ИНФОРМАЦИЯ

Статус проекта: камерный форум

Время в игре: сентябрь 2020

Рейтинг игры: NC-17

Режим игры Смешанный (локации+эпизоды)

НОВОСТИ

Для проекта разыскиваются: соадминистратор (техническое обслуживание форума, графика), модератор (пиарщик), модератор (квестоплетчик, текстовик). По всем вопросам - просьба обращаться в гостиную

АКТИВИСТЫ ФОРУМА


ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ
"Сыворотка правды с ???"


Вверх страницы
Вниз страницы

Hogwarts: Foreign countries

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Хогвартс » Туалет плаксы Миртл


Туалет плаксы Миртл

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Туалет плаксы Миртл находится на втором этаже и почти не используется. В него редко кто заходит, так как там часто протекают трубы и в нем живет очень назойливое и плаксивое привидение. Это призрак девочки, убитой василиском, когда Тайная Комната была открыта в первый раз.

Вход в подземелье, ведущее к проходу в Тайную Комнату, находится в этом туалете. Чтобы открыть ход, надо подойти к одной из раковин, на кране которой выгравирована змея и сказать на змеином языке «Откройся».

0

2

21 ноября 1998. Суббота
Вы можете меня оскорбить и упрекнуть в чем угодно. Даже в этом. Да, я выбрал для тренировок женский туалет. Да, в котором была открыта Тайная комната. Да, в котором жила Плакса Миртл. Но! Зато туда никто не совался и это точно будет самым тихим местом для нас обоих. Почему не пустой кабинет Уилла? Тот парень забраковал этот кабинет для себя. Я не в курсах с кем он там развлекается, да и это не мое дело, пока он сам не решит сказать. А Артур... Этого парня хрен найдешь, а на тренировках по квиддичу он становится просто зверем, что до него не достучаться. В общем, пришлось все делать самому. И я уверен, что Эстер это место не понравится. Еще и упрекнет меня в моей безолаберности. Но я выпутаюсь.
На завтраке в Большом Зале я оставил записку ее младшему брату, который точно передаст ей ее. Этот малый был очень славным. Хотя я видел, что Макс у него в авторитете, но это не значило, что я не смогу с ним подружиться. Оставив парня чувствовать себя героем, охраняющим записку для Эстер, я двинул к женскому туалету, чтобы найти для себя и Миртл компромисс. Эта девчонка-призрак уж точно знает, что меня оповестили геем. Я поговорил с ней до этого, и она вроде как раз решила нам у нее позаниматься, но волновало мне другое - будет ли она против музыки? Я попросил, чтобы дядя прислал мне магнитофон, но волшебники, а тем более призраки могли опасаться таких вещей.
Осмотревшись по сторонам, чтобы никто не видел, как я захожу в туалет, чуть морщусь от затхлого запаха. Что же...  тут хотя бы не мокро, да? А танцорам главное не упасть. Черт, надо будет найти другое место...
- Миртл? - зову девушку по имени, выискивая глазами белесое пятно. - Миртл, вылезай.
Призрак захныкала и появилась, проплывая сквозь одной из кабинок.
- Что ты забыл в моем туалете? А, это ты... - вздыхает, - Чего ты хочешь?
- Как ты относишься к музыке, Миртл? - приваливаюсь боком к одной из стен, сложив руки на груди, гляжу на девушку или сквозь нее. Кто разберет. Призрак проплывает мимо меня, размышляя и даже пожимая плечами.
- Не знаю. А что?
- Как ты отнесешься к тому, что я принесу сюда магнитофон? Это такая штука при помощи которой магглы слушают музыку. Не испугаешься?
Девушка взглянула на меня из-под очков с любопытством.
- Принеси. Хочу посмотреть!
Довольно хмыкнув, выхожу из туалета и жду, когда появится Эстер. Завидев ту на горизонте, подхожу ближе и тяжело вздыхаю.
- Прости, я не нашел ничего лучше. Зато у меня есть магнитофон. Это круче патефона.

+1

3

Сворачиваю за угол и вижу знакомую фигуру, сидящую у фонтана. Вздыхаю, подхожу, сажусь рядом, беру его за руку. Все последние дни я только и делала, что пыталась убедить Макса в том, что Шей не представляет для него никакой угрозы. Но все напрасно. Нэшлоу хоть и придает своему лицу при каждом нашем разговоре на эту тему равнодушный вид, но глаза мои не могут не заметить признаков недовольство, скрывающихся в самых мелких движениях мускулов на его лице. Ему не нравится Шей, не нравится его партнерша по танцам, не нравится, что теперь придется тратить драгоценные субботние в пыльном классе, пытаясь научить бездарную ученицу основам балета.
-Да, ладно тебе. Может быть, она не так плохо, как кажется, - успокаиваю его, невольно удивляясь тому, что ему досталась именно Лиз Блейк, о которой мы так долго дискутировали с Шеем в коридоре замка на днях, - Уверена, из тебя получится прекрасный наставник, - смеюсь я, - И вообще мне стоит беспокоиться больше твоего. Это ты будешь торчать сутками с девчонкой, которая от тебя, я уверена, без ума, - пытаюсь свести все к шутке, чувствуя внутреннюю усталость. Я понимаю Макса, его недовольство. Но он почему-то не замечает, что и мне все это не просто дается. Последнее, что мне сейчас было нужно это публичность и внимание всей школы. А теперь и его нет рядом.
-Я постараюсь сбежать пораньше, - шепчу я ему на ухо и встаю со своего места, целую его в щеку и игриво улыбаясь, убегаю прочь. Спешу на репетицию к Шею.
Проходя по лабиринту коридоров, вспоминаю о записке Фэлла, переданную Оскаром. В голове всплывает лицо брата, довольное и радостное. Теперь они с Шеем друзья - уверен он. Так мало надо для счастья. Была я когда-то такой? Затем мысли вновь возвращаются к содержанию записки. Туалет? Он серьезно? Нужно было умудриться выбрать именно это место для репетиций. Скользко, мокро, холодно. Миртл! Тоже мне тихое местечко. Неужели все остальные места уже заняты? Вот Макс договорился с профессором Зоти использовать его кабинет по вечерам, а почему и мы не могли так сделать? Ох, уж этот Шей. И что будет дальше? Остается надеяться, что танцует он лучше, чем Лиз Блейк.
Перевожу дух, оглядываюсь по сторонам, вхожу в помещение, полное сквозников и чьих-то неприятных воспоминаний. Замечаю Шея и Плаксу Миртл.
-А где же обещанный пустующий класс? - спрашиваю, стараясь не быть слишком грубой. Облокачиваюсь о камень, раскрываю сумку, достаю танцевальные чешки, оставшиеся от Пенелопы. На мгновенье замираю, провожу бережно пальцами по шершавой поверхности, беру себя в руки, не позволяя дать слабину перед Шеем, который и так знает слишком много, скидываю привычную обувь, надеваю чешки.
-Выглядит зловеще, - отвечаю я, подходя к магнитофону, нажимаю первую попавшуюся кнопку, раздаются помехи, словно голоса неведанных чудовищ, отпрыгиваю назад. - Звучит так же.
-Ну, с чего начнем? Думаю, от вальса стоит сразу отказаться, это слишком очевидно.

+1

4

- Ну соррян, класс забраковал мой друг, - отвечаю, разводя руками. Но все же рад ее видеть, потому что она пришла на репетицию даже к туалету Миртл. Да и не так уж сильно она злится. Делает вид строгой старосты и главы студсовета, а на самом деле даже рада, что я нашел хоть какое-то место. Ладно, кого я обманываю. Это самое отстойное место во всем замке. Каморка Филча и та была бы лучше. И суше. Тяжело вздыхаю. - Прости.
Мы возвращаемся в туалет с моим магнитофоном, который Миртл тут же начинает изучать, пока Эстер переобувается. Наблюдаю внимательно за ней, стоя в футболке, джинсах и кедах. О черт, она предусмотрительно относится к этому. Принесла чешки для себя... Я слабо улыбнулся, но замечаю некоторую паузу в ее движениях, и то с какой бережностью она проводит по коже своей обуви. Тихо вздыхаю, понимая, что они как-то... особенно дороги ей. Не спрашиваю, потому что снова полезу не в свое дело. Я и так наделал много делов. Портить все снова? Не надо.
Отхожу от Эстер, подхватив магнитофон за ручку, из которого вылетела Миртл, прося меня показать ей музыку. Водружаю конструкцию на подоконник. Таунсенд следует за мной и жмет на кнопку.
- Ну-ну, полегче. Ты же не хочешь его сломать, - пока выключаю технику и смотрю на девушку. Я даже не думал о том, что мы будем танцевать. Осматриваю ее внешний вид, прикидывая, что пойдет ей больше всего. Она определенно будет в платье. Но...  насколько оно будет открыто? Представляю себе картину того, что у Эстер прикрыто цветной тканью все самое нужное, и может быть один бок. А другой и спина будут прикрыты только прозрачной тканью... Ухмыляюсь от своих мыслей и с тихим смехом произношу:
- Как насчет самбы? - заметив выражение лица хаффлпаффки, хохочу,- Ну ладно, не чисто самбу, а возьмем оттуда элементы. Вообще, я в танцах не силен. Могу там... -  я подошел к магнитофону и включил его. Внутри была кассета с песнями группы Kiss. Как только заиграла I Was Made For Lovin' You, я отрегулировал громкость и задвигался в такт, притоптывая ногой. Одна рука покоилась у меня на боку, а пальцем указательной руки я стал проводить по всему помещению и под припев остановился им на Эстер, подпевая Джину Симмонсу. Я, конечно же, дурачился, но с пластикой у меня всегда было все в порядке. Схватив Таунсенд за руку, я покрутил ее у себя под рукой и в конце прижал спиной к себе. Запах ванили и корицы резко врезался мне в нос, заставляя позабыть и о Kiss, и о Миртл, что мельтешила рядом. Остались только мы вдвоем, и ее губы слишком близко к моим...

Отредактировано Shay Fell (2015-08-09 00:07:23)

+1

5

Молча выслушиваю извинения Шея, стараясь сильно не ворчать, понимая, что сегодня уже нет смысла метаться в поисках нового места. Да и Шея обвинять не спешу, все могло быть и хуже. Остается радоваться, что не приходится танцевать в вестибюле или в главном зале на виду у всех. То и дело перевожу взгляд на Миртл, не уверенная в том, что в его присутствии смогу полностью сосредоточиться. Заговаривать с ней не спешу, дабы не обзавестись лишим рядом проблем и не испытывать чувство вины за оскорбленные чувства привидения, о котором мне часто рассказывала Пенелопа в детстве.
Отхожу подальше от странного прибора, не внушающего доверия, сажусь на каминный выступ и принимаюсь выполнять какие-то незамысловатые движения для того, чтобы размять сухожилия и мышцы. Пытаюсь вспомнить то время, когда я в последний раз стояла у станка и снова натыкаюсь на неприятные воспоминания. О том, как мы корчили серьезные лица с Пенни во время наших танцевальных уроков под руководством профессора Дюморье, от которого вечно пахло чесноком и который часто любил завести разговор о вампирах, доводя до истерики нас с сестрой своей странной манерой выговаривать слова и заставляя нас с трудом сдерживать смех. Вспоминаю, наши минутки безумства, когда профессора отворачивался и я на пару с сестрой неистово дергать всеми частями тела, дабы выплеснуть весь негатив. Вспоминаю, как лишь однажды я танцевала с отцом. Строгий изучающий взгляд, молчаливость и техничность движений. Он не говорил со мной часто, но такие моменты все же для меня что-то значили. И почему он не мог всегда быть таким?
Полностью окунаясь в собственные мысли и вырываюсь из вязких рук воспоминаний только тогда, когда парень вносит свое предложение относительно танца. Я выгибаю бровь. Ведь я никогда не имела дела с самбой. Самба была не из разряда тех танцев, которым учат прилетных будущих дебютанток.
-Я не умею ее танцевать. Не разу даже не пробовала, - задумчиво говорю я, силясь как следует обдумать идею Шея. Наблюдаю за его махинациями, вслушиваюсь в песню, что вырвалась из динамиков прибора стоило лишь парню нажать пару кнопок. Привыкаю в новому ритму. Песня определенно приходится мне по вкусу. Красивая история, отличный драйв. Тут же переключаю свое внимание на импровизированные движения Шея. Не без удивления отмечаю для себя, что у него отличная пластика, столь не типичная для парней. Глаз радует. Артистичность Шея забавляет меня, я улыбаюсь, его энергетика заражает и мне уже самой хочется присоединиться к его трактовке, но что-то меня сдерживает. Не сопротивляюсь, когда Шея привлекает меня, берет за руку, крутит вокруг собственной оси. Тренировки обещают быть веселыми. Останавливается, расположив меня спиной к себе. Я спешу развернуться, чувствуя легкий дискомфорт в таком положении. Оказываюсь совсем близко, лучезарно ему улыбаюсь и отстараняюсь назад, чувствуя смущение. Но затем вспоминаю его секрет и успокаиваю себя. Есть вероятность, что однажды эта неловкость в наших отношениях пропадет, как только я свыкнусь с его ориентацией.
-Может быть, у тебя и получится. Во всяком случае, исходный материл неплохой, - смеюсь я, подхожу к магнитофону и повторяю за Фэллом, одна песня сменяет другую. Через какое-то время одна из них привлекает мое внимание и я останавливаюсь. Смотрю на парня вопросительно.
-Ммммм?

Latin Soul Syndicate - El Gitano Del Amor

Звучит энергичный латинский мотив, под который вполне можно подобрать некоторые элементы из самбы. Понимаю, что танец, который можно воссоздать под этот мотив совсем не из моего ампуа. Но мне все равно, Минерва заставила меня принимать в этом участие, главное, чтобы она не пожалела о том, что вверила им в руки возможность самим выбирать наряды и движения.

+1

6

Между нами повисает молчаливое напряжение, но Эстер спешит его снять. Тихо вздыхаю, когда она отстраняется и по своему хвалит меня. Слабо улыбаюсь, чувствуя как горят мои руки, которые были близки к ее коже. Облизываю губы от не случившегося поцелуя, пока Таунсенд не видит. Миртл прищурено смотрит на меня, словно уверенная в том, что я притворяюсь геем, и сейчас она буквально почти схватила меня с поличным. Но я лишь подхожу ближе к девушке, чтобы проследить куда она там жмет. Девушка переключает мелодии, пока не останавливается на латинских мотивах. Ого, откуда это на моей кассете? Хмыкаю и пожимаю плечами.
- Ты же сказала, что не умеешь танцевать ее, - ухмыляюсь, но при этом понимаю, что она согласна. Так я тем более! Соглашаюсь, кивая, отхожу от Эстер и протягиваю ей руку, чтобы начать репетицию.
Это было нелегко и муторно. Пока мы подбирали движения, казалось прошла целая вечность. Мы уже раскраснелись, и парочка прядей выпали из прически Таунсенд. Зато, казалось, что мои руки побывали везде на ее теле, хотя этого, конечно, было недостаточно, но на большее я не рассчитывал. Нужно довольствоваться малым. Пока что. Тем более мне сейчас не до того... Надо все-таки выучить танец, чтобы действительно не опозориться.
- Знаешь, думаю для первой репетиции хватит, - устало улыбаюсь, чувствуя, как урчит в животе. Наблюдаю за Эстер, что стоит передо мной, до сих пор отрабатывая какие-то движения. Невольно я залюбовался ей и очнулся лишь в тот момент, когда она вдруг подскальзывается на взявшейся неизвестно откуда луже.
- Осторожно! - резко оказываюсь около нее и подлавливаю под спиной в наклоне. Мы замираем - я склоняюсь над ней, и наши лица снова очень близко друг к другу. Судьба явно подталкивает меня к чему-то, но я лишь сглатываю и улыбаюсь. - Думаю, мы закончим наш танец в этой позе.
Выпрямляюсь, помогая встать Эстер, и мысленно хвалю себя. Я молодец. Нужно пока что держать дистанцию. Таунсенд еще не совсем верит в меня и мне. У нас только начали появляться точки соприкосновения. И нет, я сейчас не о моих пальцах на ее талии. Почесываю затылок, глядя на Эс очень серьезно.
- Ну так что? До завтра?

+1

7

Мне было трудно работать с этой музыкой, хотя она и определенно нравилась мне, думаю, она была способна раскрепостить нас и внести драйва в танец, но я долго прикидывала и вспоминала, какие движения могли бы быть уместны в этом случае, но зная совсем немного латинские танцы, я все же могла выдернуть из памяти пару танцевальных фигур, которые по большей части требовали близкого контакта между партнерами и демонстрации страсти. Я оценивающе окидывала глазами Шея, пытаясь решить, сможет ли он со своими "проблемами" изобразить страсть или что-то вроде того. Смогу ли я? Ну что за бред, меня это раздражало! Здесь должен был быть Макс? Хотяя...могла ли я вообще сейчас изобразить страсть? Я же маленькая холодная рыбешка, выкинутая на берег, именно так я себя и чувствовала последние месяцы. Но у этого танца был определенный плюс - никаких рамок, полная свобода, возможность импровизации. Сначала я показала Шею, как ему стоит двигать бедрами, испытывая поначалу некоторую неловкость, ведь не каждый день мне приходилось крутить пятой точкой перед посторонними, но со временем я втянулась и это чувство пропало. Мы потратили кучу времени обсуждая мелкие детали. После чего начали отдельно выполнять движения. Я положила руку ему на плечо, он мне на талию. Он откидывал меня на вытянутых руках в сторону, после чего я кружилась и снова возвращалась к нему. Я поворачивалась к нему спиной - это был самый неловкий из всех моментов, почему я спешила поскорее перейти к следующей фигуре.
После того как примерная схема танца была готова, я принялась отдельно от него отрабатывать движение ногами и бедрами, что сопровождали весь танец и ему советовала. Но сам Шей вскоре поспешил меня прервать, так как я совсем забыла о времени в своих попытка довести все до совершенства и прочувствовать энергию латинского танца. А тем временем уже приближалось время обеда. Согласная с ним, я срываюсь со своего места по направлению к своей сумки и тут-то земля и уходит у меня из под ног, сердце отбивает один испуганный стук, но, к счастью, руки Шея предотвращают мое падение. И мы замираем на секунду так в этом нелепой странной позе. Я бегло осматриваю его глазами, он почему-то нервно сглатывает и почему-то этот жест заставляет нервничать и меня, мне даже кажется, что я краснею.  НО ПОЧЕМУ!!!!! И тут же заливаюсь громким смехом, не зная, что на меня находит, но спешу освободиться от рук Шея.
-Я пока не знаю насчет завтра, я тебе скажу точнее после завтрака, - сказала я, стягивая чешки, у меня были свои планы с Максом, но я уже пыталась в голове спланировать свое воскресное время, чтобы успеть все.

+1

8

Башня Рейвенкло
===>
12 декабря 1998
суббота

Разговор в башне вскоре приобрел очень опасный характер. Тот парень был явно настроен крайне агрессивно и не собирался останавливаться. Он не чурался даже самых мерзких слов, особенно сильно его взбесило появление Шея, который встал передо мной стеной. Он был как раз вовремя, хотя я толком и не успела до конца сообразить в чем было дело. По тому, что парень был не настрое останавливаться и бросался все более грязными оскорблениями, низкими, было ясно, что не прибудь Шей сюда так кстати, я бы могла и не справиться с ними двумя, объявившими охоту. Его слова о том, что я якобы встречалась с двумя парнями сразу ударили меня под дых, а его оскорбление, брошенное мне сразу после, привело меня в шок. Признаться честно, я не была привыкшей к такому, меня никогда прежде не обвиняли в подобной грязи и это было очень оскорбительно. К тому же, мне стало обидно за Шея. Грязнокровка. Я слышала это много раз, от своего деда, отца и многих других, кто принадлежал к высшему слою общества, а все что ассоциировался с этими людьми было мне противно. И эти ребята что-то говорили про моего отца, про то, что я задираю нос. Раз они были такими борцами за справедливость, почему же они тогда кидались подобными заявлениями?
Все произошло слишком быстро, я даже не успела что-то ответить на их реплики, так как Шей это делал за меня, да и сама я прибывала в некотором шоке. Меня поражала враждебность этих людей, та ненависть, которая была обращена на меня, и за что? Просто потому, что я была дочерью Роберта Таунсенда? Все эти полгода я старалась быть тише воды, ниже травы, дабы избегать каких-либо нареканий в своей адрес, но даже это не помогало укрыться от таких идиотов.
Сначала я ничего не понимала, но обида обрушилась на меня уже после, когда мы оказались в нашем месте для тренировок. Шей был на взводе, пару минут назад он вмазал этому негодяю по лицу и видимо еще не мог отойти от бешенства, что вызвал у него этот тип. Он вылил на него помои по всем статьям, прошел по его ориентации и закончил статусом его крови. Меня тоже воспитывали так, что те, кто не был чистокровным, тот был хуже, но с возрастом я начинала сама разбираться в сути вещей, я не хотела быть как дед и отец и это только имело роль, и потому мне нравилось думать, что я отношусь ровно ко всем. А Шею я вообще была сейчас благодарна, он заступился за меня, это было неожиданно. И я испытывала смешанные чувства. Самой мне хотелось плакать. Эти люди снова разбередили старые раны, напомнили о том, кем я была и чего я заслуживала по их мнению, но я старалась сдерживать себя, как могла, хотя глаза были уже мокром месте.
Шей стоял у окна, дыхание у него было тяжелым, а движения нервными.
-Шей, - начала я, голос мой подрагивал, встала напротив и устремила на его взгляд, - Спасибо тебе. Теперь у тебя будут неприятности из-за меня, - я пыталась найти подходящие слова, - Они просто идиоты. Ведь это все ерунда. Все уже давно убедились, что статус крови ничего не значит, - я звучала глупо и неубедительно, рука моя легко дотронулась до его плеча.

+1

9

Весь путь до женского туалета мы молчали. И хоть мое лицо было невозмутимо все это время, внутри меня бушевал гнев, готовый выплеснуться наружу с новой силой. Я готов был вернуться и в мазать тому парню еще раз триста, но разум подсказывал мне, что это плохо для меня обернется.  Вот они  две стороны моих родителей - мама готова убить, а папа думает о последствиях. Этот хер очень не вовремя напомнил мне о смерти моих родителей, да к тому же оскорбил Эстер. В общем, сейчас меня нещадно бомбило.
Я стоял около окна в туалете Миртл, рассматривая свою правую руку, которой вмазал тому парню. Она была красной, болела и подрагивала, словно желала повторить тот удар. Я аккуратно сжал свои длинные, музыкальные, как говорили мне фотографы, пальцы в кулак, чувствуя как боль запульсировала в костяшках. Мое сердце все еще колотилось как бешеное, лицо горело от ярости, но я сдерживал себя и молчал. Оставался невозмутимым для Эстер. Для себя самого...
Ее голос дрожал. Одно звучание моего имени голосом Эстер Таунсенд заставило мои щеки в миг побледнеть, а меня остыть. Ее рука дотронулась до моего плеча и мне тут же захотелось прикоснуться к ней. И я себе это позволил. Мои пальцы легли на ее, и я заставил себя больше не ощущать боль в руке, потому что хотел сжать ее руку в своей. Ее переживания и оправдания были по-детски нелепы, но я не мог ее в этом винить. Поэтому лишь молча повернулся к ней. В ее глазах стояли слезы, но она не давала им возможности сорваться и побежать по ее щекам. Мне показалось, что она делает это из-за меня - будь она одна, то позволила бы себе дать волю эмоциям. Я не нахожу ничего лучше, как притянул ее к себе и обнять, уткнуть ее лицом к себе в грудь, чтобы она могла дать волю слезам, если это ей нужно, но так, чтобы я не видел. Ее аромат ванили и  корицы успокаивает меня, когда я утыкаюсь носом в ее волосы. Мне больше не хочется никого убивать. Я просто хочу, чтобы мы оба успокоились, а особенно она.
- Эстер, - начинаю я, проводя рукой по ее волосам, - понимаешь, мне плевать,  что обо мне говорят. Все судачат о том, что я гей, обзывают меня грязногровкой. Да, я грязнокровка, это правда. А слух о гействе, считай, послал я сам. Мне не на что обижаться. Но когда оскорбляют людей, что мне дороги, я перестаю себя контролировать. Никто не смеет обижать моих друзей.
Мы ещё немного стоим в молчании, пока я успокаиваю девушку, а заодно и себя, прежде, чем я осмеливаюсь заговорить.
- Если ты хочешь высказаться по этому поводу, то я готов тебя выслушать. Ведь знаешь... мой отец тоже мертв. И мама. Погибли в автокатастрофе. Поэтому-то я живу с дядей. Думаю, ты его помнишь, - я слабо улыбнулся, вспомнив как Эстер жила у меня.

+1

10

Jang Geun Suk – Let Me Cry

Стоит мне только положить руку на плечо Шея, как его пальцы нашли мои и крепко сомкнули их. Я не стала препятствовать этому, хотя я уже отвыкла от подобных проявлений чувств. Что это значило? Я не хотела об этом сейчас задумываться, разбираться, подозревать, я чувствовала себя слабой, униженной и отчасти уязвимой, несмотря на то, что я как могла выстраивала стену вокруг себя, это все равно не помогло мне защититься от подобных нападок. В голове исчезли какие-либо мысли, остались лишь ощущения. Я чувствовала как у меня заложило нос от накопившихся слез и как что-то в груди сковало тяжелой свинцовой болью. И чувствовала пальцы Фэлла, которые действовали утешительно. А затем его объятья. Поначалу я немного удивилась, я не ожидала от него такого порыва. Это было не в духе наших отношений, у нас никогда не было особой близости, а тут такое. Но я была сейчас слишком разбита, чтобы сопротивляться. И я была благодарна Шею за то, что он меня защитил. И включать защитные механизмы у меня просто не было сил. Я ощущала тепло и покой. Эти объятья действовали на меня утешительно и мне было уютно, словно я сидела в теплом кресле у камина. Парень был выше меня ростом, и потому мое лицо пришлось на уровень его груди. Я чувствовала запах его одеколона и беспокойное дыхание, которые понемногу приходило в норму, как и мое собственное. Он гладил рукой мои волосы, ощущения были приятные и странные до мурашек, что пробежали по моей спине. Наверное, мне стоило вспомнить про хорошие манеры, воспитание, про то, что это неправильно обниматься с человеком, который я даже не знаю кем мне приходился, но я не находила в себе силы пойти на поводу у привычки и действовать согласно строго установленному кодексу правил. Я лишь аккуратно опустила руки ему на спину. Ненавязчиво. Он заговорил о том, что ему было плевать на такие оскорбления в его адрес. И уже во второй раз она упомянул тот факт, что считал меня своим другом. Что я была дорога ему. Хотя я и не знала, почему. Я ломала над этим голову. Когда мы успели стать друзьями. Я отталкивала его все это время, а он все равно считал меня своим другом. И что странно, сейчас, стоя в такой позе, я почему-то тоже почувствовала доверие к нему. И чаша окончательно переполнялась, его слова меня тронули и я как глупышка не удержала слезу. После всего случившегося я не готова была доверять людям, я не готова была с кем-то сближаться. Я не готова была потому, что знала, что любые отношения, любая дружба причиняет боль. People always leave. Так было в моей жизни. Многие из тех, кто раньше дружил со мной, теперь не обращал на меня внимания, не пытался восстановить прежние связи, а Шей Фэлл почему-то отчаянно хотел быть моим другом.
После небольшой паузы он заговорил о своих родителях. Я знала о том, что он тоже был сиротой, еще летом она рассказывал мне об этом, и я сочувствовала ему потому, что была одной из тех, кто действительно мог понять это. И я знала, что люди в таких случаях не хотят слышать слова сожаления или сочувствия, это не помогало.
-Это правда, мой отец был пожирателем. И его приговорили к казни, - хрипло отозвалась я, Шей хотел меня выслушать, а мне трудно было преодолеть какой-то невидимый барьер и заговорить о наболевшим, но сейчас я чувствовала, что могла это сделать, я ему доверяла, - Он умер как раз в тот день, когда мы познакомились. И мой дед тоже, - я ненавидела деда и желала ему смерти, но отца я ненавидела иначе, он все же был отцом, он все же не был таким психом как Эдвард Таунсенд и его смерть, хотя я не хотела себе в этом признаться, причиняла мне боль, - А твои родители. Давно они погибли? - после еще одной паузы спросила я аккуратно, так как понимала, что, возможно, Фэлл тоже хотел выговориться, поделиться с кем-то.

Отредактировано Easter Townsend (2015-08-19 09:20:44)

+1

11

You were my sun
You were my earth
But you didn't know all the ways I loved you, no
So you took a chance
And made other plans
But I bet you didn't think that they would come crashing down, no

Пожиратели...  Да, их отголоски еще долго будут нас преследовать. Я слышал по голосу Эстер, что она не хотела такой участи для своего отца, но не для деда. И это случилось в день нашего знакомства. Мне стало как-то не по себе. Моя ладонь все еще механически проходила по волосам и спине Эстер, в то время, как мой взгляд уперся в стену напротив раковин. Я понимаю, что мое сожаление не принесет ей облегчения, потому что проблемы в ее семье все еще существуют. Я не мог спросить, почему она винит во всем свою мать, потому что не могу выдать малыша Оскара, который скрывал мой секрет. Поэтому я просто все еще обнимаю ее, молча выказывая свою заботу. Она может доверять мне, может быть слабой рядом со мной, потому что я решил быть сильным для нее.
Но Таунсенд знает куда нажимать. Прошло четыре года с тех пор, как погибли мои родители, и я вроде бы привык говорить о их смерти со спокойствием в голосе, но сегодняшняя ситуация выбила из колеи нас обоих. И хоть мой голос все равно не дрожал, мое сердце больно кольнуло.
- Я был на втором курсе, - лишь ответил я, потому что больше не было ничего, что я мог бы сказать. Рассказать о том, как моя мама была готова уничтожить любого кто оскорбит ее родных и близких? Или рассказать как мой отец мог продумать такую схему для продаж, что ни один популярный бренд или торговый центр не могли его переплюнуть? Все это было в прошлом и суть была не в этом. Чуть отстранившись от Эстер, я взглянул на ее лицо и убрал слезы с ее щек, слегка улыбнувшись, чтобы приободрить ее.
- Не будем больше о грустном. Нам нужно тренироваться. И я думаю, что мы верно движемся к первому месту! - я придал своему голосу веселые нотки и спустил одну руку на талию девушки, а второй включил магнитофон. На удивление, там заиграла медленная мелодия и я не стал ее переключать. Опустив вторую руку на талию хаффлпаффки, я прижал ее ближе и мерно закачался с ней в такт музыке. Наш первый медленный танец прошел в полнейшей тишине.

Отредактировано Shay Fell (2015-08-19 20:45:13)

+1

12

19 декабря 1998
суббота

Большую часть дня я провела на трибунах. Это был день игры Слизерин и Рейвенкло. Макс был весь на нервах, так как они уже проиграли одну игру сезона и второй попытки у них уже не было. Они должны были выиграть, либо смириться с ролью аутсайдеров. Я как могла поднимала ему настроение весь день, чувствуя себя шутом, хотя все мои мысли были заняты предстоящим балом. Я серьезно относилась к увлечению Нэшлоу, но сама все время возвращалась мыслями к танцам. И не только к ним. Мне не давал покоя разговор с братом, произошедший накануне. Мы вместе с Оскаром мирно беседовали в Большом Зале, он рассказывал мне про профессоров и своих друзей, про Шея, который теперь стал его настоящим кумиром. Я и не заметила, как одна случайно оброненная фраза моего брата поставила меня в тупик и показалась уж слишком двусмысленной, я переспросил и удивилась странной реакцией Оскара, изменившемся в лице, встрепенувшимся и попытавшимся сменить тему разговора. Но я уже уцепилась за эту игру слов и строгим взглядом дала мальчику понять, что ему придется объяснить мне, что происходит. Он отпирался, шутил, эмоции одна другую сменялись на его лице, но в конце концов, он раскололся. Я была в некотором шоке. Слушала я брата молча, тот был на грани нервного срыва, он плакал и твердил, что предал Шея, что тот его не простит. Я поспешила успокоить ребенка, но он не хотел униматься вплоть до отбоя, пока он сам уже не начал валиться с ног. Вернувшись в свою гостиную, я, наконец, получила возможность обдумать услышанное. Речь шла о Шеи. И о том, что тот как-то пару недель назад поведал моему брату большую тайну, что Оскар тщательно скрывал все эти дни, - я нравилась Шею Фэллу. Мне не сразу удалось переварить эту информацию, я переспрашивала брата и когда тот завел речь о каких-то там поцелуях, я поняла, что мне не показалось. Я сидела в гостиной, глядя в одну точку, вопрос сыпались в моей голове одним за другим. Как? Почему? Разве? Не может быть. Или может? Он же гей! Да ты сама-то в это веришь?
Да, это правда, у меня были какие-то подозрения в последнее время. Я ловила взгляд Шея там, где ему не следовала быть, я то и дело обнаруживала его руки у себя на талии, даже тогда, когда в этом не было особой надобности, я неделями наблюдала этот странный взгляд его глаз, наблюдающий и выжидающий. И я убеждала себя в том, что то были всего лишь случайности, мои глупые фантазии, я отметала всякую мысль об этом прежде, чем она успела приобрести словесные очертания в моей голове. Мы же танцевали вместе, прямого контакта было не избежать. Но меня не покидало ощущения какого-то напряжения, статики в воздухе. И теперь все встало на свои места. Он мне врал. Вся эта история с его ориентацией с самого начала была слишком запутанной и непоследовательной. Я была удивлена, в смятении, даже какие-то непонятые смешливые мысли щекотали мой мозг изнутри, но я не была в гневе, не была взбешена. И это было само по себе странно. Ведь я не терпела лжи. Но теперь я просто пыталась вспомнить все, вся эта ситуация была рассмотрена мной с другого ракурса. Я поняла, почему Шей выбрал меня на распределение, его аргументы рассыпались. Я поняла, откуда возникло это напряжение, где росли ноги у всего этого. Я видела это много раз, но теперь, пребывая в неведении, я старалась всячески не замечать происходящего. Теперь, так вышло, Шей был моим другом. Понадобилось всего пару недель, чтобы это случилось. Рекордный срок для скрытной и замкнутой меня. Но почему-то я ему доверяла. Перед глазами до сих пор стоял тот случай в башне, и объятья после. Но, оказалось, они были отнюдь не дружескими.
Продолжала удивляться я и на следующее утро, и весь следующий день. Я не знала, как теперь мне стоило вести себя с Шеем, но мне не терпелось пойти на репетицию, чтобы выложить карты. Рейвенкло в тот день проиграл, это меня расстроило, но я не особо внимательно следила за игрой, хорошо, что хоть Макс не упал с метлы. Он был очень подавлен и я испытывала чувство вины за то, что не провела с ним достаточно много времени после провала. Но глубоко внутри я чувствовала усталость, все с Нэшлоу было сложно в последнее время, он был моим другом, парнем, но никогда он не был таким нервным и раздражительным как в последнее время, мы больше говорили, чем делали то, что обычно свойственно влюбленным.
Уже вечером я спустилась на второй этаж, надев тренировочный костюм и чувствуя узел в животе в предвкушении скорого разговора, зашла в туалет. Шей уже был здесь, он встретил меня привычной улыбкой, рад был меня видеть. Конечно! Но теперь он смотрелся в ином свете, я постояла в проходе пару мгновений, внимательно озирая его, после чего двинулась к магнитофону, включила музыку.
-Ну, что в давай станцуем напоследок, - сказала я, это была наша финальная репитиция перед балом. Мы принялись повторять уже набившие оскобину фигуры, весь танец я выполнила на автомате, большую часть времени наблюдая за Шеем, как бы делая акцент на каждом его прикосновении и взгляде. Когда наша запись кончилась, началась другая медленная, я улыбнулась, мы продолжали стоять в той же позе и тут то я и решила взять быка за рога, пока Шей еще в упор смотрел на меня.
-Зачем ты мне врал? - спросил я спокойным тоном, без нотки гнева или обиды, и от того он прозвучал еще более пугающим, как мне показалось, - Ты же не гей, правда? - я внимательно смотрела на лицо Шея, желая увидеть каждое маленькое движение его мускула. Это было даже забавно. Что-то продолжало щекотать меня изнутри под ложечкой.

+1

13

It's like you're my mirror,
My mirror staring back at me.
I couldn't get any bigger,
With anyone else beside me.
And now it's clear as this promise,
That we're making
Two reflections into one.
‘Cause it's like you're my mirror,
My mirror staring back at me, staring back at me.

Игра Рейвенкло и Слизерина была провалом с самого начала. Я видел, каким Нэшлоу вышел на поле. Он не был настроен на победу, он не был собран, он шел против себя самого. Я пусть и был соперником Нэшлоу, но никогда не был за победу Слизерина, потому что лучше победить достойных соперников, чем змей, которые готовы на любую подлянку. Это была самая отстойная игра. Максу нужно было больше думать о своей команде, чем о ревности ко мне. Да, он до сих пор ревновал меня к Эстер, хотя даже не видел ее и меня вместе в последнее время. Наши моменты уединения - наши репетиции. Во все остальное время я старался давать Таунсенд свободу, хотя, кажется, МакГонагалл неосмысленно сговорилась со мной - она заставила нас с хаффлпаффкой подготовить все нужное для бала, уверенная, что студенты лучше знают, что нужно студентам. С моей безбашенностью и умеренностью Таунсенд, я был уверен, что этот бал будет просто шикарным.
Я не видел девушку весь вечер и пребывал в достаточно хорошем настроении. Это должна была быть наша последняя репетиция, потому что мы решили, что уже вполне готовы, а мусолить одно и тоже по несколько раз, когда все заученно до корочки, не интересно. Лучше для Эстер, хуже для меня. Наше время будет лишь бал. А после этого я решил все-таки позвать девушку с собой к Каю. Я видел, что ей не нравилось поведение ее парня и они общались все меньше и меньше. Я выжидаю и так слишком много. Но я знаю, что она уже достаточно доверяет мне и даже называет своим другом.
Я уже ждал ее в "нашем" туалете и привычно встретил ее своей теплой улыбкой, показывая, что рад ее видеть. Каждый божий раз рад ее видеть. Она как-то странно смотрела на меня некоторое время, что мне даже стало не по себе, но она решила начать тренировку. Пожав плечами, я привычно прижал ее к себе, чтобы повторить в очередной раз уже отточенные движения, раз за разом. Но в этот раз я... кажется, я ловил какие-то странные взгляды от Таунсенд и это немного меня напрягало. Я не мог расслабиться окончательно, особенно, когда она ТАК смотрела. Спасибо, Годрик, что сменил песню. Мы по привычке замерли друг на против друга, намного дольше, чем это бывало обычно. Я чувствовал жар ее тела и запах ванили с корицей. Мои уши почему-то заалели, когда я ощутил, что моя ладонь лежит ниже обычного, поэтому медленно провел ею выше на спину Эстер, когда та заговорила.
Ее слова заставили меня в миг побледнеть, но не более. Я всматривался в ее глаза, что искрились хитринкой и понял. Оскар проболтался. Все рассказал сестре. А она теперь уверена, что я не гей, и видимо начала видеть истину. Все провалилось. Шоу Шея Фэлла закончилось. И смысл что-то объяснять? Я его не видел. Врал. Несложно догадаться зачем. Чтобы она в меня влюбилась. Эстер Таунсенд не была глупой девушкой. Она была умной, самой прекрасной... Доброй лишь с теми, кто был добр к ней. Но она так боялась это показывать. Боялась доверять.
На моем лице вдруг появилась снисходительная улыбка. Я возвел взгляд к потолку, задрав лицо и покачал головой. Все. Мне не нужно больше играть этот цирк, не нужно притворяться. Пора раскрыть все карты. Вернув взгляд к девушке, я переложил одну руку ей на шею, склонился и, наконец-то, снова поцеловал ее. Поцелуй взорвал во мне фейерверк эмоций, и я пытался вложить в него все свои чувства к Эстер Таунсенд. Пытался показать, как соскучился по ней. И как соскучился по настоящему мне, испытывающему к ней самые теплые и приятные чувства.

Отредактировано Shay Fell (2015-08-19 22:56:08)

+1

14

Love
Love will come find you
Just to remind you
Of who you are
Oh love
It will forsake you
Threaten to break you
Take what you got
Everybody laughs
Everybody cries
Sure it could hurt you baby
But give it a little try
See that's the thing about love .

https://38.media.tumblr.com/116c50d07a4c7737cd3e17d8909dbc5c/tumblr_nsy9wcpInx1tznk5jo1_400.gif
Не знаю, чего я ждала. Наверное, мне хотелось увидеть растерянную мордашку Шея. Это и вправду мне казалось забавным. И почему я совсем не злилась? Не хотела вынести ему мозг, обвинить в страшных грехах? Это был какой-то полный сумбур. Я была так оглушена потоком мыслей в моей голове, что плясали, как черти, что не заметила опасное движение руки Шея, которое тут же приняло свое законное место. Не чувствовала себя оскорбленной, лишь замерла в ожидании. Шей смотрел на меня с секунду после сказанных слов, которые должны были привести его в полную растерянность, заставить оправдываться, лепетать, но вместо этого он изобразил какую-то весьма многозначную театральную сцену. Я не знала как на это реагировать. Растерялась. Похоже, он совсем не был расстроен тем, что я узнала. Дальше все происходило как в зазеркалье, словно я сама наблюдала за собой со стороны. Шей приблизился, сократив и без того минимальное расстояние между нами. Я знала инстинктивно, что значил этот жест, что за ним последует, но я не стала отстраняться, бросаться в сторону, я просто позволила ему это сделать. Снова. Но на этот раз какие-то другие силы взяли надо мной верх, направляя меня, диктуя, что надо делать. Мое сердце ударило в уши стуком тяжелого молотка. Дрожь пробила тело и снова что-то с удвоенной силой бессильно затрепыхалось у меня в животе. Я попала в этот плен. Влажных, мягких, но требовательных губ. И я подалась им навстречу, не в силах сопротивляться. Слабая и бессильная Эстер - отголоски моего здравомыслия, билась в истерике рядом, наблюдая за это картиной, не в силах что-либо сделать. Другая Эстер, которую я не знала и узнавала с трудом, охотно отвечала на этот поцелуй. А руки ее поднялись в воздухе легко, словно подброшенные невидимыми чарами, и пальцы утонули в растрепанных волосах Шея. Тело мое жило теперь отдельной жизнью и он требовало этих ласк и тепла, его запаха, наполнившего грудь.
Кто был для меня Шей Фэлл? Я думала он был хорошим милым другом, способным помочь и утешить. Но теперь в моей голове возникло совершенно другое представление об этом. Он смотрел на меня, он пошел на эти дурацкие танцы на меня, он ничего не требовал, он был рядом в момент моей слабости, он утешал меня и рядом с ним было комфортно, тепло и уютно. Как в тихой гавани. Так почему же сейчас я должна была отказываться от возможности оказаться в этой гавани? Я не думала о последствиях, красный туман окутал мое сознание, я больше не думала, не строила догадки, ничего не решала. Я была девушкой и не хотела ничего решать, я хотела целовать Шея Фэлла и все. Но даже я не могла проделывать это вечно. Я задохнулась и, наконец, отстранилась. Уставилась в пол, поглядев туда пару секунд и очень слабо соображая, как после наркоза. Затем посмотрела на Фэлла.

Отредактировано Easter Townsend (2015-08-19 23:37:55)

+1

15

Она поддается почти сразу же и это, черт побери, очень тешит мое самолюбие. Больше не сдерживая себя, я прижимаю Эстер вплотную, требовательнее целуя ее в губы, которые дарят мне ее сладкий вкус. Я сплетаю наши языки, спустив руку ей на поясницу, и продолжаю целовать и влюбляться в нее снова и снова, пока у нее не кончается дыхание и она не отстраняется. Она не смотрит на меня некоторое время, глядя в пол, а я на нее, все еще не выпуская ее из объятий. Она смотрит на меня и  явно чего-то ждет. Мягко улыбнувшись, убираю прядь волос ей за ухо.
- Все это было, чтобы сблизиться с тобой, - тихо начал я. Мой голос охрип,  потому что мы долго целовались. - Ты совершенно не хотела выходить на контакт, и я подумал, что если убедить тебя в том, что я безопасен, что я буду рядом, как друг, чтобы тебя поддержать, то ты вскоре поймешь, что я не причин тебя вреда. Я не знал влюбишься ты в меня или нет, и поговорив с Оскаром очень обеспокоился, что нет. Поэтому я лишь наслаждался мгновениями, что мы проводили вместе, уже под конец пустив все на самотек... Но... - я вздохнул, взглянув ей в глаза, - я хотел и все еще хочу позвать тебя на Рождество со мной к Каю,  зная, что ты не собираешься домой. А теперь даже не уверен, что стоило об этом говорить.
Я рассматривал лицо Эстер, пытаясь понять о чем она думает, но ее выражения лица было непроницаемым. Она пользовалась моей же тактикой против меня самого. Слегка ухмыльнувшись, я провел тыльной стороной пальцев по ее щеке.
- Ты мне очень нравишься, Эстер. Мне кажется, с того момента, как ты согласилась пойти ко мне домой. И прошло уже почти полгода, а я не могу переключить свое внимание ни на кого. Понимаешь? Если ты... отвергаешь меня, я не знаю, что со мной будет.

Отредактировано Shay Fell (2015-08-20 01:10:23)

+1

16

Я молчала в некотором оцепенении. Мой разум превратился в безумный калейдоскоп, где все смешалось. Я не знала, что сказать. Я пребывала в тихом ужасе от себя самой. Я поцеловала Шея Фэлла. И мне это понравилось. Этот поцелуй волновал меня, поднимал какие-то скрытые ресурсы чувств, как мне казалось утерянных. Этот поцелуй не был пресным, как остывший чай, он не был дружеским, какие были все наши поцелуй с Максом. Он действительно задел меня за живое, всколыхнул меня. Я уже забыла это чувство, из-за потери сестры, из-за всех страданий, что пришлось перенести, я думала, что уже никогда не смогу влюбиться. Но кажется это случилось. Иначе как можно было объяснить эту взрывную волну, что поднималась у меня под диафрагмой?
Он прикоснулся к моим волосам, ощущение было похоже на то, что испытываешь, когда твое лицо ласкают солнечные лучи. Наконец, он заговорил, теперь я могла узнать, как все было на самом деле. Весь этот спектакль был для меня. Во истину хитроумный план. Он даже успел поговорить с Оскаром. Когда? О чем? Окружал меня со всех сторон, даже к брату сумел подобраться. Я плохо соображала. А он уже переводил тему на Рождество. Я не совсем поняла, о чем шла речь. В голове я подбирала варианты и только потом поняла, кто такой Кай. Это был мой однокурсник и друг Шея, с которым я видела его несколько раз. Парень производил впечатление очень самовлюбленного и самоуверенного типа, я таких не любила. Да, и что от меня ждал Шей? Что я тут же соглашусь? Мне не очень хотелось оказаться в новой компании. Да и вопрос с Максом теперь встал очень остро. Он был моим другом, я его любила и мне было стадно, ужасно причинять ему боль, предавать его. Но я это уже сделала. И мне почему-то не хотелось жалеть о случившемся. Я жалела в своей жизни о стольких вещах, о многих плохих вещах. Почему я должна была винить себя в том, что иногда шла на поводу у собственных желаний? Но как мне теперь объясниться с Нэшлоу, чтобы не ранить его слишком сильно. Это и так был не самый лучший год для него. Зачем Шей торопил события? Я разрывалась. Я не хотела обижать никого из них. Но проблема была в том, что целовать-то я хотела именно Шея.
-Кажется твой план сработал, - тихо отозвалась я и искорки смеха защекотали меня. Все-таки не смотря на всю сложность, эта ситуация была настолько комичной, и я не знала смеяться или плакать.
-Насчет Рождества, - протянула я, сделав шаг назад и обняв себя руками, чтобы успокоиться, - Я не знаю, Шей. Ты же помнишь, что я все еще в отношениях с Максом, - начала я, и озвучив это, почувствовала себя немного мерзко, я была с двумя сразу, это было не в моем стиле, совсем, - И еще этот дурацкий матч, - с досадой выпалила я, обращаясь скорее к себе, чем к Шею.
Далее последовало его признание. И я испытала какое-то странное чувство счастья и боли одновременно. Я смотрела на его лицо и у меня сердце разрывалось, я верила ему, я не хотела причинять ему боль. Но надо было что-то решать, и мне нужно было время, чтобы подумать. Хотя я понимала, какого решения требовало мое сердце. Он прикоснулся ко мне и я вздрогнула, удивляясь, что он был способен так легко воспламенить мою кожу своим прикосновением.
-Шей, - тихо выдохнула я, поддалась порыву и обняла его снова, - Мне надо подумать. Я не могу так поступить с Маком, мне нужно время. Мне нужно с ним поговорить, - я надеялась он поймет.

Отредактировано Easter Townsend (2015-08-20 11:25:54)

+1

17

Годрик Иисусий, она даже смеялась! Значит не все так уж плохо... Кажется, я выдохнул с облегчением и прикрыл глаза на мгновение наслаждаясь нашим моментом правды. Моментом, когда все рамки стерлись и мы стали еще ближе. Эстер Таунсенд больше не сбегала от меня. Эстер Таунсенд стояла рядом со мной, в моих объятиях и смотрела на меня так, словно... словно она влюблена в меня. Мои глаза искрились радостью, когда я смотрел на нее, а внутри дикий зверь, рожденный соперничеством с Нэшлоу, вдруг превратился в пушистый комок мягкости и любви. Чувства меняли людей, делали их слабее и податливее. И я поддавался Эстер Таунсенд, также как она поддавалась мне.
Но я замечаю некий испуг в ее глазах и она отступает, обняв себя руками. Чуть нахмурившись, я медленно опускаю руки, которые хранят в себе тепло тела девушки. Морщусь, слыша как дрожит голос, как ей не по себе от того, что происходит, но лишь киваю, понимающе отступая. Я выключаю магнитофон и вздыхаю. Макс ее первостепенная проблема. Мне нужно лишь еще немного потерпеть. Я терпел почти полгода, что тут... еще всего пять дней. И Эстер Таунсенд будет полностью моей. Ведь к этому я так стремился? Да. Но почему я не чувствую того торжества, которое обычно бывало, когда я добивался девушки? Проблема ли в Нэшлоу? Проблема ли в том, что я не хотел, чтобы все так произошло? Я не знал.
Она снова смотрит на меня, и я не отвожу взгляда, потому что мне нужен этот контакт. И он нужен ей. Она поддается навстречу ко мне, чтобы обнять меня, и я обнимаю ее в ответ. Обхватив ее руками, мягко прижимаю ее к себе, уткнувшись носом в ее волосы, чувствую и мысленно ощущаю, как ее разрывает на куски. Бросать парня перед Рождеством... не самый приятный момент для воспоминаний и  дружбы. И мне снова стало противно за себя самого. Я портился, гнил изнутри, становился кем-то, кого люди недолюбливают и знают о его плохой репутации. Я разрушил пару. А я не хотел быть таким, поэтому лишь киваю на последние слова девушки и прижимаюсь губами к ее лбу.
- Я понимаю, - проговариваю я то, зная, что она хочет это слышать, потом смотрю ей в глаза и выпускаю. - Думаю, мы закончили на сегодня. Найди меня, когда... когда захочешь, - слабо улыбнувшись, я поцеловал в уголок рта длительным касанием, подхватил магнитофон и покинул туалет, решив побыть один.

+1

18

20 декабря
Прошло уже полгода с тех пор, как я в последний раз говорила с мамой. Полгода не была дома. И не собиралась праздновать это Рождество в семейном кругу. Не была я готова увидеться с матерью, вернутся в дом, где все началось. Где теперь было так пусто. Так скорбно. Без Пенни. Без отца. Что там осталось в таком случае? Ничего, ради чего стоило бы возвращаться. В предпраздничные дни мои мысли все чаще возвращались к этому, всем было весело, все пребывали в ожидании рождественского чуда, но у меня на душе было тяжело. Кроме того, теперь я все время испытывала чувство вины за произошедшее с Шеем, за то, как собиралась поступить с Максом. Но как бы странно это не было, маленький инцидент в туалете был той единственной радостью, что помогала мне балансировать и не впадать в депрессию. Я думала о Шеи и улыбалась этой глупой улыбкой, что была мне не свойственна. Я снова и снова воспроизводила в уме ту сцену, опять ощущала вкус его губ и мне хотелось еще. Это вызывало лишь легкое головокружение и приливы необъяснимого всепоглощающего счастья. В то время как у меня оставалось еще много нерешенных дел. У меня было совсем немного времени перед балом, а я все еще не определилась с тем, что надеть. До недавнего времени этот вопрос меня нисколько не волновал, эта затея казалась мне глупой. Для меня так все эти танцы представлялись неким пиром во время чумы, но то, что происходило между мной и Шеем заставило меня на долю секунды усомниться в своем решении надеть на бал самое обычное свое платье (гардероб мой был теперь скуден ибо он состоял их тех тольк вещей, что я успев унести с собой в августе) или же вовсе остаться в платье, что предназначалось для самбы. О нем то я позаботилась с самого начала и оно стоило мне немалых усилий. Я потратила целый выходной в Хогсмиде, пытаясь отыскать нужные мне ткани, так как в Лондон вернуться я не могла, а попросить о помощи вне замка мне было некого. Когда я наконец подобрала необходимый мне ярко красный атлас, я с трудом нашла женщину, что огласилась мне за небольшую плату создать отличный костюм. Средства я взяла из тех денег, что перешли мне лично от Пенни. А вот решить вопрос с платьем для бала я не нашла ни времени, ни сил. И вот буквально за несколько часов до бала, рано утром мне пришла посылка от матери. Сверток содержал в себе платье. Видимо, моя мать каким-то образом узнала о предстоящем бале и решила проявить свою материнскую любовь. Я провела все утро и день, гипнотизируя полученную посылку. Я не могла определиться, как мне стоит повести себя в подобной ситуации. Надеть платье и поступиться своими принципами или испортить себе вечер сомнениями и попытками вычислить, насколько ужасна я на фоне других девушек. А потом я просто начала искать для себя оправдания. Ведь моя мать не узнала бы, надень я это платье. Ведь это всего лишь платье, а не шаги в сторону перемирия.
В конце концов, все закончилось тем, что я бодро вышагивала в сторону туалета, а на руке у меня покоился сверток с платьем. Предстоящая встреча с Шеем взбудоражила меня, выступление, от которого нас разделяли какие-то полчаса тоже заставляли мои колени подрагивать. Я хотела и в то же время боялась увидеть парня вновь. Я не поговорила с Максом, просто не нашла в себе силы, не выгадала подходящего момента и теперь молилась, чтобы Шей не завел разговор об этом. Я не хотела оттолкнуть его или причинить ему боль. Я беспокоилась, что я снова не смогу держать себя в руках. И с чего бы это, ведь я всегда была такой сдержанной.
Выдохнув, я ступила в туалет. Шей меня уже ждал. Здесь было непривычно душно, так что мое лицо мгновенно запылало.
-Готов? - спросила я, оглядев парня, что уже накинул на себя рубашку. И он ему чертовски шла. Как и весь осальной костюм, что в миг предал ему солидности.
-Скоро объявят первую пару, мы следующие, в сильных такая неразбериха, что я даже не успела переодеться, - старалась я улыбаться как можно больше, хотя все внутри у меня сжалось в камок и пребывало в состоянии ужасного напряжения. Что будет дальше?
-Я быстро, - сказала я и запорхала в кабинку, где в темпе вальса стащила одежду, накинула платье очень аккуратно, чтобы не ненароком не порвать его или не оборвать блестки.
-Помоги мне, - нерешительно подошла к Шею я уже после, чувствую снова возрастающий трепет под диафрагмой. Я не знала, зачем это делала. Могла обойтись и без его помощи. Но уже не хотела. Мне не терпелось снова увидеть этот его взгляд.

0

19

Мой костюм для бала был подготовлен еще после первой репетиции.  Мы с Эстер решили надеть красное, ведь самба весьма зажигательный танец, как и этот цвет. Я договорился с кутюрье,  у которых работал моделью, чтобы они пошили стильный костюм для меня,  чтобы прямо
покорить Таунсенд. И они выполнили свое обещание. Я считал, что костюм то что нужно.  Даже Кай мне позавидовал. Он не сказал об этом, конечно,  но я все видел по его глазам.
Эстер хотела, чтобы мы встретились в туалете перед тем, как пойти к залу. Я был не против, учитывая, что вчера мы выяснили что я не гей, я теперь свободно чувствовал себя рядом с Эстер, но ощущал себя как то по другому... словно стал старше или типа того... я знаю, что прошло очень мало времени, и она возможно ещё даже не видела Макса. И поэтому я не мог толком расслабиться, быть все тем же беззаботным малым, который любил смешить девушку. Парни не могли меня узнать со вчерашнего дня.
Я проснулся рано. Что уже было удивительно. Молча оделся и молча вышел вместе с Уиллом из гостиной направляясь в сторону туалета Миртл. Уилл выступал первым, а мы за ним, поэтому я хотел поскорее встретиться с девушкой. Но когда я пришёл,  ее все еще не было. Тяжело вздохнув, я надел свой жилет  и стал застегивать пуговицы, но пальцы меня не слышались,  они дрожали и я бросил эту затею, пока не пришла Эстер. Нервно улыбнувшись ей, я не определенно пожал плечами,  давая ей возможность переодеться. Я молчал, ждал, но вопрос так и желал сорваться с моих губу.  Что с Максом? Но я прекрасно понимал,  что нельзя нервировать ее перед конкурсом, иначе это выйдет нам боком. Ведь мы так стремились к этому...
Она скрылась в кабинке, а я заходил по туалету. Но Эстерне заставила себя долго ждать. Она вышла ко мне с обнаженной спиной, от чего я замер в оцепенении, глядя на ее бледные плечи, лопатки, шею, которые она так любезно предоставила в мое пользование. Я сглотнул и приблизился к Таунсенд, берясь пальцами за застежку, и пока молния шла под моей рукой медленно наверх, я осмелился пройтись губами по ее плечу к шее, оставляя дорожку поцелуев до ее уха, вдыхая мой любимый запах ванили с корицей.
- Все будет хорошо, - пообещал я ей, чувствуя как она волнуется и нервничает. Прямо как я. Помогая ей с платьем, я отступил и наконец смог застегнуть свои пуговицы, словно мои собственные слова придали мне уверенности. О Максе мы поговорим потом. Сначала танец и конкурс.
- Идем, - я с улыбкой протянул ей свой локоть и повел вниз.

+1

20

После танца
Я все еще дрожала по инерции, но была рада, что решительный момент был уже позади. Меня переполняло невероятное счастье. Мы так долго готовились, а теперь все. А еще совсем недавно мысль о конкурсе казалась такое невыносимой. Еще недавно я не подозревала, чем обернутся наши репетиции. Не знала, что я могу так относиться к Шею, не подозревала, что снова смогу испытывать этот приятный мандраж. Мерлин, неужели я...? Нет, я была не готова в этом признаться. Не сейчас. Не хотелось разбираться в своих чувствах, хотелось просто наслаждаться моментом. Смеяться и позволить этому всепоглощающему счастью захлестнуть меня с головой.
Не дожидаясь следующей пары, мы выбежали из Зала. Мне было уже безразлично, какое мы займем место и кто выиграет. Главное, мы не ударили в грязь лицом, сделали все как надо. И получили удовольствие от танца, друг от друга. Шей на радостях подхватил меня на руки, я вскрикнула и тут же залилась смехом, крепко держа его за плечи, чтобы не упасть. Мерлин, мне хотелось воспарить к небу, так счастлива я была. Впервые я чувствовала себя такой беззаботной после гибели Пенелопы. Не думала не о чем кроме происходящего в данный момент, в данную секунду. Подсознательно я вертела головой, испытывая внутренний страх. Что если Макс увидит. Узнает об этом так.
Шей поцеловал меня в щеку. Лицо мое буквально источало свет. Его очаровательная мордашка вызывала во мне такой невероятный отклик. Больше всего сейчас я желала прикоснуться к его губам, но я знала, что не имею права окончательно потерять голову пока вопрос еще не был решен. Выпорхнув из объятий Фэлла, я бегом направилась в сторону нашего туалета. Нашего. Боже, хорошо, что стены не умели говорить. Я чувствовала себя преступницей. Я обманывала Макса, я играла со огнем, я рисковала стать звездой очередных сплетен. Но эти гнетущие мысли не могли сейчас взять надо мной власть. Они были слабы против тех эмоций, которые во мне вызвал этот танец и действия Шея.
Забежав в туалет, я оглянулась назад. Шей был рядом. Оказавшись на другой стороне комнаты, я приседа на подоконник, пытаясь отдышаться. Смешки сами срывались с моих губ. Беся устроили какую-то невероятную вечеринку в моей голове, блики играли в моих глазах. Я смотрела на Шея. Почему он был такой красивый и милый сейчас? Как? Как таке было возможно? Еще недавно он не вызывал во не ничего, а теперь словно кто-то нажал рычаг и мир вокруг меня повернулся под новым углом. Я думала и чувствовала по-другому. Была такой живой и вместе с тем глупой, словно дитя. Что затмило мой мозг? Куда делись последние остатки рассудка? Мне совсем не хотелось идти куда-то теперь. Здесь мне был хорошо. А там в большом зале надо было притворяться, оглядываться на других, на Макса. Словно два совершенно разных мира.
Шей тоже дышал тяжело. Стоило ему подойти ко мне ближе, я тут же опустила руки ему на шею, продолжая лучезарно улыбаться.
-Что со мной не так? - вырвались слова прежде, чем я успела подумать. А потом поняв, что сморозила какую-то глупость, опустила глаза. И всё же так приятно было находиться рядом с ним, чувствуя его тепло, наблюдать его детскую улыбку. Я стояла и не могла оторвать взгляда, наверное, я могла стоит так вечно. Но тут голос, резко раздавшийся у меня над ухом, заставил меня вздрогнуть и подскочить на месте.
-А вчера ты обнималась с другим парнем. Симпатичным таким. Он не против этого? - Миртл глядела на меня с презрением и я захотела приложить ладони к ушам, лишь бы не слушать этого. Я и сама понимала, что поступала неправильно! Что была подлой и гадкой! И это напоминание больно ударило меня под дых. Не хватало еще того, чтобы Шей неправильно понял. Увидел, кем я была на самом деле.

0


Вы здесь » Hogwarts: Foreign countries » Хогвартс » Туалет плаксы Миртл


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC