ИНФОРМАЦИЯ

Статус проекта: камерный форум

Время в игре: сентябрь 2020

Рейтинг игры: NC-17

Режим игры Смешанный (локации+эпизоды)

НОВОСТИ

Для проекта разыскиваются: соадминистратор (техническое обслуживание форума, графика), модератор (пиарщик), модератор (квестоплетчик, текстовик). По всем вопросам - просьба обращаться в гостиную

АКТИВИСТЫ ФОРУМА


ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ
"Сыворотка правды с ???"


Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts: Foreign countries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Жилые кварталы » Эббей Роуд 67


Эббей Роуд 67

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Маленькая, и не слишком светлая квартирка, окна которой выходят на небольшую тихую улицу. В квартире можно найти одну спальню и комнату странного предназначения, которую Стефан переделал под свою лабораторию.

0

2

15 -16 июля 2020
В этой квартире всегда невыносимо воняло. Ну или почти всегда. Потому что это была квартира Стефана, а Алрик был просто... просто сожителем. Его не заставляли тут заселяться. Ему просто сделал предложение брат, и Макс не отказался просто потому что стены родного поместья душили его с тех пор, как он поступил в Хогвартс. Возвращаться у него желания не было, но на выходных все же иногда приходилось навещать матушку, которая словно по расписанию возвращалась из своих лесов, чтобы встретиться с сыном и своим мужем, на которого больше предпочитала рычать, чем целовать. Макс не знал, как его отец справляется с этим, и не понимал, почему он до сих пор не нашел себе нормальную женщину. В его возрасте еще можно было такое позволить.
Или у него был пунктик по поводу женщин, которым он наделал детей. Максвелл считал же, что отцу просто не повезло на тех, у кого были фамилии с приставкой де. Нужно поискать тех, кто не имеет таких вычурных имен и фамилий, как их со Стефаном матушки.

Младший МеркГур лежал поперек своего дивана на спине, задрав ноги на спинку и стену рядом с холстом, который ему нарисовала Алина. Его взгляд цеплялся за огни Нью-Йорка, а пальцы скользили по струнам акустической гитары, которая лежала у него на животе. Мелодия текла так произвольно, свободно и легко, не требуя взгляда Макса, что казалось она играет при помощи волшебства. Это было слишком по-читерски, и не отвлекало бы парня от мыслей.

Его брат был помешан на революции, в которую он также пытался втянуть младшего МеркГура, но тот пока что сторонился этой темы, присматриваясь к политическим изменениям, которые, кстати, не очень то его интересовали. Можно было считать, что Алрик уже негласно был в рядах революционеров, просто потому что его туда за ручку притащил Стефан. И просто потому что МеркГур, как истинный слизеринец, умел хранить секреты. И просто потому что они были братьями.
Просто потому что кто-то должен прикрывать задницу этого страстного юноши.

За окном вечерело. Макс перестал бренчать и повернул голову в сторону выхода из комнаты, откуда смешавшись с стойким запахом вредоносных зелий, шел запах еды. Алрик вздохнул, убирая гитару в сторону и усаживаясь на диване, чтобы подняться на босые ноги и направиться к брату. Придя на кухню, младший МеркГур уселся на стол, наблюдая за тем, как ловко его брат-зельевар творит что-то, что, он надеялся, будет съедобным. Главное, что рядом нет ненужных для приготовления нормального ужина колб.

- Сегодня же вроде моя очередь, нет? - Осторожно спросил Рик, вытягиваясь, чтобы заглянуть через плечо брата. - Не то, чтобы я против...
Если бы брался готовить Макс, то скорее всего они сейчас ели бы заказную пищу.

+1

3

Лет с пятнадцати, когда у меня начался тот самый пресловутый подростковый возраст и юношеский максимализм, я с нетерпением ждал того момента, когда я мог бы покинуть отчий дом, отделиться от матушки и вездесущего отчима, дабы начать самостоятельную, взрослую, независимую жизнь, полную героических свершений, всяческих свобод и полного фана. После выпуска я не медлил ни единой секунды и тут же, возвратившись из Хогвартса, с порога заявил матушке о том, что я собираюсь съезжать. Она меня отговаривала как могла. Неудивительно. Голова моя была полна юношеского идеализма, я хотел самостоятельно вершить собственную судьбу и наконец избавиться от протектората родителей, особенно Соурвиста, что начал вдруг пресекать всякие мои попытки высказаться на неугодную политическую тему. По-началу, мне приходилось сложно, заработать деньги даже на самую убогонькую комнатушку в столице оказалось не просто. Но, к счастью, я всегда умел вертеться и находить выходы из самых сложных ситуаций. А так как поступать на серьезную работу в Министерство я не хотел (иначе скрыться от Соурвиста снова бы не получилось), мне пришлось постараться и прокачать свои навыки зельеварения, к которому у меня явно обнаружилось предрасположение. Я начинал с простых бытовых зелий, которые расходились на ура, но делали мне не слишком-то много дохода, затем я углубился в приготовление аптечных препаратов, а там, спустя какое-то время, понял, что не всегда плохи нелегальные способы подзаработать денег тем более, когда на кану стоит твоя собственная независимость и свобода. Нет, конечно, отец предлагал свою помощь, хотел сделать меня совладельцем клуба (он всегда чувствовал некоторую вину или, так сказать, долг передо мной), но пойти на это предложение я не мог, ибо это противоречило моим принципам.
Так о чем это я? Да, я всегда мечтал жить один. Курить бамбук, вешать носки на люстру и творить Мерлин весть что в собственных апартаментах. Но если от родителей можно было кое-как отмахнуться и добиться от них признания собственной независимости. То родному брату это было объяснить вовсе не просто. Да и не мог я отказать Максу, ведь я знал, что и ему в родном доме был невыносим сам воздух. Планировалось, что Макс поживет у меня временно. Но, как это часто бывает, это самое "временно" затянулось на целый год и концу этому не было видно. Не то, чтобы я ненавидел своего брата и его присутствие сильно тяготило от меня. Просто это было отступлением от изначального плана. А я не любил менять свои планы. К слову сказать, пусть я и шутил выше про носки, повешенные на люстры, сам я придерживался порядка, иначе мой "бизнес" давно бы покатился к чертям, а Макс, напротив, не особенно разделял мои воззрения по этому поводу. Но даже при таком раскладе жили мы с ним вполне себе мирно. Макс держал рот на замке и не выдавал мои темные секреты, да и ночевал он частенько не дома, предпочитая постели своих новых подруг.

В тот вечер я получил крупный заказ от компании моих знакомых, что каждые выходные торчали в отцовском клубе. Пока процесс шел отлично, я был крайне сосредоточен и настроен на приятный пятничный вечер. Заказ должен был быть сбыт ночью в субботу, а некоторые излишки я мог оставить для нас с Максом, чтобы расслабиться после тяжелой недели. На этот счет у меня тоже были принципы - я дурманящие зелья собственного приготовления употреблял редко и то самые безобидные. Моему мозгу нельзя было расслабляться слишком сильно, впереди меня ожидала большая революция и огромные планы по построению нового устройства в Великобритании.
-У нас сегодня на ужин магические печеньки,  - усмехнулся я, отзываясь на комментарии брата, - Надо расслабиться, должны быть не очень сильные, - подмигнул ему я, жестом показывая на реальные печенья, пропитанные новым концентратом. - Они немного экспериментальные, но за качество я могу поручаться, - добавил я, расставляя на столе основное блюдо. Готовить меня научила матушка, за что ей большое спасибо. На ужин у нас была тушенная говядина и какая-то зелень. Признаться честно, мне доставляло некоторое удовольствие следить за своим питанием. Жаль, во всем остальном мой образ жизни едва ли походил на здоровый.
-Вы сегодня не играете в клубе? - поинтересовался я, усаживаясь за стол, - В прошлую пятницу ему оказывается была нужна моя помощь, но он об этом деликатно промолчал, - вспомнилось мне. Такое часто случалось с отцом, он словно проверял меня на вшивость или же просто не хотел меня отягощать своими просьбами.
Я с удовольствием поедал приготовленный мой ужин, хотя Макс явно пребывал от него не в восторге. Когда моя тарелка оказалась пустой, я вновь протянул ему печенье, - Ладно, попробуем? Может быть, оно тебе больше понравится? - усмехнулся я, наблюдая за МеркГуром младшим.

+1

4

Брат Алрика был не только революционером, но и еще тем, кто подарил Хъю возможность получать на постоянной основе знатную шмаль. Причем Макс понятия не имел, что именно Стефан поставляет Хъю его траву и всевозможные зелья и порошки. Работать в группе со своим барабанщиком он начал раньше и попробовал от него первый косячок, чем начал жить со свои братом от отца в одной квартире. Теперь Макс был дегустатором всяких экспериментов своего брата, и иногда получал нежелательные эффекты, но все равно продолжал пробовать, тем более, что брат обещал скоро придумать что-то от чего можно будет получать кайф без последствий.

Название ужина Алрика не вдохновляло. Парень взглянул на изделия из теста с легким сомнением во взгляде, затем посмотрел на своего брата, переполненного энтузиазмом, и хмыкнул, сменив сомнение во взгляде на скепсис. Нет, он все равно попробует это, даже если окажется дерьмом первосортным. Однако он не мог просто так оставить Стефана без своего фирменного взгляда того брата, который всегда вытаскивает их из проблем.

Тем не менее, старшак все же сделал нормальный ужин. Нужно отдать должное его матери, в то время как Витани не утруждала обучать сына бытовухе. Макс предпочитал, чтобы ему все преподносили на блюдечке с золотой каемочкой. Его максимум - ужин при помощи магии. И то не факт, что вам понравится. Поэтому когда была его очередь быть хозяином кухни, то он предпочитал что-то на заказ. Или украдет магией из ресторанов, но Стефану и кому-то еще об этом лучше не знать.

- Я же здесь, -  ответил тем самым на вопрос старшего МеркГура младший. - Думаешь, они смогут играть без своего солиста?
Парень усмехнулся и соскользнул со стола, чтобы сеть рядом с братом, улавливая в его голосе легкую обиду, когда тот упомянул под местоимением их общего отца. Макс всегда воспринимал новости об Алексе с тяжелым молчанием, и если от него не требовалось ответа, то предпочитал промолчать. Когда дело касалось всех троих МеркГуров Рику становилось тяжеловато. Было как-то легче воспринимать Стефана и отца по-отдельности. Возможно, парень делал вид, что Стефан был просто его двоюродным братом, а у отца не было другого сына. Но когда они собирались все вместе эти фантазии сразу же теряли свою силу, и Макс начинал ненавидеть свою семейку.
Возможно, от этих мыслей у парня немного растерялся аппетит.

Но надо отдать должное его брату, тот не зацикливался на чем-то конкретном, кроме своей революции, и уже переключил внимание на печенье. Отодвинув со вздохом тарелку, Макс взял печенье и рассмотрел его вблизи.
- Я снова первоиспытатель? - спросил он на всякий случай, чтобы узнать о возможных побочных эффектах. Он не стал долго тянуть и откусил половину печеньки, кладя остальную часть обратно. - Сам пек или купил? - С легкой усмешкой Макс посмотрел брату в глаза, понимая, что изображение становится чуть расплывчатым. - Блять, если я ослепну, ты в заднице, МеркГур.

0

5

Не думала, что скажу это. Но появление в моей жизни новых многочисленных родственников стало для меня некоторого рода утешением в этой угрюмой, серой, сдержанной и безликой стране. После приезда я долгое время слонялась по дому, в котором провел свое детство отец, перебирала книги, покрытые пылью, что завалялись в дедовской библиотеке, тряслась от промозглости и холода, совершая короткие прогулки по унылому садику. За эти короткие дни я узнала это новое странное чувство, когда сидишь в тепле дома за кухонным столом и болтаешь о чем-то со своей бабушкой, которая почему-то любит тебя просто за то, что ты есть, пусть она даже и не знает тебя. Также вскоре я обнаружила, что несмотря на радушный прием, большинству из моих родственников не было дела до нашей семьи, наш приезд мало затронул их привычную, серую жизнь. Но ничего большего я и не ожидала. Я давно разгадала этот секрет счастья. Нельзя слишком многого ожидать от людей, нельзя полагаться на других. У тебя есть свой локус, вот за ним и следи.
Со Стефаном все произошло совершенно случайно. Я не предала значения этому знакомству, но так как он был одним из немногих моих ровесников, мы нашли общий язык. Я была почти уверена, что за все те дни после ужина в доме его матери, он обо мне и не вспоминала. И неудивительно, он производил впечатления очень легкого и мобильного человека, с кучей друзей и еще большим количеством знакомых и приятелей. Он легко заводил разговор, без труда его поддерживал, не пытался казаться чем-то другим. Производил впечатления очень простого парня, пусть и совсем не глупого.
Я первая написала ему письмо и отправила по совиной почте, решая не отступать от местных порядков. Он ответил мне очень быстро. Сразу было видно, что не долго сомневался, радушно приглашая меня прогулять по Лондону, как он и предлагал. Мы с ним весело и необременительно проводили часы в столице, шатаясь по улочками, забегая в кофейню, чтобы переждать непогоду. С ним было, о чем поговорить. Стефан оказался очень приятным и подходящим человеком в тот момент моей жизни. Это сложно было назвать дружбой, мне не приходилось распахиваться наизнанку для того, чтобы наш диалог лился без перебоев и неловких пауз. После той встречи мы виделись еще несколько раз, и это было настоящим спасением, так как я днями напролет не находила себе места в большом доме своих предков, стараясь убежать от тягостных мыслей о том, чего уже нельзя было вернуть. История не подлежала сослагательному наклонению. Меня ждал Хогвартс, как нечто весьма неизбежное, обязательное, как испытание, которое нужно было перетерпеть, выдержать, чтобы после что-то решать, куда-то идти.
Об этой встрече мы договорились пару дней назад. Должны были встретиться, поболтать, он обещал дать мне какую-то книгу по зельеварению, обладающую большой ценностью. Но в назначенный полдень он так и не появился. Я не знала, что думать. Прежде Стефан никогда не нарушал наши договоренности. Я прождала минут сорок, уповая на его дурацкую привычку опаздывать и затем появляться, натянув свою очаровательную виноватую улыбку в тридцать два зуба, но на этот раз это приобретало совсем неприятные обороты. То ли взбешенная, то ли взволнованная я совершила небольшую прогулку уже по знакомому району Лондона, а потом скрепя зубами, решила, убедиться, что Стефан просто идиот и проспал нашу встречу и ничего не случилось, потому я и отправилась на поиске адреса, по которому проживал МеркГур. Это заняло у меня около получаса и уже совсем скоро я поднималась по лестнице, подходила к двери, стучала в дверь, выжидая. Ответа не было. Стучала еще громче, собиралась уже уходить, преодолев пару ступеней, когда услышала шум, поворачивающегося ключа и скрип двери на лестничной клетке. Я развернулась. В двери показался не иначе как домовой. На голове Стефана творился какой-то кошмар, прическа была сбита, проступила легкая щетина, лицо помято, глаз не было видно, ибо он отчаянно жмурился после только что прерванного сна. Я подняла плечи, растерянно с некоторой иронией поглядела на МеркГура, который безуспешно искал взглядом того, что отчаянно ломился в его дверь. Распознав мое присутствие, он непонимающе уставился на меня, а затем мгновенье спустя с размаху хлопнул себя ладонью по лицу, будто что-то вдруг вспомнил.
-Именно, - лишь отозвалась я, оказавшись на лестничной клетке возле Стефана, что уже настежь распахнул дверь. Лишь на одной ноге у него красовался тапок в форме дракона, торс был ничем не прикрыт, благо он не забыл натянуть пижамные штаны.
-Я не вовремя? - усмехнулась я, ко мне закралось подозрение, что Стефан мог быть не один.
-Чертовы дементоры, Грейс, обстоятельства оказались выше меня, - начал он, я готовилась к тому, чтобы удалиться, - Я не один, но ты проходи, проходи, - подозвал он меня, хватая меня за локоть. Очень интересно. Так, значит, у нас не было секретов?
-Думаю, это плохая идея, - начала я, но за мной уже захлопнулась дверь. В квартире стоял полумрак, чем-то жутко воняло. Дверь в спальню была приоткрыта, но я старалась туда не заглядывать, подозревая, что та была не пустой. За Стефаном я проследовала на кухню. Там творился полный мрак, грязь, и запах стоял еще более густой. Котел, установленный на столешнице, еще испускал какой-то непонятный пар бирюзового цвета. Я вопросительно уставилась на Стефана, обосновавшись возле окна.

0

6

Окей, ребят, дайте мне пять сек и я попытаюсь восстановить события прошедшего дня, в результате которого я обнаружил себя посреди кухни под пристальным взглядом Грейс, перед которой мне теперь было очень неловко. Все-таки мы были еще не в столь близких дружеских отношениях, чтобы девушка видела эту сторону моего бытия. Грязная, провонявшая квартира - стыд, стыд, стыд, так не похоже на меня. В соседний комнате без чувств развалился на хозяйском кровати мой единокровный братец, на которого новый состав зелье произвел куда большее впечатление, чем я ожидал. После того, как он принял зелье и начал терять зрение, я не слабо испугался, так как не мог предсказать побочного эффекта. Но пока я пытался сообразить, как все исправить. Макс погрузился в свою, новую реальность и, судя по его дальнейшем действиям, люди в ней умели бегать по потолку и танцевать под звенящую тишину. Что только не вытворял Макс, разве что ему так и не удалось исполнить двойное сальто с переворотом, но вот с задачей раскрушить пол гостиной он справился на ура. Книжная полка была повалена на пол и книги горой возвышались посреди комнаты, диван был залит какой-то изумрудно зеленой субстанцией, на потолке красовались смычные пятна от брызг того цвета, все мелкие вещи в хаотичном порядке разбежались по комнате, шторы со окна была сорваны, а мои настенные плакаты пострадали и того больше, разорванные и смятые они были закинуты куда-то подальше. Но надо отметить, что сейчас я не мог разобрать, кто именно из нас был ответственен за ученный здесь беспорядок. Так как после часового забега по квартире в безуспешных попытках остановить своего брата, я сметал все на своем пути, не предавая значения всем этим материальным ценностям, ибо моей задачей было спасти брата и влить ему в организм порцию зелья, что могло его успокоить. Но тот отчаянно сопротивлялся, не желая расставаться с новым фееричным миром, который явно не вписывался в рамки моей тесной квартирки и потому Макс поставил себе цель снести в ней сами стены. Через час действие наркотика начало ослабевать само по себе и Макс рухнул без чувств на диван. Понимая, как сильно я влип, я пытался привести его в чувства. Но безуспешно. Тащить его в Мунго? Задавался вопросом я. Но Макс сладко спал и, казалось, ничто не угрожало его жизни, поэтому я решил на подставлять свою репутацию. Но в полуразрушенной квартире мне стало скучно, и к тому же я сгорал от любопытства, ибо ничего подобного я прежде не видел. И меня мучил вопрос, пригоден ли был этот товар для продажи, не представлял ли он угрозу жизни людей. И потому, я решил убедиться на собственной шкуре. Я капнул себя буквально на кончим языка...Ну почти...и заряда этой капельки хватило на то, чтобы я в полном забвении пошатался по квартире в бешеном темпе, нанося еще больший урон своей собственности в течение минут десяти и после свалился в накаут, чтобы проснуться на следующее утро и поставить себя в эту неловкую ситуацию, из которой теперь мне надо было выпутаться, избежав расспросов со стороны Грейс.
Пока девушка с ужасом оглядывала гостиную и примыкающую к ней кухню, я поспешил скрыть самые очевидные доказательства вчерашнего мракобесия. Быстрым движением я задвинул котел куда подальше, емкости с ингредиентами распихал по рандомным ящикам и вытянувшись по струне обратился к Грейс с безобидной улыбкой:
-Мы с братом вчера немного увлеклись, устроили вечеринку, ничего серьезного, - потер ладоши я, переступая через раскиданные книги и заваливаясь на диван, - Даже голова не болит...хм, - это я обратился скорее к себе, чем к девушке, размышляя над тем составом, что мне удалось изобрести. Да, возможно, это прорыв в известной нам области!
-Только не заставляй меня оправдываться, - усмехнулся я, поглядев на Ланкастер.

+1

7

Алрик раскрыл глаза, медленно и неохотно, потому что в голове будто бы долбились дятлы. Осознав, что, убивающий все его клетки головного мозга, стук исходит не из его черепной коробки, а откуда-то снаружи, Макс решил, что он имеет полное право столкнуть своего единокровного братца с кровати, потому что это была его квартира, и хозяину следует открывать двери, особенно если в них так долбятся. Если бы Алрик был трезв (или как это называется после наркотиков?), то он бы правильно оценил силу стука, и понял, что его брату ничто не грозит, ибо стучали за дверью, как девчонка, поэтому МеркГур младший спокойно мог пойти сам открыть дверь. Но ему было слишком хреново. Радовало одно - он понял, что к нему вернулось зрение.

Услышав как Стефан рухнул на пол, Алрик удовлетворенно закрыл глаза, давая себе возможность еще немного поспать, ибо стук закончился. Видимо, личность за дверью решила, что никого нет дома. Интересно, сколько сейчас времени? Наверное, не ночь, раз к ним так ломятся. Или может где-то пожар?
Ладно, действие какого-то экстракта точно еще не закончилось, раз Макс до сих пор так активно подбирает мысли.

Он легко мог вырубиться обратно, потому что Стефан не орал о том, что его нужно срочно спасать. Значит это не была полиция нравов, просто полиция или полиция моды, которая легко могла забрать его. Алрик представил, как три разных представителя разной полиции спорит о том, кому важнее поймать такого важного преступника, как Стефан МеркГур, а сам Макс прет его у них под носом. Просто потому что он всегда был тем, кто обыгрывал всех вокруг.
Нужно будет все же поинтересоваться, что же за херня была в печенье, которая делает тебя слепым фантастом.

Когда МеруГур понял, что в квартире вдруг образовался еще один посетитель, кроме него и брата, юноша снова раскрыл глаза, глядя в потолок. Он определенно не был на своем месте, где обычно спал. А спал он обычно на диване в гостиной. До него только что дошло, то, кажется, они со Стефом спали в одной постели в его комнате, где раньше висели плакаты, но похоже в ходе веселья с ними что-то случилось. Отрывки памяти напомнили Алу, что он их сорвал и разгромил половину квартиры, но парню было плевать. Он мог спокойно сделать вид, что ничего не помнит. К тому же он подопытный. Подопытные не отвечают за действия препаратов.

Любопытство и девичий голосок, который смутно прорвался в его сознание, оказались сильнее Алрика. МеркГур поднялся и потянулся, изогнувшись подобно какому-то хищному зверю. Пройдя мимо зеркала, парень приметил, что он лишь во вчерашних мятых джинсах, а его волосы встрепаны в творческом беспорядке, который он никогда не исправлял. То есть по сути, он был прекрасен также, как и всегда. Не то, чтобы его это особо заботило, но если девчонка симпатичная, то он неосознанно предпочел показаться привлекательным. Алрик не отдавал себе отчет о том, что хотел бы, чтобы люди считали его красивым.

Пройдя сквозь весь тот бардак, что очевидно оставил он сам (хотя вряд ли бы Стефан лег рядом с ним на кровать, если бы не попробовал то же самое), Алрик оказался на кухне. Его взгляд тут же остановился на гостье, и его любопытство стало еще больше. На губах Ала заиграла самодовольная ухмылка.
- Я знал, что этот поцелуй не оставит тебя равнодушной, но чтобы найти меня в чужой квартире? Я ошарашен, - МеркГур приложил ладонь к сердцу в театральном жесте. Конечно, он понимал, что это совпадение. Скорее всего, второй МеркГур оказался с ней знаком. Или же Макс что-то у нее забрал, кроме поцелуя? Или она у него и решила вернуть? Предположений было много, но любопытство Макса немного поубавилось. Хотя... Может Стефан успел закадрить американскую красотку быстрее него.
- Привет, сладкий, - мягко промурлыкал Алрик, обойдя брата со спины, проведя ладонью по его животу, целуя при этом в щеку, но глядя на Грейс, чтобы проверить ее реакцию.

+1


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Жилые кварталы » Эббей Роуд 67


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC