это волнует? Комфорт-не наш конек. Я уже знаю, что меня ожидает дальше. От этого я сглотнула. Ведь я только вчера смогла пережить подобное наказание. И снова холодный металл уродует мою кожу. Три глубоких пореза. Я кричу, потому что это было и правда больно, особенно на пояснице. К слову сзади тоже имелись еще не зажившие увечья. Пара продолговатых синяков на пояснице от плечи и один глубокий порез на ягодице. Если все эти увечья не трогать, то они заживают очень долго. Иногда было страшно заглянуть в зеркало и увидеть их, но когда я их видела...то мне это уже приносило удовлетворение. Итак кровь за струилась по моей спине, кровь из раны на пояснице побежала к заднице и прошла между ягодиц, четко очерчивая грань.
Питер больно сжимает мои бедра в своих руках. Он кладет руки ровно на те почти черные синяки. Больно так, что я зажмурилась и сжала руки в кулаки, издав подобие писка. Но меня ожидала еще большая жестокость. Он со всего размаха засаживает свой член в мой задний проход. Он никогда еще не делал так быстро и так сразу. Я очень громко и хрипло крикнула. Мои глаза округлились от боли. Пусть он и часто входил там, но до него я была там девственна, поэтому мне все еще это приносило боль, особенно так без подготовки. Следующие толчки были такими же резкими и грубыми. Боль парализует все тело. Я напрягаю ягодицы, от чего теснее сжимаю его член и от чего ему труднее двигаться во мне. Я сама себе делала больно. Но это было автоматически. Питер выходил почти до конца и так же входил. Я уткнулась в простыню, крича. Мои ногти вонзаются в ладони до боли. Я пытаюсь пустить кровь, чтобы отвлечься и чтобы мне стало легче. У меня это выходит, но легче не становится. МакАлистер наваливается на меня всем толком, мне тяжело дышать, почти невозможно, так как грудная клетка сдавлена. Весь воздух уходил на крики. Лицо все покраснело. В глазах снова темно. Я слышу лишь его громкое дыхание и пошлый хлюпающий звук и звук удара плоти о плоти. Я инстинктивно краснею, слыша это. Тут до меня доносится первый приказ Питера. Будто я до этого сдерживалась. Но его движения стали еще грубее. Я вот тут я стала кричать по настоящему. Громко, хрипло. Я умаляла его, звала по имени, на глаза навернулись слезы. Дыхания все меньше. Пытка началась. Но это лишь начало, я это понимала. Обычно за ночь он успевает довести меня до оргазма шесть раз-это наш рекорд, а он сам и того больше. Испытывая это дикую боль, я понимаю, что возбуждение накатывает новой волной. И я снова кончаю, жидкость течет по ногам. Моя промежность изнывает. Она получила слишком мало внимания и не то, какого хотела. Я хочу, чтобы он заполнил меня. Но он еще не закончил. Питер всегда держался долго. Кожа на ягодицах была уже багровая. Я была уверена, что простыни подо мной и его член уже окрасились в красный цвет от моей крови. Ее вытекало все больше, но я еще не чувствовала слабость, которая бывает в таких случаях. Я пытаюсь развести ноги шире, чтобы мне не было так больно, но Питер не дает мне это сделать. Руки затекли. Я уже срываюсь на всхлипы во время криков.
-Питер! Прошу! -но он меня уже не слышит. Его скорость возросла в разы, так как он уже был близок к развязке. Боль стала дикой в кубе. Мои крики больше не были обрывистыми. Я кричала на одной не прерываемой ноте, будто меня убивают. Так и было. Моя сотая смерть в этой комнате. Кровь засочилась по рукам. Я в последний раз очень сильно сжимаю Питера в себе и он почти с остервенением входит в последний раз и я чувствую тепло, что разливается внутри и дальше наружу. В этот момент моя нота прервалась более высокой нотой и я умолкла, лишь слезы медленно и тихо бежали по моей щеке, по шее, груди и на простыни. Я не могу сказать ни слова. В такие моменты мне казалось, что меня имели тем самым огромным ножом. И как он это умудрялся делать-загадка. А я ожидаю следующих его действий. Я знаю, что он захочет еще. И почти уверена, что мы проведем тут всю ночь до утра, пока я не потеряю ненадолго сознание или просто не выбьюсь из сил. Но и это его не остановит.

0

9

Маленькая королева была под гнетом короля. Она кричала и умоляла меня, словно ее жгли на костре. Она просила помилования, которое я уже не мог ей дать. Она задыхалась, завала на помощь, лаская мой слух и мое собственное эго. Рассмеявшись ей на ухо, совсем не обращая внимания на ее просьбы, я сжимаю ее грудь в своих ладонях и начинаю грубо ее мять своими холодными пальцами. Теплая кожа поддается мне, словно тесто и я взываю от наслаждения и своего превосходства. Кричи-кричи, моя маленькая... Тебя никто не услышит и никто не поможет. А мне слишком нравится, как твое тело поддается мне и упивается болью, которую я ему дарю. Каждый шрам на теле Меривуд мой личный трофей.
  Вернув ладони на ее бедра, я сжимаю их, стискивая, чтобы они сделали ее задний проход уже, на что слизеринка снова кричит, но я не разбираю слов, продолжая свою погоню за своим удовольствием, которое дразнит меня где-то в "конце" Джослин Меривуд. И я вознамеривался его достичь сегодня же и сейчас же. Протолкнувшись сильнее, я замираю, изливаясь в нее, шумно выдыхая. Малышка замолкает, тихо скуля от боли. Снисходительно улыбнувшись, я медленно вышел из нее, проходясь губами по ее позвоночнику вниз, словно собирался пожалеть ее. Но она прекрасно понимала, что все мои действия, что казались нежными, были обманчивыми. Когда я освободил Меривуд от себя, я заставил ее перевернуться на спину. Ее руки были все ее связаны, а я свободен. Взглянув на свой член, я тихо вздохнул, видя кровь вперемешку со смазкой маленькой госпожи. Ухмыльнувшись, я многозначительно взглянул ей в глаза.
  - Приступай.

0

10

Он тут же отстраняется от меня. Наконец я смогу вздохнуть полной грудью и привести себя в чувства. Но я не успеваю это сделать. Он только что целовал мою спину, как вдруг резко перевернул на спину. Рукам было уже больно, я почти не чувствовала пальцев. Питер слишком сильно завязал ленту и я уже давно в таком положении. Странно, что он не развязал руки. Теперь мне стало интересно, что будет дальше.
Я наконец вижу его перед собой обнаженного. Он весь в крови. Зрелище было не для слабонервных. Его взгляд останавливается не его члене. После чего я слышу второй приказ. Я знала, что он имел в виду. Еще месяц назад я бы покраснела и остолбенела. Но сейчас я лишь ухмыляюсь.
-Как скажете, мой король...
Я и здесь успела выучить несколько уроков. Мне тяжеловато было со связанными руками принять сидячее положение. Мне это удалось, правда не без гримасы боли на лице. Я устраивается на колени перед ним. Затем наклоняюсь к его члену, что находился пока в спокойном состоянии. Но это было ненадолго. Я тут же ощутила запах крови и их запахи. Облизнув пересохшие губы, я наконец беру его головку в рот. Он был горячим. Конечно, после таких то стараний. Я стала сначала играть языком, дразня. Но он это не очень любил. Поэтому я двигаюсь дальше до самого конца. Старательно слизывая все с него. Когда с этим было законченно, то я стала делать быстрые и активные движения головой. При этом я покусывала или проводила клыками, но не сильно, чтобы не причинить боль. Я чувствую одну его руку на своих волосах. Он заставляет меня быть глубже и быстрее. Я придвинулась еще ближе. Уже сама приноровилась к темпу. Чувствую, что он начинает твердеть с каждой секундой. Делаю всасывающие движения у самой головки. Все это время я страстно стонала и мычала. После n-го раза мне начинало нравится удовлетворять его. Я понимала, что он не будет просто наблюдать и сейчас где-то снова будет больно. Но я никогда не отвлекалась от сего дела. Лишь исправно вскрикивая, когда чувствовала боль. И упаси Мерлин в момент боли укусить его или сделать что-то неверно, вот тут пощады точно не будет. Поэтому я действовала с профессионализмом ювелира. К слову мне очень нравился размер его члена. Не большой и не крошечный, к тому же эстетически прекрасный. Теперь понятно откуда у него такая страсть к эстетике. Я слегка подвигала руками в повязке, боясь, что они окончательно затекут. А вот промежность уже снова текла. Я уже почти час с момента бала как неудовлетворенная. Это злило меня внутри. Но я опять же не отвлекалась. Я слышала только наши стоны и причмокивающие звуки. Пару раз я перевела свое внимание ниже к его дополнению достоинства. Это он тоже любил. Я водила языком и так же брала в рот. Затем я снова вернулась к главному объекту моих стараний. Судя по размеру и твердости, осталось совсем недолго. Его рука ускоряет меня все сильнее. Я стараюсь не задохнуться, но успеваю работать языком. Еще пара минут и цель достигнута. Питер не из тех людей, кто в этот момент благородно отстраняется девушку. О нет, Питер МакАлистер это 50 оттенков унижения. И я терпела. Облизнувшись, я поднимаю на него взгляд и выпрямляюсь, в полной готовности к дальнейшим действиям. Я вижу его непроницаемое лицо.
-Тебе же понравилось, я знаю...не нужно цеплять маску...-я поддаюсь вперед и страстно целую его губы, слегка покусывая его нижнюю губ и оттягивая. Тем временем новая порция жидкости стекала по моим ногам. Ноги уже все блестели, а простыни были влажными. Так же с лобка и с зада текла кровь, смешиваясь с выделениями. Он просто не мог этого не заметить, а значит и не возбудиться.

0

11

Джослин не медлит, о нет, она лишь с готовностью тянется ко мне,  чтобы исполнить мой приказ. Проследив за тем, как она мучается со своим положением, я не пытаюсь ей помочь, лишь терпеливо жду, когда её губы коснутся моего члена. Дрожь проходит по ему телу, как и змейка мурашек по позвоночнику. Мой член оказывается в приятном,  горячем и влажном плену ее мягких губ, скользкий язык обволакивает,  быстро касается то там, то здесь, заставляя возбуждение нахлынуть с новой силой. Она танцует языком, слизывая каждую каплю,  очищает мой член, обсасывая его,  вынуждая мою плоть ответно пробуждаться, и я шумно выдыхаю сквозь стиснутые зубы. Меривуд приступила к энергичным движениям. Она знала что делать, всегда знала, но мне было недостаточно, поэтому я уложил руку на ее затылок, слегка ускоряя ее, помогая, чтобы довести себя самого до оргазма.
  - Давай! - рычу,  недовольный тем, что она недостаточно хорошо действует, раскачивается слишком долго, чтобы приноровиться. Вдруг ощущаю ее клыки на своей чувствительной коже, на что в ответ шиплю от злобы и сжимаю ее волосы на затылке. Я знаю, что ей нравится мой размер, потому что она может взять его весь в свой рот и я знаю как им обращаться, но это совсем не нравилось мне. Поэтому я вымещал на ней свою злость. И пусть она стонет,  но это стоны не только от наслаждений, но и мучений. Я дергаю ее за волосы, проталкиваюсь дальше до самой ее глотки. Ее макияж давно потек, пачкая лицо черным, и когда она смотрит на меня, то я распаляюсь лишь сильнее и хочу выть. Но я жёстко ухмыляюсь, давая ей возможность насладиться моей властью над ней.
  Меривуд снова не разочаровала меня. Она делает все как надо. Изучила меня настолько? На моих губах расцветает ухмылка, когда она с готовностью глотает мою сперму, и если бы она упустила хоть каплю, если бы она позволила ей соблазнительно стечь по ее распухшим губам, то её ожидало бы очередное мучение. Но малышка была уже обучена тому, что такого не следует допускать. Я даже успел пожалеть об этом.
  Но Джослин, словно бы прочитав мои мысли, все-таки делает глупость. Ее губы впиваются в мои без моего позволения, на что я резко отстраняюсь и ударяю ее тыльной стороной по лицу, вынуждая рухнуть на постель. Глядя на нее потемневшим взглядом,  я чувствую все тот же запах крови и ее выделений, которые пропитали простыни. Джослин до сих пор не удовлетворена, как бы ей этого хотелось, и, к сожалению, она сама подписала себе такое наказание. Склонившись над ней, я снова прижался губами к ее уху.
  - Это было очень глупо, ваше величество, - мой голос хриплый от предвкушении.  Раздвинув ее ноги, я провожу головкой по ее промежности, а затем по ее бедру,  оставляя на ее коже след от ее жидкости, я словно бы обещаю ей продолжение, мягко проводя пальцами по ее клитору, дразня ее своими действиями. О да, я мучал ее, уже грубо обрабатывая ее вагину пальцами, как я это всегда делал,  подготавливая ее к тому, что я войду. И да, Джослин уже стонет, извивается в желании, раздвигая ноги шире, призывно двигая бедрами ближе к моим пальцам, ко мне. Она ждет меня, ждет мой член, чтобы я заполнил пустоту внутри нее.
  Я вытаскивая пальцы и провожу ими по животу девчонки, чтобы вытереть от ее смазки. Смотрю ей прямо в глаза и жестоко ухмыляюсь, поднимаясь с нее. Я вижу, как меняется ее взгляд, когда я натягиваю штаны и после этого, склоняюсь, чтобы поцеловать ее в лоб.
  - Счастливого Рождества, моя королева, - мой смех проносится по Выручай-комнате, словно стая ворон, прежде чем я ухожу.

0


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Маховик времени » My Hell


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC