ИНФОРМАЦИЯ

Статус проекта: камерный форум

Время в игре: сентябрь 2020

Рейтинг игры: NC-17

Режим игры Смешанный (локации+эпизоды)

НОВОСТИ

Для проекта разыскиваются: соадминистратор (техническое обслуживание форума, графика), модератор (пиарщик), модератор (квестоплетчик, текстовик). По всем вопросам - просьба обращаться в гостиную

АКТИВИСТЫ ФОРУМА


ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ
"Сыворотка правды с ???"


Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts: Foreign countries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Соурвист-Молл » Гостевая спальня


Гостевая спальня

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

*будет

0

2

+

https://38.media.tumblr.com/c337bcf9123414579959d32a726f6292/tumblr_nox44bPcAn1t8e3txo1_500.gif

25 декабря 1998
рождество

Где-то уже в середине вечера я начала понимать, что все мои переживания в принципе были напрасны. Нас было много, парням было весело и они были заняты друг другом, и это спасало. Мне не пришлось много говорить, достаточно было реагировать время от времени на комментарии хозяина дома и поддерживать общую атмосферу веселья. Угощения были самые разнообразные, выпивка была еще разнообразнее. Кайден не поскупился и дал возможность своим друзьями упиться и объесться до отвала. Соурвист был тем еще балагуром. Конечно, нельзя была не заметить, насколько доволен собой он был, но я решила для себя, что смогу закрывать глаза на его самодовольство в этот вечер и не раздражаться на его счет, тем более, что с ним и вправду было весело и легко, он не давал веселью затухнуть, парни всю дорогу перебивали друг друга, творили какой-то полный бес предел. Я даже немного позавидовала их дружбе, да, я часто бывала в таких компаниях, но у меня лично не было близких друзей. Пенелопы теперь не было. На дружбу Нэшлоу теперь рассчитывать не приходилось.
Поначалу мне было очень грустно, когда стрелка часов преодолела отметку полуночи, ностальгия ударила меня увесистой пощечиной. Это было Рождество без Пенни. Я веселилась, а она уже не дышала, лежала в земле, разлагалась. Меня пугали такие мысли и, наверное, я даже успела обрадоваться тому, что согласилась приехать сюда. Все-таки страдать в одиночестве дома, накручивая себя до полного душевного истощения, было куда проще, чем когда тебя окружали люди, наслаждающиеся жизнью, столь долго ожидавшие этого дня. Я смотрела на Шея и его радость так или иначе помогала мне справиться с тяжестью, ломившую грудь. Нельзя было не оценить и действие тех "зелий", что мне невзначай в стакан подливал Кайден, они шли на пользу моему настроению. Мне нужно было забыться, отключить свой мозг, не позволить страданиям заглушить все то, что я могла испытать в этот вечер. Никому не нужны были слезы. Вопрос с Максом был решен. Шей был рядом, его друзья в принципе были настроены крайне положительно, ничто уже не могло вставить нам палки в колеса. Неужели мы теперь и вправду могли просто наслаждаться и быть счастливыми? Нет, даже если бы я захотела мучиться, я бы не смогла, Шей был моей панацеей. Его поцелуй, прикосновения, улыбки и слова действовали меня словно бальзам. Меня уносило все больше и больше. Мир вокруг меня был охвачен каким-то особым светом и блеском, какая-то непонятная теплая тяжесть наполнила кровь. Время то ускоряло, то замедляло свой бег. Мелькали лица, звучали слова, смысл которых не вполне всегда достигал моего разума, но в то же время я смеялась по инерции с остальными, подхватывая их веселья. И я хотела больше. Больше Шея. Больше его запаха и тепла. Порой какие-то временные отрезки напрочь выпадали из моей памяти. Я словно проваливалась куда-то, а уже потом выходила из какой-то прострации, обнаруживая, как далеко убежала часовая стрелка на этот раз. Когда это случилось снова, было уже пять часов утра. Но в окнах леденела темная ночь. Состав наш редел. Уже не было видно Эйприл и Артура, что так незаметно покинули наш праздник. Кайла растворилась в темноте коридора. Нотт тоже был готов отчалить в любую секунду. На лице Кайдена читалось напряжение, глаза его были осоловелыми и было заметно, какая упорная внутренняя борьба шла в его голове. Он пытался бороться со сном и выпитым виски, но он явно не мог долго выдерживать оборону. Шей возле меня выглядел бодрее, чем его друг, хотя в его карих глазах поселился какой-то странный влажный огонек. Хотя едва ли сама, я могла судить, ибо помещение окутывала какая-то неизведанная туманность, но похоже это происходило лишь у меня в голове, в которой продолжали плясать беси, желая разорвать меня изнутри и вырваться наружу. Кайден что-то сказал, делая последние попытки справиться с изнеможением и скандировал что-то на вроде: еще вина, где мое вино и шлюхи. Какой-то черт дернул меня подняться, увлекая за собой Шея и проследовать на кухню, пытаясь не потерять контакт с пространством и не упасть на месте. В кухне мы обнаружили не открытую бутылку пунша, которую я начала открывать, заливая все вокруг сладким напитком и безумно радуясь происходящему. Шей пытался мне помочь, но я шустро увиливала прочь, не давая ему взять ситуацию в свои руки. В конце концов, раззадоренная этой непонятно игрой, я кинулась в бегство, благодаря одной лишь удачи, не врезаясь во стены, вперед по коридору, затем по лестнице, заливаясь безудержным смехом и мечтая только о том, чтобы меня поскорее поймали.

+1

3

Тусня в доме Кайдена всегда становилась чем-то грандиозным, и я не знаю, как нам удавалось ничего не разбить там или сломать. Скорее всего, где-то на задворках своего разума мы знали, что если мы что-то испортим, то нам всем пис...та. Вот. От его отца, который был очень суровым мужиком. Вы видели его бороду? Концентрация суровости и брутальности в ней зашкаливает. Размышления о бороде Артура Соурвиста текли в голове медленно, словно река патоки, пока я с глуповатой улыбкой, глядел на Кайдена, что все еще боролся с алкоголем в своем теле. Покачав головой, я осмотрелся в поисках Уилла или Кайлы, которые были трезвее и должны были знать, что сделать с Соурвистом. Не будет же царь валяться на диване как последний холоп, когда у него есть шикарная королевская постель?
Но все мои мысли о друге тут же пропали, словно я хлебнул новой порции огневиски, а после нырнул в холодный прорубь, потому что Эстер взяла меня за руку, словно до меня коснулся ангел с небес и повлек за собой. Одурманенный хмелем, я слабо, лениво улыбнулся, но поднялся и последовал за ней. Как мне еще хватало сил, я понятия не имею. Наверное, все дело в том, что я бы последовал на этой девушкой куда угодно, даже если бы был весь израненный, хромой и почти мертв. Сейчас я любил ее так, как никогда и никого не любил. Может быть, дело все в том, что напитки были очень крепкими - Кайден явно потрудился на славу. Наверняка, старался для Диас, которая ни капли в рот не взяла. Она была умнее, чем казалось Соурвисту.
Поднявшись, я довольно усмехнулся, заметив, что мы остались с ней один на один. А это то, что я давно ждал. Не то чтобы думал об этом, но где-то в задней части моего мозга теплилась эта мыслишка. И она отгоняла любую дремоту, что пыталась ухватить разум. В пять утра-то! Время пролетело слишком быстро, я даже не успел заметить.
Как мы оказались на кухне, я не знаю. Помню, что все это время Эстер тихо хихикала рядом и просила меня больше не шутить, потому что тогда мы разбудим всех остальных. Я прекрасно осознавал, к удивлению, что никого мы не разбудим. Все спят, а те, кто не спят, те заняты друг другом, поэтому продолжал говорить всякие глупости, за которые завтра мне точно будет стыдно.
Мы нашли бутылку с пуншем, который Эстер вызвалась открыть, но при этом делала это очень не умело - вся кухня стала липкой. Бедный домовик... Я пытался взять ситуацию под свой контроль, но девушка сопротивлялась, явно веселея от происходящего. Я тоже не удержался и смеялся вместе с ней, а потом она вовсе сбежала от меня. Эта ситуация становилась еще веселее.
- Я догоню тебя! - предупредительно оповестил я, не заботясь о том, что мой крик может разбудить остальных. Я лишь побежал за Эстер, в отличии от нее, врезаясь в каждый косяк. И это при том, что я был трезвее и играл в квиддич! Мои старания были явно слышны для нее, поэтому я притаился за углом гостиной спальни, и поймал Эстер на подходе к ней, затаскивая внутрь, когда та издала радостно-испуганный визг.
- Попалась! - я рухнул вместе с ней на кровать, склонившись сверху и довольно усмехнулся своей победе. Глядя в ее счастливое лицо, я и представить не мог, что когда-то увижу ее такой. Не липкой и сладкой, в смысле, а улыбающейся искренне, радостно и счастливо, лежа подо мной.
С меня вдруг сошла вся спесь, когда я взглянул ей в глаза слишком серьезно. Между нами было слишком маленькое расстояние и мы были одни. Жар ее тела и высоко вздымающаяся от бега грудь сыграли со мной злую шутку. Я низко наклонился к хаффлпаффке и сплел свои губы с ее в мягком поцелуе. Вкус ее губ смешался со вкусом пунша, когда я легко провел ладонью по ее талии.

+1

4

ВВ

http://www.elle.es/var/ellees/storage/images/star-style/el-estilo-de/looks-blanco-y-negro-famosas/rose-mciver/10087699-1-esl-ES/rose-mciver_ampliacion.jpg

It started with a glance
I can't forget that moment
The night my soul acknowledged your bright heart

It's not about what should be
It's all about our feelings
Dulcissime surrender to my love

Our fears are disappearing
It's just the heart that's speaking

Сколько мне было лет? В тот самый момент, так не больше пяти. Оказавшись на втором этаже, я постаралась ступать легко и бесшумно настолько, насколько это было вообще возможно в моем-то состоянии. Плечи мои то и дело сотрясал необъяснимый и неконтролируемый смех, который я отчаянно старалась заглушить, прижимая ладонь к лицу. Черт подери, а ведь я воспринимал это все всерьез. Во мне проснулся какой-то странный азарт, это было похоже на игру в кошки мышки. В коридоре было совершенно темно. Я двигалась на ощупь, пытаясь предугадать, что последует далее. Снизу поднимался свет, но он мало мог помочь мне, тем более, что дымка по-прежнему накладывала пелену на глаза. На лестнице были слышны тяжелые сбивчивые шаги Шея. А вот и он! Вот и он! Сейчас попадусь. Срочно бросаюсь влево, едва не столкнувшись лбом со стеной и замираю, сливаюсь со стеной, ощущая свое тяжелое дыхание. Шаг другой, голос Шея, заставляющий меня снова вздрагивать от беззвучного хохота и все затихает. Минута, другая. Разочарование. Но где же он? Я ведь его жду. Тихо поддаюсь в сторону, выглядывая из-за угла. Ничего. Не единого движения, только голос Кайдена доносится из гостиной. Песня Альмы Дайор. Смех да и только. Не знала, что он ее преданный фанат. Но сейчас меня это беспокоит меньше всего. Мне нужен Шей. Весь вечер мы вели себя сдержанно, максимум держались за руки или сидели во обнимку. Как же мне это все надоело! Хотелось дать волю своим чувствам, охватившем меня ураганом. Нет сил больше ждать. Выставляю ногу вперед, делаю шаг, проваливаясь во тьму, надеясь на то, что в следующую секунду не полечу вниз по лестнице навстречу веселым приключениям. И вправду опасные игры. Оборачиваюсь, краем уха улавливаю поспешное движение, подпрыгиваю на месте, слышу голос Шея, чувствуя, как он обхватывает меня руками и тащит прочь. Я вскрикиваю, снова заливаюсь смехом, что пронзает тишину насквозь и все замирает вновь. Делаю "отчаянные попытки" вырваться из его рук, но почти сразу же обнаруживаю себя лежащей на кровати, где-то посреди тьмы. Блеск окна справа, тонкая серебряная полоса лунного света. Силуэт Шея, его тяжелое дыхание, запах, руки. Ааааа. Теперь можно и умереть. Поцелуй, заставляющий меня вспыхнуть тысячью бенгальских огней. Чистый кайф. И мне все равно, где мы, как мы, что мы. Имеет смысл лишь ощущения, тяжелая сладость в груди. Меня не беспокоит не положений дел, не то, что я сейчас в полностью в его власти. Я доверяю ему, я сама этого хочу. Отвечаю отрывистым поцелуем, но понимаю, что мне мало. Я уже просто не знаю, на что я способна. Как заглушить эту потребность в нем? Я не осознаю, что со мной происходит. Такое впервые. Никогда мне еще не было настолько наплевать на правила приличия и поведения, их не существовало теперь. Кому они вообще были нужны? Что это? Хорошая работа Кайдена или это и есть настоящая я? Обвиваю руками его шею, спускаясь к спине, силясь прижать его еще ближе. Смеюсь, когда моя очередная попытка поймать его губы заканчивается провалом. Пытаюсь разглядеть его лицо в полутьме. Нежно глажу его лицо. Я люблю его? Но как такое возможно? Почему все случилось так быстро? Почему я так легко призналась себе в этом? Чувствую, какие то демоны снова берут надо мной вверх, предавая мне силы и помогая изменить расстановку сил, перевернуться и теперь уже мне склониться над Шеем, не давая ему возможности отдышаться и снова пробуя на вкус бархатный вкус его губ, медленно, никуда не торопясь.
-Я терпела весь вечер, - говорю я первое, что приходит в голову, и мне плевать, как это звучит, - Я раскусила ваш хитрый план. Пунш был явно слишком крепким, - продолжаю я шепотом над самым его ухом.

+1

5

Я отстраняюсь от нее лишь тогда, когда в моих легких становится мало воздуха. Но я лишь расцепляю наши губы, а лицо остается все в той же близости от лица Эстер, когда она проводит своими пальцами по моим щекам, оставляя горячие дорожки от прикосновений. Ей этого не достаточно и она с силой заставляет меня оказаться на спине, что каким-то странным образом отрезвляет меня, давая возможность видеть все четче, ощущать лучше, дышать глубже от предвкушения. Мое внутреннее эго вполне удовлетворено тем, что сейчас происходит. Особенно, когда Таунсенд целует меня так изучающе, лишь побуждая к действиям.
- Понятия не имею о чем вы, - ухмыляюсь довольной улыбкой, словно кот, которому только что отвалили полную плошку сметаны. Мои ладони мягко ложатся на бедра Эстер, что вольготно уселась на мне и я вдыхаю ее аромат тела через нос, делая довольно глубокий вдох. Ее шепот щекочет мне ухо, заставляя возбуждение пройтись теплой волной по телу и осесть где-то в паху. Но я меняю выражение на серьезное, сдерживаюсь, играю в игру, кто кого обманет лучше. Делаю вид, что и правда не понимаю, что она имеет в виду, а лишь со спокойствием на лице, поглаживаю ее бедра. Но тем самым дразню себя же. Плохо выходит удержать весь тот жар в себе, который Эстер делает только больше своими действиями. Не выдерживаю.
Давно мне не хотелось так кого-то. В некотором смысле, я стыдился подобного желания, но, только одного взгляд на Эстер, легшую на спину, разметавшую медные кудри, смотревшую на меня так, словно я для нее был целым миром и самым любимым мужчиной во всем мире... У меня даже мурашки пробежались по спине, забегая куда-то в затылок и вворачиваясь то ли вспышкой, то ли отупляющей, ноющей мыслью о том, как же я жажду доставить ей удовольствие. И я знал, что из-за их чувств это все будет по-особенному чувствоваться, ощущаться, словно между нами взорвется вулкан, или зародится нечто новое, большее, чем можно было представить. Глупые лиричные мысли носились в моей черепушке, как оставшиеся капли вина на дне бутылки, постепенно заглушались низменным, почти животным желанием, от которого было о-очень сложно отделаться. Я был готов на нее наброситься, отринув всякие мысли, даже не снимая остатки одежды, потому как больше всего на свете хотелось прильнуть к этим губам, к этой коже, груди, которые постепенно обнажались под моими руками...  Я перевалился на локоть, перекинул через Эстер ногу, уперся ладонями над ее головой, сплетая губы и языки в глубоком, жадном, жарком поцелуе, вкладывая и свое вожделение, подернутое дымкой хмеля, и свою нежность, которую хотел разделись с ней, как и любовь, перекатывающуюся и переливающуюся всеми цветами страсти. Удивительно, как острее все ощущается, если это не просто соитие, а единение и тел, и душ. Возможно, у меня голова была забита всякой романтичной чушью под завязку, и потому даже в такой ответственный момент, когда прочие теряли всякие крупицы сознания, я успевал думать, как же мне показать всю полноту и глубину своей любви... и ничего не мог придумать лучше, как приобнять ее за шею ладонью. Чтобы потом провести этой же ладонью ниже, по точеным ключицам, к впадине меж грудей, на которых пальцы остановились, почувствовав дрожание кожи. Я словно запнулся, снова, забыв, что хотел сделать, потому что обнаженная Эстер вызывала в мне противоречивые эмоции. Я еще не... не привык. Верно, во всем виноват алкоголь, сильно сбивавший с толку, или же он, напротив, помогал, потому как я снова, с новыми силами принялся действовать - завозился с брюками, решив вместе с ними избавить девушку и от белья. Потому поцелуи опустились ниже: сначала изучали шею, после обласкали острые соски грудей, остановились на животе, обозначая влажные следы от его губ, пока руки стаскивали ненужную, очень лишнюю одежду. Сам я не стремился расставаться с исподним, и не потому, что боялся оказаться нагим, а потому, что жар плоти тянул меня, манил к Эстер. Поведя плечами, словно бы несмело устремил ладонь к своим штанам, высвобождая напряжение, изнывающее от желания, приникая к губам девушки так, словно хотел всего за один протяжный поцелуй насытиться ей, или отвлечь внимание, пока медлил, пока барахтался на границах волнительного, почти мучительного предвкушения. А потом, когда не осталось воздуха, когда все мысли наконец-то потухли, затихли, я подался вперед, соединяясь, не сумев сдержать судорожного выдоха. Пробрало дрожью и желанием, и он почти задрожал, если бы не опустил руку далеко вниз, чтобы придержать Эстер за бедро. От натуги, от вожделения, от обуревавших меня чувств все помутилось настолько, что даже рука моя подогнулась, и я опирался уже на локоть, ладонью той руки над ее головой ввязываясь в путаные пряди пшеничных волос, чувствуя, что тону, теряюсь в ее губах, в ее теле, и с каждым страстным, нежным, стремительным движением не смогу... не смогу оставить ее.

+1

6

+

https://33.media.tumblr.com/d8e06881089160a2fff30792dcde9ca0/tumblr_nv6u5oJAiL1thmns0o1_500.gifhttps://38.media.tumblr.com/0096b3e48d95b7f58898329256496e8e/tumblr_nucbxaa7Fm1tjz72bo1_500.gifhttp://data.whicdn.com/images/156989339/large.gif

Survivor – Burning Hearthttps://31.media.tumblr.com/813e0819985fabd16a3f2800a719b965/tumblr_nju854MhYf1u9b9ceo1_400.gif
In the burning Heart
Just about to burst
There's a quest for answers
An unquenchable thirst
In the darkest night
Rising like a spire
In the burning heart
The unmistakable fire
In the burning heart

Такое положение дел меня вполне устраивало. Наклонившись над Шеем я жадно продолжала дарить ему всю себя, изливая свои чувства, привязанности в этом поцелуи. Его руки медленно и нежно скользили по моим бедрам, забираясь все выше и я не спешила препятствовать этому. Посмотри я на эту ситуацию в трезвом состоянии и в здравом рассудке, не помутненным этой пьянящей радостью его близости, его ласки, я бы подумала: что ты делаешь, Эстер, разве так подобает вести себя юной леди? Но сейчас не одно сомнение не могло закрасться ко мне в голову и сердце. Я хотела быть с ним, хотела дарить ему любовь, ласку, страсть, все, что он пожелает, получая в ответ такое не с чем несравнимое счастье. Лишь иногда я отрывалась от него, испытывая при этом ощущения, сродни тем, что испытывает рыба выброшенная волной на берег. Я смотрела на его лицо и ничего на свете не могло быть прекрасней для меня, чем его глаза, эти его трогательные родинки, курносый нос, добавляющий ему столько очарования. Я волновалась, внутри меня что-то дрожало, билось и пульсировало, задыхаясь в приливе чистой эйфории и тягостного желания, чтобы у всего этого было продолжение. До конца ли я осознавала то, что происходило? Я не могла ответить с полной уверенностью, я была не в себе, меня лихорадило. Я задыхалась, испытывая ощущения на грани боли и наслаждения при каждом новом глотке воздуха и его запаха. Но я хотела знать больше. Я как в дурмане опускала лицо, прикасаясь губами к его шеи, позволяя себе расстегнуть верхнюю пуговицу его рубашки и оставить там на его кожи пылающий след. Пространство то бешено начинало вращаться вокруг меня, то резко замирало, так что время приобретало почти осязаемый видимый характер, становясь трехмерным, пока руки Шеи немного растерянные помогали мне справиться с застежкой на платье, что с шорохом падало где-то рядом, растрепав пряди моей прически, скрепленной тугой заколкой, от которой я тоже спешила поскорее избавиться, позволяя волосам свободно литься по моей груди. Я чувствовала его желание, и это меня не пугало. Тот факт, что я оставалась лишь в нижнем белье ни капли не казался мне неестественным или неправильным, я хотела, чтобы он смотрел на меня, и я чувствовала себя вполне комфортно, я чувствовала себя такой привлекательный и сексуальной, такой настоящей и естественной, какой никогда не была прежде. Вскоре я падала на подушку, позволяя на этот раз ему занять главенствующую позицию и с замиранием сердца наблюдая, как его руки изучали мое тело, избавляя меня от оставшейся материи, оставляя меня в первозданном виде. Я боялась лишь того, что это могло закончиться потому, что его руки и губы дарили столько тепла, наслаждения, восторга, упояния, что всего моего словарного запаса было недостаточно, чтобы описать весь спектр эмоций и волнений. Я в свою очередь тоже хотела ответить ему тем же, позволяя порыву полностью одержать над мной вверх и целуя его плечи и груди, сопровождая все эти действия попытками, прижать его ближе. В нетерпении я наблюдала за тем, как он избавлялся от своих брюк, так что мы теперь оба были наравне, такими, какими мы были созданы, без всего лишнего и отвлекающего. Я знала, что должно было произойти дальше и я почему-то сама рвалась к этому, все мои инстинкты подсказывали мне, что так и должно было быть, что это и было смыслом всего мира. Это были странные и неизведанные ощущения, к которым я пыталась привыкнуть, чувствуя напряжение, которое свело все мое тело, я знала, что за всем этим могла последовать боль, но с облегчением обнаружила, что воссоединение было лишь волнующим, неизведанным, но почти лишенным какого-либо дискомфорта. Я ощущала его жар, его силу, его желание. Его звучное дыхание, выдающее его наслаждение, приятно ласкало мой слух и возбуждало еще сильнее. Размеренное, ритмичное. Доводящееся до исступления. Заставляющее меня двигаться инстинктивно и немного неловко ему навстречу. Да, так правильно. Так хорошо, так и должно быть. Так все на своих местах, так ничто не может разлучить нас. Так мы живы по-настоящему, чувствуем по-настоящему. Это как связь с космосом, возвращение к тому, где все началось. Шей, мой Шей и полное слияние тел. Ожидание чего-то, нехватка какого-то логического конца. И, наконец, маленькая темная вселенная, вдруг озаренная рождением новой звезды. Тысячу осколков и взрыв, моя тихий стон.

+1

7

Творилось что-то невероятное. То есть, я не предполагал, что у меня все настолько перемешается в голове, и думать станет неимоверно трудно. Да и зачем думать, когда происходит... такое? Хороши вопрос. Над этим стоит подумать, но как-нибудь потом. А лучше вообще не думать - лучше действовать, чем я и занялся. Не сказать, что это все могло сравниться с умельцами бордельных кулуаров, но я старался быть нежным: мои теплые, даже сказать, горячие ладони проводили по телу Эстер, медлили, и все же, словно договорившись с самим собой, двигались выше, обхватывая призывно топорщащуюся грудь. Словно получив свой паек по поцелуям в губы, я осмелился оставить поцелуй на ее шее.
И все же с каждым новым поцелуем, каждым мгновением, что девушка находилась рядом, я становился более уверенным. Она стала вдруг такой податливой, послушной, принимающей мои грубые ласки так, словно ждала этого достаточно, дабы к этому моменту позволить мне быть главным. Или принимать те решения, что могут стать решающими... Или мне так хотелось думать. Но это нагнетало нечто внутри меня, срывало те оковы смущения, что неустанно сдерживали меня именно в ее присутствии, а не с какой-то иной девушкой. Возбуждение, желание, жаркая и жадная мысль, что я смогу обладать ею, и что это будет мое решение, и она не воспротивится ему, а будет рядом со мной, целиком и полностью - это могло вскружить голову, лишить начисто способности думать и превратить в неотесанного дурака. К счастью, я кое-как еще управлял собой, что не отменяло и моих ласк, и моего желания.
Когда мы соединились, все рамки, стены - все было разрушено. Все, кроме нашего единения и близости, которая оказалась лишь на новом уровне. Сердце у меня застучало быстрее, пуская кровь наполненную адреналином по всему телу. В спальне стало жарче, чем обычно. А Эстер такая желанная, такая любимая была со мной, здесь, один на один. Для меня. Только для меня. Хотя бы на какое-то время. И я старался быть предельно осторожным, аккуратным, заботливым, лишь бы она была довольная, лишь бы просила меня еще и еще продолжать для нее, лишь бы тихо называла мое имя мне на ухо. И я был готов раствориться с ней...

День не был для меня открытием. Мы заснули, наверное, где-то через полтора часа. Сейчас где-то около двух? Хотя какое это имеет значение, когда ее голова уютно устроена у меня на груди, а она тихо посапывает, досматривая десятый сон? Мечтательно уставившись в потолок, я ощущал, как мое тело ноет от долгой утренней "зарядки". У меня была какая-то приятная, обволакивающая пустота в голове и теле, что-то вроде усталости, но от нее не хотелось выть черным волком на луну. Приобняв Эстер, совершенно по-хозяйски водя по ее плечу пальцами, я словно был где-то очень, очень далеко отсюда. Может, витал в облаках, может, еще чем занимался в своем мире фантазий и размышлений о том, что нас ждет в будущем... Я не собирался ее будить, ведь даже пока она спала она была прекрасна.

Отредактировано Shay Fell (2015-09-29 21:56:38)

+1

8

The Weekend - The Morning

https://33.media.tumblr.com/b0fc02bdb7ce4b6ad57ec24233a6732c/tumblr_ndc6tkjczl1rk1nrvo1_500.gif
Безмятежность. Ровное дыхание. Полное успокоение. Белые пушистые шарики ваты, порхающей в своей невесомости и легкости у меня в голове. Вот каким был этот сон. Я ничего не чувствовала, ничего не слышала и не видела. Ко мне не пришли сновидения. Ничто не напоминало о событиях прошлого дня и ночи. Я получила свое. Тело мое отдыхало, дыша свободно и непринужденно. После фееричного яркого взрыва в моей вселенной наконец установился полный покой. Я казалась себе невесомой и гармоничной, способной взлететь, утонуть в этой безмятежности.
Когда я открыла глаза, взгляд мой упал на беспорядочно скомканные белые простыни, с пару мгновений я пыталась восстановить зрение, изучая складки белой материи. Мозг мой пребывал в полной прострации, словно он сам был заполнен этой легкой мягкой ватой, образ которой сопутствовал мне во сне. Но позже ко мне начали возвращаться и другие чувства, мыслительная деятельность восстанавливалась. В реальном мире, залитом холодным светом зимнего дня, я была уже не такой легкой, тело мое тяготилось в какой-то странной истоме. Было трудно даже пошевелиться. Что-то беспорядочно ласкало мое обнаженное плечо. В первую секунду мне даже не пришло в голову задаться вопросом, а почему, собственно говоря, оно было обнаженным. Я ощущала себя каким-то младенцем, который не осознавал до конца то, где и как он оказался. Но картина, свидетельницей которой я стала, подействовала на меня отрезвляюще, словно глоток ледяного морозного воздуха. Я увидела Шея, его задумчивое лицо и глаза, устремленные в пространство, что не сразу заметили произошедшие изменения. Мои спутанные светлые волосы быстро скатились по его обнаженно груди и подлетели вверх, движимые резким без отчетливым движением головы. Мне не сразу удалось вспомнить, как и почему я здесь очутилась. Почему со мной был Шей. Такой милый и родной. Но такой пугающе близкий и обнаженный. Но, к своему счастью или горю, я была не настолько пьяна вчера ночью, чтобы не вспомнить о произошедшем. И эти странные спутанные рваные образы, подернутые красной дымкой, готовы были свести меня с ума. Руки Шея, дыхание, моя собственная откровенность и раскрепощенность, те чувства, отголоски которых еще витали в этой комнате, его тело в единении со мной и это невероятное наслаждение, последующее после. Все эти воспоминания опустились на меня слово лавина, заставляя барахтаться в недоумении, смущении и чистом удивлении. Я стала сама не своя, принялась осматриваться по сторонам, словно боясь сосредоточить свой взгляд на чем-то одном. Так же суетливо метались и мои взбудораженные мысли. Он! Я! Он и я. Что мы сделали прошлой ночью? Меня охватил одновременно приятный жар от тех воспоминаний, которые без всякого сомнения стали меня настоящим откровением и в то же время таили в себе какое-то смутное удовольствие и холод, стянувший кожу от понимания того, как все странно и неловко это выглядело.
Резким движением головы, не в силах больше бороться с сомнениями, я приземлилась на подушку, принялась перебирать простынь и решилась приподнять ее, чтобы удостовериться в своих догадках. Ну, кааааак.
-Чеееерт, - простонала я, зарываясь лицо в собственные волосы, - Шееей, что случилось...

поржать

https://33.media.tumblr.com/249db5e64895f8fe8b7fc65da5f7658d/tumblr_nhbfwkJoDT1txml8co1_500.gif

+1

9

Я чувствую, что она проснулась, но ничего не говорю, лишь продолжаю водить пальцами по ее плечу, слегка изогнув губы в улыбке. Я давал ей время прийти в себя, окончательно проснуться, ощутить себя в моих объятиях, вспомнить, что было. Я понимал, что первый раз всегда не всегда дается легко, как в физическом плане, так и моральном. Я ждал от Эстер любой реакции. Абсолютно. Но надеялся на лучшую, потому что после того, что между нами произошло, происходит, она не убежит, не заистерит, не... не наделает глупостей. Хотя, наверное, я зря надеялся.
Девушка подскочила очень резко, вырываясь из моих объятий. Я тяжело вздохнул, прикрыв глаза, провел по ним ладонью, не шевелясь некоторое время. Я чувствовал, как она ерзает, казалось, что сейчас подорвется и убежит. Но потом все замерло, и я решился открыть глаза. Глядя на обеспокоенную Эстер, я ощутил некое чувство вины, словно я воспользовался ею вчера. Но ведь она была вовсе не против... Поджав губы, я принял сидячее положение, чуть придвигаясь ближе к девушке. Вчера в ней играл алкоголь... Может быть, я и правда ею воспользовался? Я так не считал, потому что все мои действия и чувства к ней искренние.
Ее слова прозвучали слишком жестоко... Но я не показал виду, лишь ближе присел к ней, нашел пальцами своей руки ее, заставляя ее посмотреть на меня.
- Только не говори, что кто-то стер твою память, - слегка нервно произнес я, после чего наклонился ближе и нежно поцеловал ее, чтобы напомнить о том, что же случилось. У меня была огромная чаша терпения. Я научился действовать осторожно с этой девушкой. И когда я отстранился, то слабо усмехнулся: - Мне отвернуться, чтобы ты оделась?

+1

10

Мой мозг лихорадочно пытался соображать. И ключевое слово здесь было - пытался потому, что как я ни старалась, я не могла сосредоточиться не на одной конкретной мысли в своей голове. Все смешалось. Я не могла прийти к четкому договору с собой относительно того, что же произошло и какие у этого были последствия. Конечно, я понимала, что в один прекрасный день этот момент настанет, но я не ждала этого так рано, и в то же время, будучи шокированной, у меня не возникало какой-то особой неприязни к произошедшему. Это было просто странно, пугающе и неловко. Меня воспитывали иначе. И мне было стыдно за то, что все случилось таким образом, в пьяном угаре, пусть даже я помнила большую часть произошедшего и ловила себя на мысли, что бессознательно пыталась воспроизвести это в своей голове, словно крутила в руках неизведанный диковинный артефакт.
С трудом, но я нашла в себе силы посмотреть на Шея, стараясь не отводить взгляд. Это было так странно, оказаться обнаженной в чьей-то постели, быть в чьих-то руках, позволять кому-то касаться тебя, ничего не стесняясь. Я не знаю, как такое было возможно, но ночью меня явно не смущало положение дел, мне нравилось это и от этой мысли становилось одновременно страшно и радостно. Я еще не определилась относительно того, произошли ли какие-то изменения внутри меня после этой ночи, но Шей явно изменился в моих глазах в который раз, причем я не могла объяснить, в чем именно заключались эти перемены. Он казался немного встревоженным, возможно, моя реакция его не особо обрадовала. Нет, я все прекрасно помнила. И была благодарна за это. Я знала только одно, что мне понравилось и это вызывало противоречивые чувства. Инстинкт и разум снова были готовы столкнуться в противостоянии.
-Я..., - пробормотала я невнятно, наблюдая как изменяется лицо парня, мне не хотелось обидеть его, ранить, но и мне нужно было время свыкнуться с этой мыслью. Я продолжала изучать его. И почему он был такой красивый, особенный и мужественный именно теперь? Ночные впечатления играли со мной злую шутку. - Я все помню, - заверила я его тихо, - Я просто не знаю, правильно ли все это. Мне было хорошо с тобой, но мы были не совсем в себе, понимаешь? - мне хотелось ударить себя подушкой по голове потому, что я понятия не имела, что стоит сказать в подобной ситуации, как действовать, нужны были ли вообще слова. Поцелуй Шея, его губы, дыхание, близость, осознание того, что нас разделяет лишь простынь, все еще больше спутали в моей голове, но я не могла сопротивляться желанию быть с ним и отвечать ему на этот порыв, запустить пальцы в его шевелюру, а потом осознать, что хоть этот поцелуй и снова лишил меня напрочь всякой способности думать и ускорил бег крови, он предал мне некоторой уверенности, заставил затихнуть бессильные голоса сомнения и страха в моей голове.
-Хотела задать тебе тот же вопрос, - отозвалась я, игриво дернув бровью и лукаво улыбнувшись,  когда мы отстранились друг от друга, после чего я решительно потянула простынь на себя, быстрым движением руки облачаясь в ткань, ставя тем самым Шея в неловкое положение, хотя краснела опять я потому, что мне одновременно было неловко смотреть на него обнаженного и в то же время любопытство и бесы, снова пробужденные утренним поцелуем, подталкивали меня к этому.

+1

11

Пожалуйста, не говори глупостей. Пожалуйста, не избегай меня. Пожалуйста, Эстер, только не ты. Только не после того, что между нами было, есть и будет.
Я понимал, что сейчас мне нужно приложить все усилия, чтобы показать ей, что у нас все будет хорошо, что я не воспользовался ей, что я буду рядом и все что произошло между нам этим утром, это не просто так и не потому что мы были пьяны. Это было потому что нам давно этого хотелось, потому что... потому что я влюблен в нее и нескончаемо ей предан. Странно ощущать себя в таком амплуа, но к нему быстро привыкаешь. Особенно, когда внутренний, тот Шей Фэлл, который агрессивно на все реагирует, был вполне доволен и спокоен. Но стоит Эстер сказать что-то не так, мне кажется, он вернется. И вряд ли людям это понравится.
- Эстер-Эстер, - мой голос зазвучал утешающе, когда ее голос подернулся нервными нотками. - Разве я хоть раз тебя подвел? Да, мы были не в себе, но я прекрасно осознаю, что было между нами. Это... - я тяжело вздохнул. - Да, для нас это было нечто особенным, для меня так точно, -  я улыбнулся. - Но для остальных людей в этом нет ничего такого. Мы не сделали ошибки. Я считаю так. А как считаешь ты?
Я терпеливо провел пальцами по ее обнаженной спине между лопаток, и остановил ладонь на ее пояснице, давая ей подумать над моими словами.
Она отобрала у меня простынь. Я волей-неволей расплылся в ухмылке, давая ей насладиться тем зрелищем, которое она так хотела увидеть, после чего наклонился к полу, чтобы подобрать свои трусы и натянуть их на себя.
- А вы извращенка, мисс Таунсенд, - я поднялся с постели и потянулся, после чего медленно подошел к Эстер и наклонился к ней, чтобы снова поцеловать ее, упиваясь вкусом ее губ. При этом моя рука медленно забралась к ней под простыни, чтобы пройтись по впалому животу, ближе к сочной груди, которую я осмелился мягко сжать своими пальцами и промычать девушке на губы от удовольствия, которое мне доставило одно лишь прикосновение к ее коже. Прервав поцелуй, я не отстранился далеко, жарко выдыхая на губы Эстер, но при этом до сих пор разминая ее грудь, пока не почувствовал, что ее сосок затвердел. Я снова повалил ее на кровать, оказавшись сверху, чтобы пробраться и второй рукой под простынь и сделать со второй грудью тоже самое.
- Видишь, сейчас, я вполне в себе и готов проделать с тобой тоже самое, что было утром, - тихо промурлыкал ей, глядя в ее глаза. - Тебе только стоит попросить...

+1

12

Cook da books – Your Eyes

https://33.media.tumblr.com/cbdcf4740c46da345d0c4540af454605/tumblr_ncnnw4U8PD1t3jnfyo1_500.gif

Шей всегда был так искренен и убедителен. Он умел меня успокоить, заставлял поверить его словам. Я сама почти свыклась с произошедшим и думала, что в том, что случилось и вправду не было ничего страшного, предосудительного, но я продолжала нервно кусать губы, словно пытаясь успокоить разгоревшиеся дискуссии в своей голове. Его прикосновения, пробежавшие по моей обнаженной спине и ниже, заставили снова все мысли потухнуть. Его действия имели надо мной особую власть и при этом, несмотря на то, что я еще не совсем привыкла находиться рядом с ним обнаженной, во всем этом казалось не было ничего грязного, пошлого, ненормального. В его действиях и глазах было столько нежности, чего-то настоящего, что мне действительно хотелось забыть обо всем. Это был чистый кайф, хотя меня  и пробирала некоторая дрожь. Раскрепоститься в темноте под действием добротного виски Кайдена было куда проще, чем когда комната была залита дневным светом и ничто не скрывало нас друг от друга. На пару мгновений я замерла, ощущая какой резонанс всех нервных окончаний вызывают его пальцы, но потом, подгоняемая каким-то не весьма контролируемым, необъясним страхом, я спорхнула с кровати, увлекая за собой простынь. Все-таки предстать перед ним в чем мать родилась еще казалось мне по-прежнему диким, я не знала, сколько мне потребуется времени, что преодолеть этот барьер. Может быть, достаточно было и пары секунд? Быстрых мимолетных взглядов на его тело, странного чувство какой-то неизведанной новизны и снова его объятья и шепот на моей щеке. Губы. Нееет. Даааа. Я хотела этого. Я тлела. Медленно, мучительно, неистово. Пусть его близость заглушит все сомнения, все страхи.
-Я не знаю, - смогла лишь ответить я, реагируя на его вопрос, что прозвучал некоторое время назад, - Ты мне нужен. Но я немного переживаю, что мы поторопились. Для меня это тоже было особенным, ты же знаешь, я никогда, - сбивчиво начала я, задыхаясь от очередного поцелуя и не вполне осознавая то, как я снова оказалась на постели. Меня слегка пробирала дрожь, когда поцелуи показались ему уже недостаточным. Это было удивительно, в голове утихли слова, мелькали лишь кадры прошедшей ночи. Это было куда более волнительно теперь. Куда яснее, это уже не было похоже на лихорадочный сон, это обрушилось на меня с новой силой. Я замирала, ощущая как его ласки парализуют мое тело, делая меня совершенно беспомощной и неспособной сопротивляться. Я знала, что хотела его. Но как было отбросить этот непонятный страх, вызванный непривычной близостью с мужчиной? Пусть даже с любимым мужчиной. Я не отталкивала его, но просила прекратить, но понимала, что прямо сейчас я не была готова повторить этот опыт. Мне нужно было еще немного времени, чтобы свыкнуться с мыслью, что мы вступили в новую фазу, перешли на совершенно иной уровень.
-Шей...я думаю нам надо появиться наверху, - пролепетала я, поддавшись назад и обхватив ладонями его лицо. - Просто дай мне до конца все осознать, - умоляюще заглянула в эти прекрасные карие глаза, после чего я перекатилась на бок и уткнулась лицо в его плечо, пропуская через легкие приятный свежий запах его кожи. Как хорошо было с ним.
-Кажется, я люблю тебя, - нерешительно выдохнула я, ощущая как от одних этих слов сердце принимается отбивать неровный рваный ритм. Я не была уверена, что должна была говорить об этом. Я не знала, как отреагирует Шея, готов ли он был к таким признаниям. Но я и вправду никогда не чувствовала ничего подобного раньше, никогда мне даже в голову не приходило произнести эти пугающие слова.

+1

13

Я замер, давая ей решать, зная, что девушкам это важно - думать, что все делается по их слову, что это они думают головой, в то время как парни думают членом. И я отстраняюсь. Спускаю руки с ее груди на ее живот, когда она обхватывает мои ладони своими, глядя в мои глаза. Я не сдерживаю улыбки, показывая, что все в порядке, я уловил ее посыл. На самом деле я и правда не питал надежды, что мы повторим утренний забег. Все это было сделано, чтобы показать, что алкоголь ни на что не влиял. Он просто сделал нас обоих чуточку смелее.
- Хорошо, Эстер, - отозвался я шепотом, больше не налегая на нее, а укладываясь рядом, чтобы она смогла уткнуться в меня. Тяжело вздохнув, обнимаю ее, сохраняя последние остатки тепла, витающие между нашими телами. Провожу пальцами по ее плечу, просто наслаждаясь той близостью, что есть между нами.
- Что? - вздрагиваю, словно от удара током, но чувствую, как ее сердце из грудной клетке отбивает ритм одновременно с моим, показывая, что мне не послышалось. Так как она на меня не смотрит, я обхватываю ее лицо ладонями, чтобы взглянуть в глаза и отыскать в них все ответы на свои вопросы. Мой взгляд бегает от одного ее глаза к другому, к напряженным бровям, между которыми пролегла линия, показывающая ее волнение. Я не ослышался, совсем не ослышался.
Обычно, я получал любовные записочки от девчонок, которые заявляли мне, что я им нравлюсь. И обычно это было анонимно. Мне приходилось находить отправительницу взглядом, чтобы оценить насколько все было серьезно и насколько я готов принять этот факт. Но сейчас все было совсем по другому... Ни одна девчонка не говорила мне о своих чувствах вслух. Даже после секса. По моему телу прошлась дрожь, когда я до конца осознал, что это должен был первым сказать я. Я, а не она. Но может оно и к лучшему. Эстер впервые сделала шаг вперед первая, давая мне возможность больше не гадать о своей реакции. Я снова прижал ее к себе, обнимая крепче.
- Я тебя тоже, - тихо прошептал в ответ, пряча улыбку в ее пшеничных волосах.

+1


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Соурвист-Молл » Гостевая спальня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC